Естественная убыль государственного милосердия

12 декабря 2005 10:00

Одни считают, что заключенные не просят о помиловании по той причине, что администрация пенитенциарных учреждений не стремится сделать так, чтобы «контингент» мог воспользоваться своим законным правом. Другие уверены, что все гораздо проще. Заключенные не верят в успех: дела рассматриваются долго, а процент помилований мал.

Количество прошений о помиловании со стороны заключенных резко сократилось



После того как в конце 2001 года президент Путин подписал указ о преобразовании Комиссии по помилованию, прежняя комиссия при президенте (существовавшая почти 10 лет) прекратила свое существование и были созданы региональные комиссии. Именно они рассматривают конкретные дела. Впрочем, их решение всего лишь предварительное. Итоговый вердикт – миловать или нет – все равно подписывает президент.
Первое организационное заседание петербургской комиссии по помилованию прошло 31 января, а первое рабочее совещание – 14 февраля 2002 года. В комиссию вошли 19 человек – представители городской администрации, юристы и правоведы, общественные деятели, почетные граждане города, писатели, журналисты. Возглавляет комиссию Алексей Козырев, председатель Общественного совета Санкт-Петербурга (только что он стал также членом Общественной палаты РФ). В целом 2/3 численности региональной комиссии по помилованию приходится на представителей общественности, 1/3 – на представителей исполнительной власти.
Правозащитники, как прежде, так и теперь, недоумевают по поводу того, почему в комиссию не входит ни один человек, который бы имел хоть какое-то реальное отношение к правозащитной работе. Удивляться здесь, пожалуй, нечему. Состав комиссии формируется городской администрацией: кандидаты предлагаются Комитетом по правопорядку и законности, Комитетом по печати и так далее, после чего состав комиссии утверждается губернатором города. Так что в целом туда входят люди, близкие Смольному, так сказать, представители губернаторского пула.
Комиссия принимает ходатайства о помиловании от заключенных, находящихся в местах лишения свободы, расположенных только на территории Санкт-Петербурга, всего восемь пенитенциарных учреждений (те, что находятся на территории Ленинградской области – отдельного субъекта федерации, входят в зону ответственности комиссии по помилованию Ленинградской области).
Комиссия собирается на заседания по мере поступления заявлений от осужденных, в среднем один раз в месяц. В ее компетенцию входит предварительное рассмотрение ходатайств о помиловании и вынесение своих заключений, которые затем передаются губернатору. Если глава города соглашается с мнением комиссии, соответствующее представление направляется президенту. Окончательное же решение о помиловании или об отказе, как и прежде, принимает президент.
Нельзя сказать, что Санкт-Петербургская комиссия по помилованию завалена ходатайствами от заключенных. Наоборот, в последнее время их стало куда меньше, чем в прежние годы.
Почему обращений стало меньше? Член петербургской комиссии по помилованию, депутат Законодательного собрания Петербурга Владимир Еременко предполагает, что причины следует искать внутри мест заключения. Возможно, администрация пенитенциарных учреждений недостаточно информирует заключенных об их праве подать ходатайство о помиловании или же не оказывает необходимого содействия в оформлении документов.
Кроме того, вероятно, сказывается тот факт, что окончательно по ходатайствам выносится не так уж много положительных решений.
– Мы принимаем решения о помиловании чуть ли не в половине случаев, – говорит Владимир Еременко. – Ну а потом документы направляют в Москву. Там их, во-первых, рассматривают чрезвычайно долго, а во-вторых, далеко не всегда соглашаются с нашим мнением.
Но даже несмотря на это, члены комиссии все же считают, что нынешняя региональная система более эффективна, чем прежняя централизованная (когда существовала единая Комиссия по помилованию при президенте).
– У нас намного больше возможностей общаться с конкретными людьми, чем у представителей центра, – говорит Владимир Еременко. – А нередко случалось так, что наше знакомство с тем или иным заключенным, который направил ходатайство, перевешивало чашу весов в его пользу, и мы принимали решение о помиловании.
Но окончательное решение, увы, все же не за ними.

Николай ДОНСКОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close