Новые ресурсы

28 ноября 2005 10:00

Для поклонников Сергея Бабкина театр начинается с портрета их кумира – что наравне с великими взирает на публику у входа в Академическую капеллу. На всякий случай, если кто не знает: Сергей – это не родственник Надежды Бабкиной; вполне самостоятельный и раскрученный музыкант (группа 5nizzа, – ну, вспомнили?). А впрочем, стыдно не знать – парень же, чай, в Капелле выступает...



Сегодня форма одежды в обители муз – более чем демократичная. Приобщиться к высокому собралась молодежь, разодетая и разукрашенная кто во что горазд. Кроссовки, свитера, мешковатые рубашки навыпуск, джинсы, разделанные под лохмотья. Юные лица, точеные фигурки вчерашних школьниц. Девчушка с пламенно-красными волосами скользит восхищенным взглядом по золоченому литью канделябров, узорной лепнине: да-а-а, это тебе не клуб «Метро»... Новые ресурсы.
Мест свободных нет. В зале говор – обычный, предконцертный; вот только раздаются непривычные здешним стенам жаргонные слова, да обдает изредка слух легким матерком.
Радостный визг сопровождает выход маэстро со товарищи. Лицо Сергея – нарисованная белая маска с черной улыбкой до висков. Балахон до пят. Гитара. Тушите свет, началось.
Звуки песен – всплески и затишье, от зауныва к надрыву и обратно. «Мир под завязку... От Петра до Пасхи на сорванных связках поем псалмы». Не просто поем. Словно рождественская поземка, – убаюкивающее монотонное гудение то и дело переходит в яростный вихрь.
Акустика Большого концертного зала Капеллы, как принято считать, близка к идеальной. В сочетании с нею электромузыкальные эффекты дают сокрушительный эффект на барабанных перепонках: при приближении к верхним регистрам в уши будто забивают гвозди, на нижних нотах – «О-о-ой... Я иду к себе домо-ой!» – ощутимо вибрируют пол и стулья.
А в целом – приятно послушать. При соответствующем душевном настрое. И чего критики так поносят его творчество, называют «неуклюжим подражанием стилю регги» или что-то в этом роде? Не ругайте артиста, он поет как умеет. Смысла не разобрать? Так сейчас все так пишут. И то, что аккомпанирующий музыкант иногда использует свой инструмент в качестве бубна, а временами и вовсе откладывает его в сторону и побрякивает-подыгрывает конторскими счетами – так это ж, наверное, не примитив беспомощный, это художественный прием. Выглядит самобытно. Особенно – на фоне знаменитого органа Капеллы, что высится за спиной у Сережи, словно алтарь.
Все смешалось в храме муз. Сам Бабкин, приплясывающий перед этим «алтарем» в своем балахоне, смахивает на кришнаита, что забрел по ошибке не в ту церковь. Но паства здесь – его, и паства – в экстазе: фанаты узнают любимые напевы с первых аккордов, реагируя счастливым стоном.
Позади кресел партера – ящики с аппаратурой, джунгли проводов, парень в черной майке колдует над пультом. Для филармонии, может, и нетипично. Но сегодня на старинной сцене господствует другая атмосфера, тут уже вроде бы и не чужая: считай, одним клубом в городе становится больше.
Вспышки, букеты, подарки.
– Браво... Прикольно... Сссупер!!!
Уходя по Большой Конюшенной, цепляюсь взглядом за вывеску кафе. Хорошее выражение придумали. Точное. Подошло бы вполне, дабы обозначить кратко эту смесь культур и традиций, высокого и всякого. «До. Ре. Микс».

Дмитрий ПОЛЯНСКИЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close