Хроника пикирующего истребителя

29 октября 2005 10:00

На поле близ литовской деревни Йотишкяй, где 15 сентября упал российский истребитель, посеяна пшеница — по-видимому, чтобы ничто не напоминало о свалившемся с неба «подарке». Расшифрованы показания «черного ящика», от которых, как говорят эксперты, зависят выводы комиссии по расследованию инцидента. Правда, самих выводов пока нет. Зато есть первые жертвы. К счастью, не в прямом, а в переносном смысле: лишился должности главком литовских ВВС Йонас Марцинкус, не сберегший небо отчизны... Вот промежуточные итоги случившегося две недели назад инцидента. И хотя ажиотаж первых дней — как в Литве, так и в России — уже спал, вопросов по поводу происшествия не стало меньше. Пожалуй, их даже становится больше.

История с падением в Литве самолета российских ВВС ставит больше вопросов, чем можно было предполагать



Первое, что поражает, когда оказываешься в эти дни в Литве, — что вся эта история с российским истребителем вовсе не из разряда тех, что «у всех на устах». Да, это обсуждают военные, об этом говорят политики, пишут газеты, но назвать событием вселенского масштаба? Нет. Литва живет своей жизнью. И литовцы искренне удивляются, когда узнают, что в России эти события вызвали такую бурю. Как это ни парадоксально, здесь отношение к происшедшему куда спокойнее, чем можно себе представить.
— Никакого ажиотажа в Вильнюсе и не было, и нет, — рассказал мне председатель общественно-политической организации «Союз русских Литвы» Сергей Дмитриев. — Ну, конечно, некоторые политики раздувают скандал — в своих целях, разумеется. Журналисты раскручивают сенсацию — тоже понятно. А основной части народа, поверьте, до этого мало дела. Никаких акций протеста, пикетов — ничего подобного не было. У людей других забот хватает. Рост цен на бензин после урагана в Америке — по-моему, обсуждался куда активнее, ведь это касается практически каждого.
Впрочем, упомянутые политики в целом тоже отнеслись к происшедшему без излишней ажиотации.
— Мы узнали о случившемся уже через полчаса после крушения, — рассказал депутат литовского Сейма Альгис Касета, заместитель председателя парламентского комитета по безопасности и обороне. — Министр обороны сделал специальное сообщение в Сейме. Парламентарии отнеслись к этому, я бы сказал, сдержанно. Никаких радикальных заявлений, антироссийских выступлений не было.
Заметьте: как раз в эти дни, точнее — 20 сентября, Россия отложила заседание российско-литовской межправительственной комиссии по сотрудничеству — по причине «обострения ситуации». Кто же был причиной этого обострения?..
В Литве взялись за дело с не свойственной россиянам основательностью. Самолет вторгся в воздушное пространство страны? Упал? Да. Значит, причины должны быть установлены, проанализированы, учтены. Виновные — наказаны. И до тех пор, пока этого не произойдет, — ни-ни: обломки самолета и удачно катапультировавшийся пилот, майор 6-й армии ВВС и ПВО России Валерий Троянов будут оставаться в Литве. Впрочем, живется ему в Вильнюсе неплохо: вдвоем с женой, в комфортабельном номере за 100 евро в сутки (оплачивает российская сторона) — условия, по его собственным словам, комфортные. Смущает, конечно, режим домашнего ареста, но приходится терпеть.
Впрочем, как следует из многочисленных высказываний с литовской стороны, судьба майора Троянова могла бы решиться раньше, если бы резину не тянула... сама Россия, громогласно протестующая и требующая немедленно и безоговорочно вернуть на родину летчика и все то, что осталось от самолета. По мысли литовцев, противоречивые показания российских военных никак не способствуют скорейшему разрешению конфликта, как раз наоборот.
К примеру, поначалу российская сторона отрицала факт наличия оружия на борту разбившегося СУ-27. И только потом, когда на земле нашли обломки ракет, россияне признались: да, истребитель был вооружен четырьмя ракетами класса «воздух–воздух».
Не менее странно были восприняты слова руководителя находящейся в Литве группы российских экспертов генерала Сергея Байнетова. Он заявил, что Валерий Троянов, оказавшись в воздушном пространстве Литвы, не мог разобрать команды наземных служб литовских ВВС по той причине, что не владеет английским. И это при том, что литовские диспетчеры владеют... русским.
Наконец, чуть ли не сразу после инцидента литовская сторона обратилась к России с просьбой предоставить информацию с радаров, находящихся в Калининграде (напомним: самолет, пилотируемый Трояновым, летел в составе звена истребителей из Петербурга именно в Калининград). Литовские специалисты утверждают, что данные радаров наземных служб в значительной мере ускорили бы процесс выяснения причин аварии. Но запрошенных данных как не было, так и нет. Хотя Россия настаивает на том, что авария произошла из-за отказа техники (в небе над Балтикой вышло из строя навигационное оборудование, самолет потерял ориентировку, сбился с курса — и так непреднамеренно оказался в Литве). И при этом сама же не желает предоставить доказательства?

Вопросы, вопросы...

Если в первые дни после падения российского истребителя основной связанный с этим вопрос формулировался достаточно узко и предельно политизированно: «что это, случайный инцидент или умышленная провокация?», то сегодня акценты сменились. О провокации в Литве уже не говорят, зато все больше говорят о безопасности. Причин для этого хватает.


Ну хотя бы то, что российские военные самолеты постоянно бороздят небо над Балтикой на маршруте Петербург — Калининград (в чем нет ничего удивительного: в окрестностях города на Неве базируется 6-я армия ВВС и ПВО, зоной ответственности которой является весь российский Северо-Запад, а в Калининграде расположена база Балтийского флота). Военные самолеты летают в европейский анклав регулярно. И не менее регулярно залетают при этом «не туда». Протесты по поводу нарушения воздушного пространства уже высказывали России Эстония и Финляндия. При этом намекая на то, что столь вольные полеты российских «соколов» в столь оживленном районе вполне могут представлять угрозу для безопасности пассажирских авиалайнеров. Не говоря уже о том, что вообще не ясно, зачем в балтийском небе нужны вооруженные до зубов штурмовики и истребители.
К тому же технические неполадки и прочие непреодолимые трудности, на которые ссылаются военные. Что, в принципе, тоже объяснимо. Ведь, как говорят летчики, воздушный коридор над Балтийским морем достаточно узок. А подготовка у российских асов часто аховая. И вызвано это вполне прозаическими причинами: у военных нет денег на топливо, чтобы обеспечить должную интенсивность тренировок летчиков. Да и оборудование, в том числе навигационное, подводит, а на ремонт и своевременную замену тоже нет денег. Вот и получается, что российские военные самолеты в принципе в любой момент могут остаться без руля и без ветрил и залететь куда угодно.
Ну и наконец, специфический менталитет российских «ястребов» — генетическая память о холодной войне, прочно закрепившаяся в мозгах военных. Хотя сегодня Россия и является партнером НАТО, многим на шестой части суши по сей день привычнее рассматривать партнера по североатлантическому альянсу в качестве «вероятного противника», но никак не друга. А при таком раскладе инциденты с нарушением воздушных границ соседей вполне могут быть намеренными. Как говорят специалисты, связанные с воздушной разведкой, «облеты» территории сопредельных стран российскими военными самолетами происходили и раньше, периодически осуществляются и теперь. Впрочем, добавляют военные, это процесс взаимный: оттуда к нам тоже наведываются незваные гости.
Самые жаркие дискуссии по поводу безопасности связаны с ролью НАТО. Ведь, несмотря ни на что, альянс не уберег Литву. Ответственные за чистоту литовского неба германские асы прибыли на место событий лишь к шапочному разбору, — когда российский самолет уже упал.
Как свидетельствует хроника тех дней, в 15 часов 15 минут 15 сентября 2005 года главком вооруженных сил Литвы Валдас Туткус сообщил о самолете-нарушителе объединенному центру воздушных операций НАТО в Германии. Оттуда связались с дислоцированной вблизи литовского города Шяуляй эскадрильей люфтваффе, где спешно стали готовить «фантомы» для перехвата нарушителя. Но, поднявшись в воздух в 15.30, немецкие F-4 смогли только констатировать случившийся факт, облетев место падения российского СУ-27. После чего несолоно хлебавши вернулись на базу Зокняй.
Литовские политики вылили по этому поводу не одну бочку желчи. Политолог Артурас Ракас, к примеру, разразился такой сентенцией: «Они говорят, что мы накрыты надежным зонтом, однако случившийся инцидент отчетливо показывает, что этот зонт может и вовсе не раскрыться. НАТО — дорогая игрушка для взрослых мужчин. В реальной жизни это ничего не гарантирует, но требует немалых финансовых инъекций».
Впрочем, в НАТО, похоже, тоже схватились за голову. Во всяком случае, в альянсе исследуют происшествие с российским самолетом и готовятся сделать свои выводы.
Ну а на базе Зокняй под Шяуляем ждут прибытия американских истребителей — ведь функции воздушной полиции в странах Балтии в соответствии с натовским принципом ротации как раз в эти дни переходят от Германии к США.
Итак, выводов комиссии по расследованию инцидента пока нет. Но многое ясно уже теперь.
Например, все отчетливее слышны призывы литовских политиков к тому, чтобы включить в повестку дня российско-европейских переговоров вопрос о демилитаризации Калининградской области.
В то же время эти политики далеки от идеи давления на Москву, признавая как аксиому, что все должно строиться на принципах взаимопонимания и партнерства.
— Литве не нужна конфронтация с Россией, — убежденно говорит парламентарий Альгис Касета. — У нас много экономических и других вопросов, которые нам надо решать вместе. А решать их можно только в спокойной обстановке, а не в обстановке истерии. И, в сущности, даже не так важно, какими будут выводы комиссии, расследующей инцидент с российским истребителем. Если у нас будут претензии к России, мы выразим их общепринятым дипломатическим языком, без раздувания скандала, без нагнетания истерии.
Вот только готова ли к этому Россия? Ведь не так просто отказаться от впитавшейся в кровь имперской привычки бряцать оружием на необъятных рубежах. И говорить с соседями исключительно с позиции «большого брата».

Николай ДОНСКОВ, Вильнюс

P. S. Как выяснилось уже во время верстки номера, министерство обороны Литвы вновь обвиняет российскую сторону в затягивании расследования. На этот раз, по сообщению литовского военного ведомства, российские генералы представили литовцам технические данные вообще другого самолета, а не того, что разбился 15 сентября.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close