Восток – запад

22 декабря 2005 10:00

Уходящий год поминается многими как год небывалого единения России с западным миром. Большая европейская семья, новые горизонты сотрудничества, грядущее вступление в ВТО, председательство в «большой восьмерке» в 2006-м, грандиозные нефтегазовые проекты на берегах Балтики и Баренцева моря... Все дальше на задний план отходят такие непопулярные нынче темы, как обстановка в Чечне, небывалая централизация власти в России, несвободные выборы, преследования инакомыслящих, политически ангажированный суд, цензура в СМИ, наступление на неправительственные организации, удушение так и не вставшего на ноги гражданского общества... Совет Европы, ОБСЕ, Госдепартамент США – прежние критики Кремля – словно воды в рот набрали. А может, и правда не так уж все и плохо? И эти мучительные для западных интеллектуалов и отечественных правозащитников картины – всего лишь легкий туман на общем розовом фоне? Так сказать, муки переходного возраста, за которые и пожурить-то восточного партнера неловко? А Россия, как она клятвенно заверяет устами своих высших руководителей, к соседям – всей душой. И рука об руку – в деле обретения общеевропейских ценностей и построения общеевропейского дома. Или это только слова? Огромная страна с азиатской ухмылкой (в философском, блоковском понимании азиатчины) идет, ни на кого не озираясь, сама по себе? И, как подметил в свое время Оруэлл, думая одно, говорит другое? Идет навстречу Европе? Или...

Российско-европейский диалог – новое или хорошо забытое старое?





Поздней осенью в Петербурге практически незаметно для широкой общественности прошло одно событие. Название несколько мудреное – «Первый российский национальный круглый стол по проекту «Балтийская сеть еврорегионов». Короче – обсуждение проблем приграничного сотрудничества в регионе Балтийского моря. При иных обстоятельствах событие можно было бы считать не то чтобы эпохальным, но все же заметным (вот же она, европейская семья!). Но это при иных обстоятельствах. В нынешних реалиях – иначе. Показательно, что мероприятие прошло при полном игнорировании со стороны тех, кого ныне называют «десижинмейкерами» (теми, кто принимает реальные решения), бизнеса, даже прессы.
Впрочем, представители официальных кругов были: помощник полпреда президента по Северо-Западу, зампред комитета по внешним связям администрации Петербурга. Который нарисовал, в общем, радужную картину. Внешнеторговый оборот города на Неве вырос ровно на четверть по сравнению с тем же периодом прошлого года (почти до 9,5 миллиардов долларов за три квартала; крупнейшие торговые партнеры – Финляндия, Германия, США, Китай). Баснословно выросли инвестиции – в два с лишним раза по сравнению с прошлым годом (почти до полумиллиарда долларов; крупнейшие инвесторы – Швеция, Финляндия, США, Германия, Нидерланды. Надо полагать, что после того как начнет строиться «Балтийская жемчужина», она же «Китайский квартал», всех перекроет Китай.) Словом, глядя из Смольного, перспективы рисуются самые обнадеживающие: идет неуклонный устойчивый рост и сближение с Западом.
Но есть и иной взгляд.
– Разница в уровне социально-экономического развития России и европейских соседей составляет сегодня 2,5–3 раза, а через три года разрыв составит уже 5–6 раз, – говорит известный исследователь из Пскова Лев Шлосберг.
Поясним. Под европейскими соседями в данном случае понимаются бывшие соседи по СССР – страны Балтии. А исследование проводилось в отношении Псковской области (которая, в принципе, мало отличается от среднестатистической российской глубинки). То есть, в то время как страны Балтии в ближайшем будущем будут стремительно приближаться к общеевропейскому уровню, Россия, все так же неспешно наращивая свой потенциал, будет от Европы стремительно отдаляться.
Понятно, что Петербург с Псковом не сравнить (хотя и тот и другой оказались в географическом смысле на рубежах Единой Европы). В Питере уровень во многом почти такой же, как у балтийских соседей. Но это сегодня. А учитывая тот факт, что рост в Петербурге идет немногим активнее, чем в Пскове, в перспективе это приведет к существенному отставанию.
Кстати, совсем недавно я собственными ушами слышал от мэра Риги о том, что в качестве перспективных ориентиров на ближайшее будущее они наметили для себя социально-экономический уровень Стокгольма. И это, поверьте, вполне реально. Не буду утомлять читателя цифрами, скажу кратко: нам это и не снилось.
Такой вот парадокс. Несмотря на бодрые речевки Смольного о превращении Петербурга в «город европейских стандартов», нам до этих стандартов и теперь, и в будущем ой как далеко.



О сотрудничестве с Западом в России не говорил разве что ленивый. Мир – дружба – фестиваль! Но это – только слова. Даже организаторы круглого стола в Питере (а это, как и в целом в отношении проекта «Балтийская сеть еврорегионов», – Совет министров северных стран) признают: да, слишком много слов и совсем немного дел. 90 процентов активности приходится на заявления, декларации, круглые столы, выставки, встречи, и лишь 10 процентов – на конкретные договоренности. Хотя и это, конечно, все же лучше, чем ничего.
Здесь есть, конечно, свои объективные трудности.
– Россия находится лишь на начальной стадии ознакомления с европейской практикой, – говорит доктор экономических наук и директор Центра трансграничных исследований Николай Межевич. – Так что трудно ожидать большой вовлеченности России в процесс общеевропейской интеграции и кооперации. Причем по ряду причин для России этот путь займет существенно больше времени, чем для бывших соседей по соцлагерю.
Что и говорить. Представители приграничных областей в один голос твердят: о каком сотрудничестве речь, если регионы не обладают никакими полномочиями по развитию внешнеэкономической деятельности, все решает центр! Никакой законодательной базы относительно приграничного сотрудничества нет. Даже собственником земли и недвижимости на ней чаще всего является государство (федеральные леса, военные объекты и так далее). Это не говоря уже о том, что с юридической точки зрения муниципалитеты на правовом поле государства Российского до сих пор практически не просматриваются.
Это, конечно же, плохо. Но все же это частности. Корень проблемы, вероятно, кроется в другом.
– Развитие приграничного сотрудничества находится в тупике, как и вообще развитие отношений Европы с Россией, – уверена кандидат экономических наук, руководитель отдела института экономики РАН Наталья Смородинская. – Никакого реального диалога России с Европой нет! И в основе наших расхождений, на мой взгляд, не экономика, не разница в социально-экономическом развитии, а совершенно разная политическая психология.
Проще говоря, те патриархальные представления о роли государства и глобальной безопасности, что культивируются в сегодняшней России (пресловутая вертикаль власти, усиление роли государства в экономике, военная доктрина, внешняя политика) идут вразрез с современными мировыми тенденциями. И это становится серьезным препятствием на пути интеграции с Европой. «Вертикальная» (и в целом тупиковая) доктрина внутреннего развития России противоречит современным тенденциям горизонтального, вернее, сетевого принципа мирового развития.

Еще одно событие нынешней осени, имеющее самое непосредственное отношение к России, случилось в далеком Рейкьявике, где проходила очередная сессия Северного совета. Событие, в принципе, достаточно рутинное. Руководители стран Северной Европы (Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии, Исландии) ежегодно собираются вместе, для того чтобы обсудить свои общие проблемы. С недавних пор к ним присоединяются и руководители стран Балтии. (Формально Литва, Латвия, Эстония в Северный совет не входят, но работают с ними рука об руку.)
Приезжают и российские представители – депутаты Госдумы и сенаторы Совета Федерации, в качестве гостей. И, несмотря на то что основные темы саммитов с Россией никак не связаны, восточного соседа вспоминают постоянно. Оно и понятно: как говорить об энергетических, транспортных, экологических проблемах, проблемах безопасности Балтийского региона, минуя Россию. Огромная страна, краем выходящая на Балтику, постоянно напоминает о своем присутствии. И о чем бы ни зашел разговор у скандинавских соседей, волей-неволей он неминуемо касается России.
Ну а в этот раз о восточном соседе говорили особенно много. Северная Европа обсуждала новый план развития сотрудничества с Россией на ближайшие три года. Если точнее, не со всей страной от Калининграда до Петропавловска-на-Камчатке – такие просторы Северной Европе просто не одолеть, – а лишь с ее частью, от Калининграда до Петербурга и Мурманска – с российским Северо-Западом.
Настрой – самый что ни на есть позитивный. Все североевропейские политики повторяют в один голос: «Надо расширять и углублять сотрудничество с Россией!» Границ у такого сотрудничества практически нет. Некоторые говорят даже о создании общего рынка региона Балтийского моря, куда входят страны Северной Европы и Балтии – с одной стороны и российский Северо-Запад во главе с Санкт-Петербургом – с другой. Большинство североевропейских политиков уверены: у этого региона огромное будущее, он способен стать самым динамично развивающимся регионом Европы. Но только при том условии, если в этом примет участие Россия! Ведь с какой стороны ни посмотри на Балтику, упрешься взглядом в нее, Россию, – ее не обойти, не объехать.
Конечно, они оговариваются: да, у России масса проблем, которые надо решить, ведь они оказывают реальное влияние не только на нее саму, но и на соседей. Организованная преступность, экологические потрясения, распространение наркотиков и ВИЧ-инфекции, даже социальные проблемы бедно живущего населения – все эти язвы современного общества не знают границ, как по закону сообщающихся сосудов, перетекают из одной страны в другую. Так что безопасность и благополучие России как воздух нужны Европе, ведь без этого невозможно говорить о безопасности и благополучии всего европейского континента. Только вот решить российские проблемы Европа, тем более Северная, просто не в состоянии. Надо действовать сообща, искать общие ориентиры, договариваться. А вот здесь начинаются проблемы. На словах Россия не против. А на деле?
На деле все выглядит иначе. Демократическая Европа идет одним путем, а Россия со своей железобетонной вертикалью власти – другим. Настолько другим, что многие либеральные политики в России уже говорят о том, что не понимают, почему Запад закрывает глаза на все новые выходки России, которая ясно дает понять: Европа нам не указ, будем делать что хотим и как хотим. А многие либеральные политики на Западе говорят о том, что надо перестать заигрывать с Россией, исключить ее из «большой восьмерки» ввиду несоответствия критериям развитых демократических стран.
И вместе с тем Европа и Россия – что совершенно очевидно – находятся в состоянии взаимозависимости. Настолько тесной, что некоторые политики задаются вопросом: а кто от кого сегодня зависит – Россия от Европы или Европа от России? Учитывая планы российской энергетической экспансии в Европу (прокладка Североевропейского газопровода по дну Балтики, освоение Штокмановского нефтегазового месторождения в арктическом шельфе Баренцева моря), этот вопрос приобретает совсем не праздное звучание. И с этой точки зрения, надо полагать, западным прагматикам не с руки вспоминать России ее «гуманитарные» огрехи в области демократии и прав человека. Куда перспективнее прильнуть к газовой трубе. И не дразнить без нужды восточного соседа. А то еще, не ровен час, перекроет кран.
P.S. Редакция благодарит информационное бюро Совета министров северных стран в Санкт-Петербурге за предоставленную возможность участия в сессии Северного совета.


Цитата «Новой»
Основные направления сотрудничества Совета министров северных стран с Северо-Западным регионом Российской Федерации на 2006–2008 годы
<...> Страны Северной Европы всегда поддерживали отношения с Россией. Мотивация таких отношений сотрудничества складывалась на протяжении многих лет. Сегодня существует стремление к более широкому сотрудничеству, направленному на демократическое общественное развитие, открытые плюралистические отношения между странами по обе стороны границ и на регулируемую рыночную экономику. <...>
Регион Балтийского моря потенциально может стать ведущим регионом в Европе по темпам роста. В этом регионе Северо-Запад России и, в частности, Санкт-Петербург играют важнейшую роль. Кроме того, Калининград с его особым географическим положением также представляет особый интерес. <...>
Совет министров северных стран особенно заинтересован в развитии сотрудничества в определенных ключевых областях, в том числе.
– Развитие демократии и укрепление конституционного порядка.
– Сотрудничество в области информационных технологий и связи. <...> Сфера применения и потребность в глобальных решениях в области информационных технологий и связи в регионе Балтийского моря огромны.
– Региональное трансграничное сотрудничество – как двустороннее между странами Северной Европы и Северо-Западом России, так и трехстороннее сотрудничество между странами Балтии, странами Северной Европы и Россией. <...>
– Исследовательская работа и инновации, сотрудничество в сфере образования – это обеспечит естественную преемственность и непрерывность в контексте сотрудничества, которое уже зародилось и жизненно важно для привлекательности всего региона.
– Социальные вопросы и здравоохранение, включая борьбу с наркотиками и защиту интересов и потребностей детей и молодежи. <...>
– Охрана окружающей среды. <...>
<...> Начиная с 2006 года сотрудничество будет в первую очередь охватывать регионы Северо-Запада Российской Федерации, имеющие естественные границы – наземные или морские – либо со странами Северной Европы, либо со странами Балтии: Мурманская область, Республика Карелия, Ленинградская область, Псковская область, Санкт-Петербург и Калининград. Санкт-Петербург представляет очевидный интерес для стран Северной Европы как центр Северо-Запада России и ключ для будущего развития всего региона Балтийского моря.<...>


Цитата «Новой»
Основные направления сотрудничества Совета Министров северных стран с Северо-Западным регионом Российской Федерации на 2006–2008 годы
<...> Самое большое значение Совет министров северных стран придает следующим аспектам сотрудничества с Россией, считая их жизненно важными.
– Демократическое развитие общества, что предполагает постоянное внимание к основным правам человека и принципам правового государства как к непременным условиям развития диалога с гражданами и их необходимого участия в социально-политической жизни. Отлаженные самостоятельные структуры гражданского общества играют решающую роль в формировании свободного общественного мнения и наделения граждан полномочиями.<...>

Цитата «Новой»
Ян-Хенрик Фредриксен, парламент Норвегии:
– На Северо-Западе России существует огромное количество серьезных проблем, в том числе распространение ВИЧ-инфекции, туберкулеза. Все это также надо иметь в виду, когда мы говорим о сотрудничестве с Россией. Ведь эти инфекции представляют опасность не только непосредственно для жителей российского Северо-Запада, но и для жителей соседних регионов Европы.

Агне Хансен, парламент Швеции:
– Мы должны совместно с Россией решать общие проблемы Балтики. Это не только общие вопросы загрязнения Балтийского моря, но и возрастающие риски в связи с интенсификацией российского нефтяного транзита по Балтике. Это и проблемы безопасности в связи с захоронениями химического оружия в море. И проблема утилизации ядерных отходов. А еще когда мы говорим о сотрудничестве с Россией, необходимо в качестве условия ставить вопрос о необходимости демократизации в России!

Ристо Куйсма, парламент Финляндии:
– Борьба с оргпреступностью и наркобизнесом – также очень важные вопросы взаимодействия с Россией. И, конечно, необходимо поддерживать развитие гражданского общества в России.

Симо Рюндгрен, парламент Финляндии:
– Нам в наших странах надо бороться с предрассудками и стереотипами восприятия, надо лучше узнавать друг друга, увеличивать культурный обмен, пока этого недостаточно. И, конечно, мы должны способствовать демократизации России: развитию парламентаризма, независимости судебной власти, независимости СМИ, свободы слова.


Цитата «Новой»
Йоран Перссон, премьер-министр Швеции:
– Конечно, для нас очень важно сотрудничество с Россией. В частности, мы обсуждаем совместно с Россией такой жизненно важный вопрос, как стратегия энергетического развития ЕС. Но это не все. На повестке дня у нас очень много актуальных тем, касающихся сотрудничества с Россией в самых разных областях.

Оле Ставад, президент Северного Совета на 2006 год, Дания:
– Я абсолютно убежден, что мы должны все теснее сотрудничать с Россией, и со своей стороны я приложу к этому все усилия. А те конфликты, которые время от времени происходят у нас в связи с Россией, они, как правило, вызваны недопониманием. Мы не понимаем Россию, Россия не понимает нас. Нам надо чаще встречаться, чаще обсуждать возникающие вопросы, тогда не будет никакого непонимания и никаких недоразумений.

Кстати
Даже в суперблагополучной Северной Европе случаются свои потрясения. Накануне саммита руководителей стран Северной Европы тихий Рейкьявик потрясла женская забастовка. Впрочем, об этом объявили заранее, так что никакого хаоса не было. Все происходило исключительно мирно и организованно. За три часа до окончания рабочего дня женщины вышли на улицы. Говорили, их собралось больше двадцати тысяч, потом даже стали говорить – пятьдесят. Для ставосьмидесятитысячного Рейкьявика (и трехсоттысячной Исландии) это – цифра астрономическая. Женщины бастовали, требуя равноправия. (Это при том, что в правительствах и особенно парламентах северных стран женщин – великое множество, при том, что уровень социальной защищенности всех без исключения, хоть мужчин, хоть женщин, находится на заоблачной высоте, образование и здравоохранение одни из лучших на планете, и при этом совершенно общедоступны, ну а по уровню жизни скандинавские страны неизменно возглавляют список мировых лидеров.) Исландские женщины требовали равноправия. В первую очередь – экономического. По их мнению, им недоплачивают – за ту же работу платят на треть меньше, чем мужчинам. (Средняя зарплата сильного пола в Исландии приближается к 4 тысячам евро в месяц.) Исландские женщины митинговали, пели песни о горькой женской доле. Через три часа, минута в минуту, когда закончился официальный рабочий день, стали спокойно расходиться по домам. А на следующий день саммит руководителей стран Северной Европы начался с того, что говорили о необходимости еще более полного обеспечения прав женщин.

Николай ДОНСКОВ
Рейкьявик – Санкт-Петербург
Фото Магнус Фрёдерберг