Зимний в осаде

5 декабря 2005 10:00

В минувшую пятницу Эрмитаж договорился с Ленинградским военным округом о том, чтобы совместно противостоять натиску организаторов международного кинофестиваля «Золотой ангел». Как возник столь неожиданный союз музейщиков с военными? Ничего странного. Одно крыло исторического здания Главного штаба на Дворцовой площади занимает Государственный Эрмитаж, второе – штаб Ленинградского военного округа. Именно там организаторы фестиваля во главе с продюсером Марком Рудинштейном планируют соорудить временные павильоны для кинопросмотров в июле 2006-го. Которые на две фестивальные недели закроют здание до уровня второго этажа. Это касается как музея, так и военных. И те и другие – категорически против.

Революционные кинематографисты готовы взять Дворцовую площадь. Эрмитаж готовится к обороне




А Пиотровский и Сокуров – против


Официальная формулировка предмета переговоров директора Эрмитажа Михаила Пиотровского и командующего ЛенВО генерал-полковника Игоря Пузанова по-восточному витиевата: «о совместных усилиях по обеспечению соблюдения Регламента использования Дворцовой площади и безопасности находящихся на ней объектов культурно-исторического наследия во время проведения массовых мероприятий». Однако любой, кто хоть немного знаком с темой, отлично понимает, о каких конкретно массовых мероприятиях и объектах культурно-исторического наследия идет речь. Тем более если учесть ссылку на так называемый регламент использования Дворцовой площади. (Действующий в настоящий момент циркуляр был принят после роковой новогодней ночи 31 декабря 2001-го, когда от пожара, вспыхнувшего из-за разорвавшейся петарды на крыше арки Главного штаба, серьезно пострадала венчающая арку историческая Колесница славы. После этого в документе появился запрет на проведение такого рода мероприятий, как предлагают организаторы «Золотого ангела».)
Аргументы директора Эрмитажа и командующего ЛенВО, которые выступают против организации фестивальной площадки на Дворцовой, известны – они высказывались уже не раз. Михаил Пиотровский апеллирует к гуманитарной сфере: нужно сохранить уникальную архитектурную среду ансамбля Дворцовой площади, дать Эрмитажу возможность нормально работать, обеспечить сохранность бесценных музейных экспонатов. Генерал-полковник Игорь Пузанов по-армейски прям: штаб – это закрытый режимный объект, вольности здесь неуместны.
Сможет ли создавшаяся музейно-военная коалиция отстоять Дворцовую площадь? Не ясно. Но очевидно, что штабисты – серьезное пополнение полку противников кинофорума на Дворцовой. К числу которых, кстати, относятся и многие представители питерской культуры. Они продолжают выступать с резкими заявлениями – нет, не против самой идеи фестиваля! – но против идеи провести его именно здесь, под сенью ангела Александрийского столпа.


Макет фестивальных павильонов


Конфликт между двумя основными антагонистами – Михаилом Пиотровским и Марком Рудинштейном – на сегодня, похоже, достиг апогея, ознаменовавшись разрывом дипломатических отношений. Впрочем, так было не всегда. Поначалу Пиотровский даже согласился войти в оргкомитет фестиваля. Правда, с одним условием: чтобы кинофорум ни в коем случае не проходил на Дворцовой.
Вслед за этим события развивались вполне по законам драматургии.
Обратимся к документам. Еще в конце августа этого года в ответ на запрос Комитета культуры администрации Петербурга Михаил Пиотровский направил в Смольный письмо:
«По Вашей просьбе нами рассмотрен проект постановления правительства Санкт-Петербурга «О подготовке и проведении международного кинофестиваля «Золотой ангел». <...>
Единственное замечание относится к пункту 2 постановления: «Определить местом проведения кинофестиваля Дворцовую площадь». <...>
Мне представляется политически и организационно неприемлемым исключать Дворцовую площадь из нормального режима работы на две недели во время туристического сезона.
Мне представляется эстетически неприемлемым закрывать на две недели некими современными конструкциями (шатрами) один из главных архитектурных памятников не только нашего города, но и мира, который сотни тысяч туристов приезжают смотреть специально. А мы лишим их этой возможности. <...>
Мне представляется преждевременным принятие такого решения, пока всесторонне, с привлечением всех заинтересованных сторон оно не обсуждено».

В начале ноября в очередном письме в Комитет по культуре Смольного Пиотровский еще раз обозначил свою позицию.
«Я подтверждаю свое согласие войти в оргкомитет фестиваля. Я также подтверждаю категорическое несогласие государственного Эрмитажа с идеей строительства кинозалов на Дворцовой площади».
В то же самое время организаторы фестиваля и руководство Эрмитажа договорились провести совместную пресс-конференцию, чтобы каждый мог открыто высказать свои аргументы. Но с этим вышла неувязка. 14 ноября Марк Рудинштейн и его сторонники выступали перед журналистами соло. Как утверждают в Эрмитаже, их на эту пресс-конференцию не только не пригласили, но даже не сообщили о дате ее проведения.
На следующий день Эрмитаж распространил достаточно резкое письмо:
«Между Эрмитажем и организаторами фестиваля была достигнута договоренность о проведении совместной пресс-конференции, как лучшем средстве общественного обсуждения проблемы. <...> Организаторы фестиваля проигнорировали эти шаги и договоренности. <...> Государственный Эрмитаж удивлен таким на редкость неинтеллигентным подходом к дискуссии. Становится ясно, что все разговоры о «культурологии», «европейском характере» и т.д. – ерунда. Речь идет о торговле историческим образом и «брендом» Дворцовой площади. Это грустно. Если Петербург теряет свой дух, стиль и хороший вкус, то это более печально, чем ветхое состояние его дорог и зданий.
Государственный Эрмитаж полагает, что стиль общения организаторов с музеем ставит вопрос об отзыве согласия его директора участвовать в работе оргкомитета кинофестиваля».

К этому письму Михаил Пиотровский сделал краткую, но яркую приписку: «Стиль организации пресс-конференции показал, что этот проект, к сожалению, явно выпал из сферы культуры».
С того дня дипломатические отношения Пиотровского с Рудинштейном были разорваны. Четыре дня назад я стал невольным свидетелем того, как в Эрмитаж звонил Марк Рудинштейн, пытаясь пробиться к Михаилу Пиотровскому. Но тот был явно не склонен встречаться: тема выпала из контекста культуры!

В этом конфликте есть и третья сторона – питерские кинематографисты и деятели культуры. Которые разделились на два лагеря: сторонников и противников размещения фестивальной площадки на Дворцовой площади. Окончательное размежевание произошло после того, как 3 октября в Смольном прошло совещание под руководством Валентины Матвиенко, где обсуждалась идея фестиваля. Она была в принципе одобрена, хотя никаких официальных постановлений на этот счет не было. А участники совещания (кроме представителей Смольного и Михаила Пиотровского, там были кинорежиссеры Алексей Герман, Александр Сокуров, Владимир Бортко, Михаил Литвяков, Дмитрий Месхиев, Евгений Татарский) разделились на два лагеря – тех, кто «за» и тех, кто «против». Наиболее эмоционально «за» высказался Герман (см. «Новую» №87, 21.11.2005), «против» – Сокуров.
Вскоре появилось нашумевшее «письмо семи», которое подписали Александр Сокуров, Олег Басилашвили, Кирилл Лавров, Юрий Темирканов, Андрей Петров, Даниил Гранин, Яков Гордин.
«Мы уверены, что в случае реализации проекта будет нанесен огромный ущерб репутации Петербурга как культурной столицы России, декларирующей умение хранить национальное достояние. Именно культурная и историческая насыщенность петербургского ландшафта привлекает сотни тысяч туристов, а не желание лицезреть балаганы под окнами Эрмитажа. Подобное действо вокруг Александрийского столпа разрушает петербургский стиль – одно из главных наших достояний.»

Ну, а потом... Потом с подписантами стал потихоньку «работать» Смольный. Точнее – вице-губернатор Сергей Тарасов (пикантная деталь: его жена Варвара Владимирова – пиар-менеджер «Золотого ангела»).
Впрочем, вот что рассказали об этом «Новой».
– Да, разговор был, но никто меня специально для этого в Смольный не вызывал, – сказал Яков Гордин. – У меня была встреча по другим вопросам, но в основном речь шла действительно о «Золотом ангеле». Думаю, основная цель этого разговора была в том, чтобы убедить, что ничего плохого руководство города не хочет, наши аргументы готовы внимательно проанализировать, взвесить все за и против. Но никакой проработки, давления не было. Да и могла ли она быть? Знаете, я ведь подписант со стажем, еще с советских времен. Помню, как это происходило тогда. Сейчас – другое время. Ну а расстались мы каждый при своем мнении...
– Нет, мне никто из Смольного не звонил, – рассказал Александр Сокуров. – Думаю, подобных звонков и не будет. А что касается моего отношения к идее проведения фестиваля на Дворцовой, оно не изменилось. Я категорически против! Я внимательно изучал эскиз, который представили организаторы фестиваля, полагаю, это просто абсурд. Чудовищная бестактность по отношению к городу.

Сегодня «Золотой ангел» оказался, скажем так, в интересном положении. Он и не утвержден, и не отвергнут. С одной стороны, на словах его поддержал Смольный. С другой стороны, никаких официальных распоряжений на этот счет нет. С одной стороны, многие предрекают городу на Неве серьезные дивиденды за счет организации здесь кинофорума мирового уровня. Причем, как говорят в стане инициаторов фестиваля, спонсоры (которые упорно не называются) готовы раскошелиться только «под Дворцовую». С другой стороны, именно Дворцовую площадь оппоненты считают совершенно неподходящей для устройства там кинозалов.
Что дальше? Конечно, никаких оппонентов могут и не спросить. И фестиваль вполне могут организовать на Дворцовой без согласия Эрмитажа и неполного десятка протестующих питерских интеллигентов. В конце концов, Дворцовая площадь – не собственность Михаила Пиотровского.
– Откровенно говоря, думаю, что все уже предрешено, – невесело подытожил Яков Гордин. – Поскольку городу обещаны деньги, причем спонсор обещает их под Дворцовую площадь...
Что же, опять все решат деньги?

Николай ДОНСКОВ
Фото ИНТЕРПРЕСС



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close