Митинг «наших» закончился избиением оппозиции

5 сентября 2005 10:00

На митинге «Без слов» активисты Движения сопротивления имени Петра Алексеева раздавали собравшимся листовки, в которых вина за трагедию в Беслане и другие террористические акты возлагалась на «авторитарный чиновничье-олигархический режим Путина». Организаторы митинга указали на «подстрекателей» милиционерам в штатском и дружинникам. В итоге были задержаны два активиста ДСПА, совсем еще молоденькая девушка-анархистка и внештатный фотокорреспондент агентства «Интерпресс», вероятно, за то, что снимал весь процесс (фотографа потом отпустили). Одного «алексеевца», Александра Валова, дружинник при задержании ударил кулаком в лицо, рассек бровь.




Оппозиционеры на Малой Конюшенной


Вначале оппозиционеров отвезли в 30-й отдел милиции (8-я линия В.О.), где сняли отпечатки пальцев, потом отправили в 16-й отдел милиции (19-я линия), да не просто в отдел, а в уголовный розыск. Там собралось много оперативников, приехал даже молодой подполковник из ГУВД (фамилию назвать отказался). Начали решать, что инкриминировать молодым оппозиционерам. Вот какой телефонный разговор состоялся у дежурного капитана с каким-то милицейским чином:
– За что их привлекать? Распространение листовок не является уголовным преступлением.
На том конце, видимо, посоветовали оформить оппозиционеров по статье «Оскорбление государственной символики».
– При чем тут это? Оскорбление государственной символики – это надругательство над российским флагом, гербом... – капитан уже начинал вскипать. – Они не делали ни того, ни другого.
После телефонного разговора милиционер бросил в сердцах:
– Эти начальники сами не знают, что делать! Лишь бы галочку поставить!
В протоколах задержания была сделана странная запись: «Задержан на митинге, посвященном памяти жертв трагедии в Беслане, за распространение листовок анархистского толка». Никакого криминала!
Но милицейское начальство продолжало требовать наказания для «подстрекателей». Стали выискивать в тексте листовок призывы к свержению государственного строя. Не нашли. Тогда поступила «ориентировка» на то, чтобы обвинить оппозиционеров в мелком хулиганстве. Протоколы переписали, теперь из них следовало, что все трое попали в милицию за то, что, «будучи в нетрезвом состоянии, ругались в адрес сотрудников милиции нецензурной бранью». Это была уже полная ерунда...
Ребят отпустили через четыре часа после задержания. На прощание один из оперативников сказал:
– Вот ты, корреспондент, напишешь, что я, опер Яковлев, злодей, а ты бы лучше их спросил, зачем была нужна вся эта катавасия?
И указал пальцем вверх.

Георгий МАЕВ
фото Александр БАНЬКОВ