Ничего не вижу, ничего не слышу

6 октября 2005 10:00

Во вторник питерское правительство одобрило проект закона «О порядке организации и проведения публичных слушаний и информирования населения при осуществлении градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге». Официальная причина, как говорится в пояснительной записке, — приведение городского законодательства в соответствие с Градостроительным кодексом. Неофициальная, и в записке не указанная, хотя и озвученная на заседании, — желание чиновников максимально ограничить число участников общественных слушаний. Одобренный проект должен полностью заменить действующий городской закон «О порядке участия граждан и их объединений в обсуждении и принятии решений в области градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге».

Как нам предлагают обустроить общественные слушания



О том, как в Петербурге проходит уплотнение и как в этом вопросе «учитывается» мнение граждан, мы рассказываем постоянно.
Еще три-четыре года назад властям нередко удавалось превратить общественное обсуждение в формальность. Объявление о слушаниях печаталось в малотиражной газете, а на сами слушания приходил десяток чиновников, несколько «своих» депутатов муниципалитета и случайных прохожих — после чего быстренько оформлялся «общественный одобрямс». Но затем граждане научились уму-разуму и стали постепенно превращать слушания в то, чем они и должны быть, — в способ выявления истинного общественного мнения. Как правило, нелицеприятного в отношении уплотнителей или авторов гигантских проектов.
В 2004 году наконец-то был принят упомянутый выше закон, устанавливающий определенные гарантии того, что мнение граждан — хотя и в рекомендательном порядке — будет учитываться при принятии градостроительных решений. При этом было подробнейше прописано, кто считается «заинтересованной», а кто — «безусловно заинтересованной» общественностью, чье мнение обязаны выяснять и учитывать. Столь же подробно прописывались и порядок информирования граждан, проведения слушаний, составления протоколов, учета сформулированного на слушаниях мнения.
Кроме этого, в законе сказано, что граждане и их объединения имеют право запрашивать и получать любые копии документов, которые являются основанием для принятия градостроительных решений, имеют право «обращаться в органы государственной власти в Санкт-Петербурге с выражением заинтересованности в участии в обсуждении градостроительного решения», после чего им обязаны направлять информационные сообщения и сообщения о проведении слушаний.
И вот теперь в предлагаемой исполнительной властью версии все это хотят или отменить или сократить до минимума. Вплоть до того, что городское правительство более не считает нужным даже направлять заинтересованной общественности информационные сообщения о проведении слушаний! Рассылать предлагается только депутатам ЗакСа и депутатам соответствующих муниципалитетов. Общественники обойдутся: чем меньше людей знает о слушаниях — тем лучше...
При обсуждении указанного проекта Валентина Матвиенко практически дословно повторила тезис, впервые высказанный в беседе с автором данной статьи год назад и с тех пор ставший для нее одним из любимых. Мол, «в городе образовался своего рода бизнес: специальные мигрирующие группы людей, в том числе направляемые конкурентами той или иной строительной компании, приходят и начинают возбуждать общественное мнение». Еще тогда пришлось заметить, что довод этот, скажем так, сомнительный. Ну хотя бы потому, что когда затевается очередное уплотнение, никого не надо специально «возбуждать». Люди сами прекрасно понимают, что надо бороться за свои интересы, за сохранение своего двора, детской площадки, сквера или за то, чтобы очередной «элитный дом» не заслонил им солнце.
Нынче Валентина Ивановна пошла еще дальше и заявила, что, мол, уже сложилась целая практика «организации и проплаты непонятно откуда взявшихся людей», которые-де занимаются «дезинформацией». А потому в проекте закона записано, что слушания проводятся исключительно «с участием граждан, проживающих на территории, применительно к которой осуществляется подготовка градостроительной документации», а также «лиц, законные интересы которых могут быть нарушены в связи с реализацией документации». Всех прочих пускать будет не велено. А то, мол, ходят по слушаниям всякие «летучие голландцы» (по выражению г-жи Матвиенко) и «мутят воду, распространяя страшилки».
Приходится заметить, что страшилки в данном случае распространяет именно губернатор. Если в Смольном известны конкретные случаи такой проплаты, пусть приведут, что называется, адреса, пароли, явки. Скажут, кто кому и за что заплатил. Если же таких фактов городское руководство назвать не в состоянии, то...

Борис ВИШНЕВСКИЙ