Последние пушки города питера

18 апреля 2002 10:00

В Петербурге стало на два артиллерийских орудия больше, чем прежде. Вчера два новых сигнальных орудия вознеслись над Нарышкиным бастионом Петропавловской крепости.





Через час они застыли на деревянных подмостках, глядя на стрелку Васильевского острова. Теперь «крепостные» артиллеристы будут стрелять не в Зимний дворец, как раньше, а в Биржу и Университет.
Новые пушки заняли свои места на правой стороне Нарышкина бастиона. Сигнальные орудия Д-30 калибра 122 мм 1968 и 1978 годов выпуска (как их именуют официально) прибыли в крепость в понедельник с Артиллерийского ремонтного завода и в ожидании подъемного крана почти сутки мерзли у бастиона. В полдень услышали приветствие своих предшественниц, а после этого, невзирая на зевак и журналистов, с достоинством проплыли по воздуху к своим деревянным ложам. Заняли места и двумя пробными залпами убедили собравшихся в собственной значимости. Ничего удивительного во всей этой процедуре в принципе не было: прежние пушки свое уже отслужили. Так что с 21 апреля следить за размеренностью жизни города будут уже новые...
История полуденного петербургского выстрела уходит корнями в глубь веков: первый прозвучал в 1865 году. Его произвела сигнальная пушка во дворе Адмиралтейства. Потом большую часть двора Главного Адмиралтейства ликвидировали, и пушка в 1873 году переехала в Петропавловскую крепость. До 1917 года традиция полуденного выстрела оставалась неизменной, менялись лишь пушки.
Роль орудия на Нарышкином бастионе 25 октября 1917 года тоже нельзя переоценить. В Петропавловской крепости находился запасной штаб руководства восстания. Из крепости должны были давать сигнал о готовности сил революции к взятию Зимнего. Сигналом должен был послужить фонарь, поднятый на флагштоке Нарышкина бастиона. Фонарь долго искали и нашли только в публичном доме на Мытнинской набережной. Его повесили на бастион, но вечер был туманный, и на «Авроре», которая должна была дать холостой залп к началу восстания, не заметили сигнала. Несколько минут в крепости думали, что делать, и, наконец, решили, что должна выстрелить вестовая пушка.
С 1917 по 1926 годы пушка на бастионе изменила профиль деятельности: выстрелами начинались парады и празднества, под такие же залпы хоронили Урицкого, Дзержинского, Ленина. В 1934 году, после того как город был радиофицирован, полуденный выстрел, по решению Кирова, был отменен. И лишь в 1957-го, в год празднования 250-летия города (юбилей перенесли из-за смерти Сталина и тяжелой экономической ситуации), традицию возобновили.
Гаубицы М-10, уступившие сейчас место более современным орудиям, гремели над Невой с 1992 года. Трогательно было слышать слова начальника артиллерийского расчета Петропавловской крепости Геннадия Олейника: «Прикипел я к ним за эти годы. Они бы еще стреляли, но на складах закончились патроны. Правда, пушки все равно надо было переносить, потому что идет реставрация, а они стоят на месте будущей смотровой площадки. В итоге все совместили: и перемещение, и ремонт. Мне будет обидно, если их сдадут в металлолом и эти пушки будут лежать в куче со всем остальным оружием - ржаветь на каком-нибудь складе. Все-таки они 10 лет стреляли, у них должна быть какая-то привилегия, потому что это уже биография».
Действительно, этим пушкам впору писать мемуары. Почетными стрелками Нарышкина бастиона можно назвать композитора Андрея Петрова, актеров Кирилла Лаврова, Донатаса Баниониса, космонавта Леонида Кизима... Но в металлолом «старушек» не сдадут. Скорее всего, одна из них отправится на Государев бастион, а вторая в Артиллерийский музей.
Собственно, там им и место. Как говорит Геннадий Олейник: «У нашего расчета мечта есть - чтобы все пушки заглохли: и в Чечне, и в Афганистане - по всей планете, а стреляла только наша, потому что она - мирная».

Алексей КОБЫЛКОВ
Фото ИНТЕРПРЕСС