Зачем хорек пошел в ларек

27 октября 2005 10:00

Во вторник Городской суд признал законным постановление правительства Петербурга от 30 ноября 2004 года «О размещении и оборудовании павильонов ожидания пассажирского транспорта». Речь о том самом документе, предписывающем запретить мелкорозничную торговлю на остановках автобусов-троллейбусов и в директивном порядке убрать нынешние ларьки-киоски, заменив их рекламоносителями.

Проигран очередной судебный процесс против сноса ларьков. Мелкая коммерция не собирается сдаваться без боя




Жалобу в суд подавали депутат ЗакСа Сергей Гуляев, а также предпринимательницы Елена Гончар и Елена Евтихова. По мнению депутата, постановление городского правительства принималось с нарушением установленной процедуры (его следовало доработать в течение двух недель с учетом высказанных замечаний, но Валентина Матвиенко подписала документ в тот же день). По оценке коммерсантов, Смольным были нарушены как Устав северной столицы, так и антимонопольное законодательство. Устав – поскольку он не дает полномочий правительству Петербурга принимать подобные акты (такое решение могло быть облечено лишь в форму городского закона). Антимонопольное законодательство – потому что оно запрещает исполнительной власти принимать решения, ущемляющие один вид бизнеса в пользу другого (в данном случае – рекламного).
Все эти аргументы, однако, оказались для судьи Инги Семеновой несущественными. Надо заметить, что дело поручили проверенному человеку: год назад именно г-жа Семенова вела другой необычайно важный для исполнительной власти процесс, где депутат ЗакСа Алексей Ковалев и автор этой статьи оспаривали повышение коммунальных тарифов. И, отмахнувшись от всех доводов заявителей, вынесла – по сложнейшему делу – желанное для администрации решение, проведя в совещательной комнате около четверти часа – время, которого едва хватило бы, чтобы набрать на компьютере «постановляющую часть». Теперь, похоже, все повторилось...
– Уверена, что вердикт суда был предрешен, – считает Елена Гончар. – Это было, как мне кажется, ясно уже по поведению представителя администрации юриста Андрея Воробьева, который держался так, будто бы знал, что дело мы заранее проиграли. Все наши ходатайства отклонялись, но принимались ходатайства Смольного. Судья спросила у меня: в чем же заключается нарушение моих прав? Я ответила: в том, что я останусь без своего бизнеса, который создавала, без средств к существованию, и не смогу кормить семью. Я говорила по-русски, но г-жа Семенова словно бы ничего не поняла и повторила: а вы докажите, что ваши права нарушаются! Юрист администрации уверял суд, что тем из нас, кого выгоняют с остановок транспорта, предоставляются альтернативные места. Но это ложь: никто нам ничего не предоставляет. Ларьки же тем временем сносятся без решения суда.
И все потому, что губернатор ультимативно требует придать остановкам «европейский вид».
– Конечно, у меня было мало надежд на местную Фемиду, – признается Сергей Гуляев. – После того как чиновники расправились с Уставным судом – едва почуяли опасность отмены своего постановления о ликвидации ларьков, все прочие судьи, а также прокуроры, видимо, всё хорошо осознали. Никто не стремится быть смельчаком, защищающим закон, – героем, которому геройское звание присвоят «посмертно» – то есть после расставания с должностью. Если уж Ходорковский не смог защитить свой бизнес от государства – что говорить о малом бизнесе Петербурга? За год, который прошел с издания этого скандального постановления, Россия скатилась с 90-го на 126-е место в мире по уровню коррупции! Это происходит в том числе и благодаря такому отношению чиновников к малым предпринимателям, несвободе СМИ, подконтрольности судов и слепоте прокуратуры, подавлению парламентаризма, кумовству и внедрению единомыслия. Нынешнее решение Городского суда – еще один шаг отступления перед коррупцией... Но мы будем бороться, пойдем в Верховный суд, и не смиримся с беззаконием, творимым аппаратом Матвиенко.
Впрочем, и по поводу Верховного суда не стоит питать больших иллюзий. Недавнее рассмотрение в Москве жалобы питерских уставных судей – Александра Осоцкого и Людмилы Кулешовой (полагавших, что законодатели северной столицы неправомерно, задним числом сократили их срок полномочий) показало, что и эта судебная инстанция ничуть не более независима, чем все остальные.
Произвол властей – неизбежное зло, но если речь идет о цивилизованном обществе, с этим злом можно бороться в правовом поле. А что делать, когда суд ощущает себя частью административной системы? Собственно, это и есть один из важнейших признаков тоталитарного государства...

Борис ВИШНЕВСКИЙ
Фото ИНТЕРПРЕСС