Газ в россии больше,чем газ

10 ноября 2005 10:00

В последнее время Балтийскую газовую трубу вспоминают все чаще. Неудивительно. Строительство первой ветки Североевропейского газопровода должно вот-вот начаться (ввод в эксплуатацию первой очереди намечен на 2010 год). Генподрядчик строительства участка СЕГ на территории Ленинградской области уже выбрал субподрядчиков, работа там фактически началась (напомним, газопровод длиной 1200 километров протянется от российского Выборга под Петербургом к Грайфсвальду на северо-востоке Германии). На этом фоне все чаще раздаются голоса как за здравие, так и за упокой газового суперпроекта.

В Ленинградской области начинаются работы по строительству Североевропейского газопровода по дну Балтики



Основными критиками СЕГ являются Польша и страны Балтии. Чего стоит одно только образное определение проекту газопровода, данное в то время президентом Польши Александром Квасьневским, который назвал соглашение «пактом Путина – Шредера», недвусмысленно намекнув на пресловутый пакт Молотова – Риббентропа, разделивший Европу накануне Второй мировой. Недавно, кстати, польская сторона (на 90% обеспечивающая внутренний рынок за счет российского газа) даже объявила о том, что Газпром намерен поднять цены на поставляемый газ – якобы в ответ на непримиримую позицию в отношении СЕГ.
Президенты стран Балтии апеллируют к Евросоюзу, в один голос говоря о том, что нужно выработать консолидированную позицию ЕС, чтобы повлиять на Россию и Германию. И дело не только в том, что труба может представлять экологическую угрозу, тем более опасную, если учесть пресловутые захоронения химического оружия на дне Балтики. Немаловажен с их точки зрения и политический аспект. Россия с Германией договорились тет-а-тет, не советуясь с Евросоюзом, не спросив мнения других европейских стран – а это, мол, в принципе неверно.
Впрочем, мнения этих самых других европейских стран, похоже, куда более спокойны.
Никаких громогласных упреков в адрес Германии и России с их стороны не слышно. Напротив, европейские политики все чаще говорят о том, что их страны готовы включиться в проект и получать российский газ.
Недавно мне довелось наблюдать подобную картину собственными глазами. Премьер Литвы Альгирдас Бразаускас, который намеревался поднять вопрос о СЕГ на саммите глав государств Северной Европы, состоявшемся в конце октября в Рейкьявике, этот вопрос там действительно поднял. Но... особого отклика так не получил. Никакой резолюции по этому поводу Совет министров стран Северной Европы не принимал. А западноевропейские эксперты сошлись во мнении с присутствовавшими на саммите российскими депутатами Госдумы. Мол, раз проект поддержан главами государств (России и Германии), значит, гарантии можно считать надежными. Все необходимые экологические экспертизы будут проведены, а требуемые при строительстве и эксплуатации меры предосторожности приняты. Впрочем, такая деликатная тема – когда и какие конкретно меры – в очередной раз так и осталась за скобками.
Позиция же России в вопросе о СЕГ остается неизменной. Россия говорит: нас фактически вынудили тянуть газопровод по дну моря. Альтернативный сухопутный вариант был бы дешевле, но в то же время рискованней. Украина и Польша якобы могли в любой момент поднять стоимость транзита российского газа в Западную Европу – а это многие миллиарды, сами понимаете: на такой риск мы идти не можем...
Так или иначе, но сегодня на наших глазах происходит то, что Европе (а то и миру) предстоит осмысливать, возможно, в течение долгих десятилетий. Хотим мы этого или нет, но в очередной раз судьбы Европы (а то и мира) решаются Германией и Россией. Пресловутый пакт Молотова – Риббентропа в 1939-м, разделивший Европу, опустошительная Вторая мировая, окрашенная в зловещие тона противоборства двух тиранов – Гитлера и Сталина. 16 лет назад 9 ноября 1989-го Горбачев и Коль разрушили Берлинскую стену, которая погребла под своими обломками послевоенную коммунистическую эру в Европе... И вот теперь, в сентябре 2005-го, Путин и Шредер договорились о трансевропейской газовой трубе. Которая свяжет Россию не только с Германией (а через нее и с ее соседями), но с Голландией, Великобританией, Скандинавией... Словом, вся Европа «подсядет» на российскую газовую «иглу». А это уже, согласитесь, куда больше, чем просто газ. Со всеми вытекающими из этого факта последствиями.

Николай ДОНСКОВ
Рейкьявик – Санкт-Петербург