Отдали швартовы – и баста

14 ноября 2005 10:00

И вновь бушуют страсти в петербургском Морском порту. Полутора месяцев не прошло с окончания забастовки докеров («Новая» подробно рассказывала об этих событиях в № 60, 62, 64, 70), как на протестную тропу вышли моряки – работники компании, которая с помощью буксиров и ледоколов обслуживает суда, заходящие в акваторию порта. Несмотря на то, что 7 ноября Городской суд признал готовящуюся забастовку нелегитимной (дело в том, что на этапе оформления бумаг организаторы не сумели соблюсти все процедурные тонкости), в минувший четверг акция так называемого плавсостава ЗАО «Портовый флот» все же началась. Впрочем, сведения на этот счет, распространяемые разными сторонами – участниками конфликта, подчас прямо противоположны. Да и цели мятежников не так уж ясны, как может показаться на первый взгляд.

Очередная забастовка портовиков северной столицы: показатель цивилизованной активности масс или иные, далеко идущие планы?





Взять хотя бы сам факт: а есть ли забастовка?
– А вы как думали? – удивляется председатель профкома ЗАО «Портофлот» Григорий Полин. – В четверг бастовало около 150 человек, в пятницу – уже 350.
А вот руководство компании придерживается диаметрально противоположного мнения. «Забастовочные мероприятия не проводятся, – сказано в их официальном сообщении, датированном 10 ноября, – никаких срывов по выполнению заявок клиентов нет и не будет». Особенно характерна концовка: «Любая другая информация о «Портовом флоте», отличная от этой и исходящая от источников, не представляющих администрацию ЗАО, не соответствует действительности». Во как!
Из-за чего весь сыр-бор, спрашивать, наверное, излишне: конечно, из-за денег. Но даже в этом, требующем предельной точности вопросе, данные профсоюзных боссов и топ-менеджеров предприятия полярно расходятся. По версии первых, матрос, например, получает 6 тысяч рублей, вообще же заработки не индексировались уже три года. В директорате, напротив, уверяют, будто бы зарплата последний раз повышалась в мае, благосостояние сотрудников планомерно растет, а, называя столь низкие цифры доходов, тред-юнионисты откровенно лукавят: за счет разного рода надбавок и коэффициентов голый оклад в реалиях умножается как минимум на два.
Пока моряки доводят до работодателя свой взгляд на проблему по «итальянской» технологии: вахту несут, а все остальное – извините. Сколько так будет продолжаться? Сами адепты забастовочного движения позиционируют ноябрьскую акцию как бессрочную – мол, готовы стоять до полной до победы. Приемлемым сегодня решено считать увеличение зарплаты на 30%. Хотя на перспективу бунтовщики высказываются в таком духе, что, мол, коли прибыли порта сравнимы с европейскими, то и платить наемным работникам должны по-европейски – то есть не на треть больше, а в десятки раз.
Вместе с тем, по словам председателя объединенной профсоюзной организации Морского порта Геннадия Зайцева, если Верховный суд, где в ближайшие дни будет обжаловано решение нижестоящей судебной инстанции, признает действия моряков неправомерными, забастовку тотчас же прекратят.
– Мы – люди законопослушные, – подчеркнул г-н Зайцев в интервью «Новой газете».
Администрация «Портофлота», в свою очередь, только что направила половине своих сотрудников предписание о грядущем сокращении. С 15 февраля 315 моряков остаются без работы. Что ж, руководство объясняет свои действия банальной реструктуризацией: большая часть судов передается в аренду так называемым компаниям-операторам, и, по идее, все уволенные могут быть тут же приняты этими компаниями обратно. А могут и не быть – гарантий никто не дает. Профсоюзные деятели говорят о «беспрецедентном давлении на коллектив», ибо, по их версии, в локаут попали лишь те, кто участвует в протестных выступлениях.
Чем грозит продолжение конфронтации? Специалисты полагают, что полностью работу порта парализовать все равно не удастся. Вот изрядно ее затруднить – это да. Правда, произойдет это лишь в том случае, если вялотекущая итальянская забастовка перерастет в настоящую, французскую. Но ничего подобного, вопреки многочисленным грозным обещаниям местных тред-юнионистов, до сих пор не было. Мало того, по оценке многих экспертов, профсоюзная верхушка, затевающая в питерском порту забастовки одну за другой, на самом деле печется не о простых рабочих, а играет в ворота неких коммерческих структур, заинтересованных в искусственном снижении стоимости той или иной фирмы. Так, есть мнение, что забастовочные мероприятия докеров в июле–сентябре этого года, странно начавшиеся и еще более странно завершившиеся, – как и грандиозная вокруг них шумиха – были спровоцированы, дабы сбить цену готовящегося к продаже государственного пакета акций ОАО «Морской порт Санкт-Петербург». Так или иначе, в конце минувшей нед
ели 48% акций, принадлежавших городу и федеральному фонду имущества, перешли в собственность фирмы Chupit Ltd. (кипрского офшора, – как свидетельствуют осведомленные источники – близкого к владельцам Новолипецкого металлургического комбината) всего за 802,5 миллиона рублей. Напомним, в 2004 году 50% акций порта северной столицы РФ обошлись датской компании Jusk Staalindustrie ApS (также, по имеющимся данным, подконтрольной Новолипецкому комбинату) в $140 миллионов. Вот и считайте.
Теперь, можно сказать, доля структур, приближенных к «металлургам», в «Морском порту Санкт-Петербург» доведена до абсолюта. А основным акционером ЗАО «Портовый флот» меж тем по-прежнему является лихтенштейнский офшор Nasdor (с НЛМК никак не связанный). Вот и думайте.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
Фото Александр БАНЬКОВ