Фокус на «форде»

28 ноября 2005 10:00

На автозаводе во Всеволожске – предзабастовочная готовность

День 26 ноября должен был стать особенным на заводе «Форд мотор компани» во Всеволожске. Конференция трудового коллектива должна была решить – объявлять ли начало полноценной забастовки или нет. Пока этого не произошло. Конференция перенесена на неделю. За это время профсоюзы устранят кое-какие формальные шероховатости – чтобы в случае чего решение о забастовке не могло быть признано незаконным.
Между тем предзабастовочное настроение на «Форде» царит уже давно. Еще 2 ноября прошла предупредительная забастовка – конвейер остановили на один час. Дальнейшие переговоры между профсоюзом и администрацией к компромиссу не привели. 21 ноября на заводе началась «итальянская забастовка» – работа строго по инструкциям, без каких бы то ни было переработок. Ну а теперь вполне возможна забастовка по полной программе – с длительной остановкой производства.




Завод «Форд» во Всеволожске запустили летом 2002 года, сейчас он выпускает в год 35 тысяч машин, на будущий год планирует увеличить выпуск почти вдвое – до 60 тысяч. Всеволожский «Форд» хорошо знаком петербуржцам. От города – час на электричке до станции Кирпичный завод, там еще несколько минут пешком. Впрочем, фордовские рабочие на электричке не ездят – у них служебная развозка, автобусы ежедневно привозят их на работу и увозят домой. Кроме этого – почти бесплатное питание (комплексный обед стоит всего 10 рублей!), медицинская страховка, скидки до 7% на покупку своих автомобилей («Форд Фокус» – очень популярная в России модель), зарплата до 15 тысяч рублей в месяц... И в таких условиях – бастовать?
– Зарплата в 15 тысяч, говорите? – усмехается лидер фордовского профсоюза Алексей Этманов. – Так она и на Ижорском заводе в среднем 15 тысяч, и на Ленинградском металлическом, этим сегодня не удивишь. Наши 15 тысяч, кстати, – только за счет овертаймов, переработки в выходные дни. Отказываешься – получишь на руки не больше 10 тысяч рублей. На заводах «Форда» в Восточной Европе платят в несколько раз больше. Да и наш управленческий персонал получает в 10–20 раз больше, чем мы. Социальный пакет? Он есть везде, на любом заводе в нормальных странах мира – и дотации на питание, и развозка. И не потому, что рабочих так любят, а потому, что это выгодно работодателю – рабочие приезжают в одно время, и конвейер не опаздывает.
На заводе работают 1700 человек, из них около 100 человек – «белые воротнички», остальные – рабочие (три смены обслуживают по полтысячи человек). Живут они и в городе, и в области: заводские автобусы во время развозки курсируют по двенадцати разным направлениям. Профсоюз существует три года, но был в зачаточном состоянии: в начале лета 2005-го в нем состояло всего 113 человек. И тут-то администрация совершила роковую ошибку: послала несколько активистов на профсоюзный семинар в Бразилии, где тоже есть филиал «Форда».
– Первое, что спросили у нас бразильцы: мужики, а что вы в вашем профсоюзе делаете? – рассказывает Алексей Этманов. – Как что делаем? Как обычно: подарки на Новый год, коллективная пьянка раз в год... Они удивились – пьянка? А сколько денег потратили? Мы говорим: наверное, долларов 700. На нас посмотрели недоуменно и спрашивают: а что, рядом нет детского дома? У детей все хорошо с лекарствами и с одеждой? У них профсоюзы сильные, и защищенность рабочих так высока, что нам и не снилось. Там даже президент – бывший профсоюзный лидер... В общем, после того как мы оттуда вернулись, стали думать...
Теперь, наверное, администрация ФМК кусает локти. Нет чтобы отправить тогда Алексея Этманова и его товарищей не на семинар, а отдыхать на те же Канары! Куда дешевле обошлось бы. А так – получили неприятностей по полной программе. Активисты профсоюза освоили международную сеть связи и обмена информацией в рабочем и профсоюзном движении TIE (Transnational Information Exchanging) – и тут же возмутились увеличением плана, которое отнюдь не сопровождалось повышением зарплаты.
Ну а затем, собрав конференцию, сформулировали свои требования. Повысить зарплату на 30% – в соответствии с увеличением плана и инфляцией. Ввести или выплату 13-й зарплаты, или систему премий (сейчас на «Форде» премий не платят – есть только оклад, плюс плата за переработку). Прекратить дискриминацию в оплате труда (те, кто пришел на завод после 1 марта 2005 года или повысил свой разряд лишь после этой даты, получают за ту же самую работу меньше старых работников). И создать паритетную комиссию по использованию фонда соцстраха.
Дальше случилась вещь по российским меркам удивительная. Увидев, что профсоюз начал реально бороться за права рабочих, в него начали вступать в массовом порядке. К ноябрю в профсоюзе было уже около 1100 человек – более 60 процентов всех работников завода. Профсоюз создал примирительную комиссию с администрацией, которая начала обсуждать выдвинутые рабочими требования. Естественно, согласия сразу достигнуто не было...
Точку зрения администрации завода сообщила «Новой» PR-менеджер «Форд мотор компани» Екатерина Кулиненко. Правда, будучи предельно любезной, предупредила: по телефону (г-жа Кулиненко постоянно находится в Москве, а не во Всеволожске) ничего комментировать не буду, пришлите вопросы по электронной почте. Но на вопросы ответила быстро и четко.
«По всем выдвинутым требованиям в настоящее время ведутся переговоры, – разъясняет г-жа Кулиненко. – В настоящий момент увеличение зарплаты на 30% невозможно. Следует отметить, что средняя зарплата на заводе одна из самых высоких в регионе. Понятие 13-й зарплаты никак не регулируется российским законодательством, скорее всего может идти речь о пересмотре системы начисления заработной платы и бонусов по результатам работы в целом. Администрация предложила перенести урегулирование вопроса бонусов на следующий год. Далее, администрация сразу согласилась на требование о пересмотре системы выплаты заработной платы. Согласование и принятие подобных решений занимает достаточно долгое время в таких больших компаниях, мы надеемся на понимание профсоюза в этом вопросе. Что касается требования по созданию паритетной комиссии по использованию средств социального страхования, оно было принято».
Эта позиция, однако, не устроила профсоюз.
– Когда мы встречались с генеральным директором Тео Штрайтом, – говорит Алексей Этманов, – он сказал: будем идти на компромисс. Но компромисса мы не видим! Да, создали комиссию по соцстраху. А что еще? Нас кормят обещаниями, но ни одного конкретного предложения нет. Новой системы оплаты труда нет, мы предложили озвучить ее на конференции 26 ноября – администрация отказывается. Только что план еще раз взлетел, зарплата не повышается, из людей выжимают все соки. Люди, которые раньше боялись голову поднять, теперь подходят и спрашивают у нас: когда наконец объявите забастовку? Что же, на конференции мы утвердим ее сроки, за десять дней, как положено, предупредим администрацию – и начнем.
С 21 ноября на «Форде» началась «итальянская забастовка», которая продлится вплоть до конца нынешней недели – когда состоится конференция трудового коллектива, которая примет решение об объявлении полноценной забастовки. В «итальянской забастовке» участвует весь коллектив завода, который перешел на работу исключительно по правилам: без увеличения скорости конвейера и без каких бы то ни было переработок.
В администрации завода к этому относятся спокойно. Надо сказать, что обе стороны конфликта вообще ведут себя крайне цивилизованно: ни обвинений, ни оскорблений – ничего этого нет, нормальный спор, хотя позиции, естественно, отличаются. «Администрация прилагает максимум усилий для нахождения компромисса, который бы устроил обе стороны, – говорит Екатерина Кулиненко. – Следует заметить, что это обоюдный процесс, и при конструктивной поддержке профсоюза и лояльности к компании он мог бы идти быстрей». О возможном изменении позиции администрации в случае, если забастовка все-таки начнется, г-жа Кулиненко говорит дипломатично: «путем забастовок трудно достичь компромисса, в компании больше верят в силу переговорного процесса, нежели в силу угроз, тем более что администрация настроена на открытый и конструктивный диалог»...
Между тем рабочие «Форда» настроены решительно.
– Впервые в России мы идем к абсолютно законной забастовке, – говорит Алексей Этманов. – Если кто-то думает, что пришел в страну третьего мира, с дешевой рабочей силой, и может вытворять что хочет, – он здорово ошибается.
Профсоюзный лидер, кстати, сам ездит на «Ладе», но, смеясь, уверяет, что дело не в плохом качестве собственной продукции. «Я – патриот «Форда», ездил бы на нем с огромным удовольствием, если бы платили достойную зарплату и у меня хватало на это денег»...
Что ж, казалось бы, подобных историй сегодня случается немало. Один только Петербургский морской порт то и дело преподносит сюрпризы: бастуют то лоцманы, то докеры, то другие портовые службы. Но, вместе с тем, есть на «Форде» своя изюминка.
Похоже, что на иностранном предприятии в России рождаются вполне «западные» отечественные профсоюзы. Такие, какими они, собственно, и должны быть. Защищающие интересы рабочих (а не руководства). Тех рабочих, которые уверены, что прибыль владельцев создается их руками. И которые твердо намерены бороться за свои права. Решительно и цивилизованно.

Борис ВИШНЕВСКИЙ
Фото ИНТЕРПРЕСС