Трудности с переводом

6 октября 2005 10:00

Вчера Шанхайская заграничная объединенная инвестиционная компания (ШЗОИК) официально подвела итоги конкурса проектов «Балтийской жемчужины». Всего на конкурс было представлено пять проектов, подготовленных архитекторами из США, Швеции, Бельгии, Британии, Голландии и России. 3 октября в выставочном зале гостиницы «Прибалтийская» их оценивало международное жюри.

Инвесторы пока сами не знают, как будет выглядеть «китайская жемчужина»



Два дня общественность гадала, что же это за проекты и какой из них предпочло жюри. Однако вчера выяснилось, что в архитектурном конкурсе победила... дружба. Потому что речь, строго говоря, шла не о конкурсе, а о смотре международных предложений. Жюри занималось не выбором лучшего, а анализом плюсов, которые есть в каждом варианте. Теперь, как сообщил председатель совета директоров ШЗОИК Цай Лайсин, все эти плюсы предстоит суммировать в окончательном варианте проекта — этим займется проектный институт градостроительного проектирования при Шанхайском университете. «Иногда самая хорошая идея не может быть воплощена в жизнь потому, что придуманный архитектором объект очень трудно построить. Поэтому, принимая окончательное решение о планировке, будем смотреть с точки зрения финансов, экологии — словом, со всех сторон», — говорит господин Цай Лайсин.
По мнению председателя Комитета по инвестициям и стратегическим проектам правительства Санкт-Петербурга Максима Соколова, конкурс-смотр выполнил свою задачу, и теперь «мы все убеждены, что это будет современный, чрезвычайно красивый район». Правда, журналисты, похоже, его уверенность не вполне разделили, продолжая снова и снова спрашивать, существует ли где-то в мире опыт компиляции разных проектов, выставленных на смотр-конкурс. Председатель Комитета по градостроительству и архитектуре Александр Викторов честно сказал, что не знает. Но инвесторы заверили собравшихся, что в их стране такой опыт имеется. Так, директор проектного института при Шанхайском университете У Чжицзян делал проект для всемирной Шанхайской выставки на основе десяти предложений, выдвинутых архитекторами разных стран.


Но журналистов этот тезис почему-то опять не убедил. Они продолжали пытать Викторова: ну как можно совместить, скажем, небоскреб, предложенный американскими проектировщиками, с изогнутым в виде раковины кварталом (идея российских архитекторов) или изломанной, словно находящейся в искаженном магнитном поле застройкой, которую видят на балтийских берегах специалисты из британо-голландской команды? «Вы меня спрашиваете? — наконец выдохнул председатель Комитета по градостроительству. — Да я сам себе задаю этот вопрос и не могу найти ответа!»
Ответ, по всей видимости, будет известен в декабре-январе: именно к этому сроку китайская сторона должна представить окончательный вариант планировки. Викторов признает, что, каким бы ни был этот вариант, он его все равно утвердит, если, разумеется, не будут нарушены градостроительные нормы, потому что решение о «Жемчужине» принято и нового витка дискуссий никто не допустит. Впрочем, Викторов надеется, что здания общественного назначения будут иметь «очень интересные архитектурные формы» и новый квартал станет центром притяжения — и украсит наш город. Председатель комитета также выражает уверенность, что китайская сторона привлечет к работе над планировкой архитекторов из разных стран, в том числе из России, «потому что сроки очень сжатые и дел хватит на всех».
Впрочем, сами инвесторы весьма уклончиво ответили на вопрос о том, собираются ли они привлекать архитекторов из других стран, в частности авторов представленных на смотре предложений. Четкого ответа на вопрос, какие именно российские строительные компании будут привлечены к возведению квартала, тоже не последовало. Известно лишь, что работы по прокладке инженерных коммуникаций начнутся сегодня. По словам инвесторов, был проведен тендер, который выиграла одна компания. Но называть ее президент ЗАО «Балтийская жемчужина» Бао Цзимин отказался, сославшись на трудности с переводом...

Виктория РАБОТНОВА