Как нам обустроить фашистов в россии

24 ноября 2005 10:00


21 ноября 2005 года


«Издайте закон, что люди равны!» – крик на форуме в инете. Здесь, как и на сотнях других форумов, всю последнюю неделю слова скорби, перемежаясь яростными спорами, тянутся длинным шлейфом за сообщениями об убийстве питерского студента, музыканта-антифашиста Тимура Качаравы. «Не простим и не забудем», «мы отомстим», – клянутся одни. «Тимур был против насилия, не дайте развязать войну!» – пытаются остановить их другие.
Тем, кто пришел в понедельник почтить память Тимура на месте его гибели (исполнилось как раз девять дней), закреплять законодательно принцип самоценности каждой человеческой жизни не требуется. Это и так закреплено в них самих. Родителями ли, собственным ли осмыслением опыта человеческих терзаний, боли и ошибок, постигнутым через вовремя прочитанные книги или слова достойного учителя, друга, через Богом данную способность любить и сострадать, – не знаю, что является ключевым звеном эволюционной цепочки обращения животного в человека. Во всяком случае, не палка, которую – по Дарвину – требуется взять в руки.
А тем, кто звериной толпой набрасывается на «инородца», «иноверца», любого «иного», – закон никогда не писан.
И я никак не могу понять: почему, зачем и для чего власть сочиняет очередные программы воспитания патриотизма и толерантности, если попутно финансирует боевую и политическую подготовку «нашистов» и дает волю неонацистам? И кто вообще, не побрезговав, примет «воспитательную программу» из рук власти, который год – то ковровыми бомбардировками, то зачистками – уничтожающей целый народ лишь за то, что он оказался заложником большой политики и больших денег?
К малой родине президента все крепче прилипает ярлык «столицы русского нацизма». В качестве радикального средства для его отклеивания правительство Санкт-Петербурга предложило программу «По воспитанию патриотизма молодежи на 2006–2010 годы».
Неделикатные коллеги любят ехидничать по поводу комсомольских пристрастий Валентины Ивановны к советской попсе – в манере одеваться, говорить, «культурно проводить досуг». Да ладно вам, гораздо страшнее неистребимая совковая привычка обращать всякое живое дело в «мероприятие».
Галочка в отчете о принятых воспитательных программах – это что, адекватная реакция на еще одну кровавую зарубку в наших сердцах, оставленную новым фашистским убийством?
С активизацией нацистов в России вообще и в Петербурге в частности очень удачно совпали события во Франции. Право слово, если бы их не случилось – то следовало бы их выдумать. Теперь, отмахиваясь от очередной «хулиганской выходки», Валентина Ивановна ловко отпасовывает брошенный обществом упрек в попустительстве: не наша вина, а общемировая тенденция, вы посмотрите, что во Франции делается!
Вот только в день поминовения Тимура Качаравы на месте его гибели генеральный консул Франции был. А губернатора Матиенко – не было. Равно как и никого другого из руководства города.
Недостало времени? Сердца? Совести? Понимания?
В Петербурге на другой день после убийства в одном из информагентств проводился круглый стол «Санкт-Петербург на пути к толерантности». Ни словом не упомянув о гибели Тимура Качаравы, приглашенные чиновники сокрушались – как бы из-за «обстановки, искусственно нагнетаемой вокруг преступлений, связанных с иностранцами», на северную столицу не поставили клеймо «города национальной нетерпимости», а то доходы от туризма сильно снизятся.
Так что, вот это скорбное бесчувствие власти и есть демонстрация ее позиции? Да заберите вы тогда все ваши программы воспитания толерантности и засуньте их... под сукно.
«Трудные подростки, неблагополучная молодежь, представители различных группировок – скинхеды, неофашисты – требуют особенно тонкого и деликатного подхода», – заявила губернатор Матвиенко на заседании правительства в ходе обсуждения программы «По воспитанию патриотизма молодежи». И выразила надежду на то, что эти «трудные подростки» должны понимать, что им есть место в этом обществе, что они востребованы.
Они понимают. И показатель их востребованности заливает кровавым цветом карту Петербурга, улицу за улицей, площадь за площадью.
А мера деликатности в отношении тех, кто пропагандирует (даже если только пропагандирует) насилие, разжигание национальной вражды и прочие человеконенавистнические идеи, определена Уголовным кодексом. Только прокуратура почему-то все деликатничает с применением этой меры. Наверное, там тоже Макаренко с Песталоцци перечитали. Гуманность нашего правосудия, правда, очень уж избирательна. С одной стороны, под предлогом роста террористической угрозы требуют ужесточения наказания (вплоть до смертной казни) – для назидания и воспитания. С другой – призывают найти неофашистам место не в тюрьме, но в обществе.
Наверное, и среди поспешно сбившихся в скинхедские стаи подростков немало тех, кого еще можно вновь обратить в человеческую веру. Но делается это не посредством издания указов и постановлений. И не путем замены их гнилой идеологии на другую, не менее гнилую – идеологию лицемерия, фальши, цинизма и формализма.

Татьяна ЛИХАНОВА
ИНТЕРПРЕСС



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close