Фигура речи

20 октября 2005 10:00

Казалось, ничто не предвещало сенсации. Официальная отчетная конференция в Смольном, посвященная итогам двухлетнего губернаторского срока Валентины Матвиенко, шла как по писаному. «Неожиданные» (и весьма прогнозируемые) вопросы журналистов о втором губернаторском сроке и возможности похода на Кремль, в преемники Владимира Путина, парировались без тени сомнений. Президентом – «только в страшном сне», повторно губернатором – «только если горожане попросят». Но одно высказывание оказалось весьма неожиданным – о реформе местного самоуправления в городе на Неве. Валентина Ивановна признала необходимость укрупнения искусственно измельченных в свое время муниципальных округов, создания муниципалитетов по районному принципу. Это именно то, к чему так долго и безуспешно призывали городскую власть демократы. Неужели свершилось? Но не будем спешить с выводами.

В Смольном обещают муниципальную революцию? Или...



Итак, губернатор заявила, что питерское МСУ должно быть организовано иначе, чем сегодня. А именно – на базе восемнадцати городских районов, а также городов-спутников и поселков. При этом будущие районные представительные органы МСУ, по ее мнению, должны контролировать деятельность ныне существующих районных администраций, которые постепенно получают все больше финансов и полномочий.
Так что же – Смольный, наконец, согласился с тем, что нынешнее «микрорайонное» МСУ, существующее в 111 муниципальных образованиях и большей частью не имеющее ни денег, ни полномочий, неэффективно? Восемь лет, начиная с 1997 года, когда была создана такая схема, исполнительную власть убеждали в ее ущербности – и все-таки убедили? Что же, на самом деле грядет питерская «муниципальная революция», о которой так много говорили критики нынешней системы, и мы вернемся к районному МСУ, существовавшему до 1993 года?
Неужели мнение Смольного кардинально изменилось всего за год с небольшим? Ведь еще относительно недавно, в прошлом году, вице-губернатор Виктор Лобко, выступая на партийной конференции питерского отделения «Единой России», заявлял, что организация местного самоуправления на районном уровне, на которой настаивают нелюбимые им с давних времен демократы, – вещь чрезвычайно вредоносная.
«В сознание людей внедряется позиция, которая ведет к демонтажу существующей системы исполнительной власти, – говорил тогда тов. Лобко. – Если будут созданы районные муниципалитеты, то город будет ввергнут в анархию, районы превратятся в удельные княжества и никто не сможет оперативно решать вопросы». Так что надо сосредоточить усилия на том, чтобы «наполнить новым содержанием» сложившуюся систему МСУ, полагал вице-губернатор. И вот в сознании Смольного произошел поворот?
Впрочем, не все так просто.
Организация МСУ в районах – вещь чрезвычайно нужная. В этом случае муниципалитеты получат и финансы, и ресурсы, и реальные возможности решать проблемы жителей. К тому же большинство районов Петербурга не уступает по численности населения средней руки европейскому городу, и уже хотя бы по этой причине имеют право на полноценную собственную выборную власть.
Однако, как только районы получат статус муниципальных образований и в них будут избраны представительные органы, они по российскому законодательству автоматически получат не только право на собственные бюджеты, но и право на собственную исполнительную власть, назначаемую муниципальным советом. Дальше возникает естественный вопрос: что произойдет с нынешними районными администрациями, назначенными Смольным?
Существовать параллельно с муниципальными администрациями они не смогут – это просто абсурд, наличие двух аналогичных органов, ответственных за одни и те же вопросы. Значит, администрации районов должны или ликвидироваться, или превратиться в муниципальные администрации. И при этом перестать, как сейчас, быть подчиненными губернатору и городскому правительству. Ведь МСУ в России, по Конституции, отделено от государственной власти, и, скажем, администрация муниципального района «Васильевский остров» уже не обязана выполнять губернаторских команд, в отличие от администрации Василеостровского района, которая является частью системы государственной власти Петербурга.
Столь же очевидно и то, что глава муниципальной администрации никак не может назначаться ни губернатором, ни правительством Петербурга. Он даже отчитываться перед ними не обязан: единственный его «начальник» – районный муниципальный совет.
Описанная схема означает, что «под контролем губернатора» остаются лишь само городское правительство, отраслевые комитеты и управления. А все, что делается в районах, – это как жизнь на Луне, власть губернатора там заканчивается. Теоретически, конечно, могут существовать какие-то структуры, решающие общегородские вопросы на районном уровне и входящие в систему Смольного (например, отвечающие за энергетику, транспорт, управление общегородским имуществом, охрану памятников, экологию, безопасность и что-нибудь еще), но все остальное придется отдать в районы. Образование, здравоохранение, социальную защиту, жилкомхоз, благоустройство, торговлю, районное имущество и его аренду...
По большому счету, именно такая схема и нужна для управления мегаполисом, подобным Петербургу. Ну незачем КУГИ и его «районным агентствам» решать вопросы аренды подвалов и чердаков. Дело Смольного и Мариинского дворца – вопросы городского масштаба, все остальное – дело районных властей. Как, собственно, это и было в 1990–93 годах.
Если Валентина Ивановна призывает перейти именно к такой схеме – демократы, пожалуй, готовы ей аплодировать. Но, скорее всего, она имеет в виду совсем другое. Недаром она говорит, что будущие райсоветы должны лишь «контролировать деятельность ныне существующих районных администраций».
По всей видимости, предполагается, что райсоветы станут ничего не решающими контролерами над районными администрациями, которые по-прежнему будут подчиняться Смольному. Хотя такой гибрид противозаконен – как уже сказано, в силу Конституции. Сказавши «а» – о необходимости районной муниципальной власти, – неминуемо придется сказать и «бэ». И смириться с тем, что районные администрации перестанут быть «территориальными органами» городской администрации. То есть решиться на сознательную потерю немалой власти.
Но что-то подсказывает, что на такой вариант Смольный не пойдет. Демонтажа городской вертикали власти не случится. Революции не будет.

Борис ВИШНЕВСКИЙ