Сорок месяцев одиночества

13 мая 2002 10:00

Завтра возобновляется судебное заседание по самому громкому криминально-политическому делу Петербурга - процессу Юрия Шутова. Напомним, если кто забыл, что бывший помощник мэра Собчака, бывший советник вице-губернатора Яцубы и действующий депутат городского Законодательного собрания обвиняется по статьям 209, 105 и 30 УК РФ. Шутову и его сообщникам инкриминируется организация бандитского формирования (на языке юриспруденции: «устойчивой вооруженной группы»), совершение умышленных убийств и приготовление к аналогичным преступлениям, которые в силу счастливых случайностей остались не совершенными.





Чистильщики приватизации
Юрий Титович отдыхает в «Крестах» без малого сорок месяцев. Он был арестован в феврале 1999 года сотрудниками 4-го отдела тогдашнего РУБОП. Предъявленные ему обвинения, откровенного говоря, мало кого удивили - криминальный нарыв «свинцовой осени» 1998-го вот-вот должен был с грохотом взорваться.
Питерскую общественность взбудоражило другое. Неужели кровавые «заказухи» действительно начинают раскрываться? Неужели закон восторжествует в отношении влиятельного бизнесмена и политика с серьезными связями во властных структурах и правоохранительных органах?
Шутовский путь в камеру «Крестов» начинался десять лет назад, с «казанских стрелок» в знаменитой гостинице «Ленинград». Сводя подворотные счеты с бывшим шефом Собчаком в истерических «собчачьих сердцах» и «прохиндиадах», Титыч занимался и более важными делами. По версии следствия, он создавал плотную систему связей в среде криминалитета и коррумпированного чиновничества. Так что к моменту смены городской власти в 1996 году он располагал солидными финансовыми средствами и политическим плацдармом. На нижних этажах, как утверждает следствие, стояла наизготовку группа вооруженных боевиков. А надводной частью айсберга стала рабочая группа думской Комиссии по проверке законности результатов приватизации.
Комиссия была создана в феврале 1996 года постановлением председателя Госдумы. Цели парламентской структуры формулировались, естественно, как набор самых благих пожеланий, но получилось у Геннадия Николаевича как всегда у Виктора Степановича. Благодаря думскому лейблу по всей стране разгроздились самозванные «рабочие группы», безо всяких правовых оснований занявшиеся пересмотром итогов приватизации. Иначе говоря - разборками за приватизированную собственность.
Юридически «рабочая группа» Шутова ничем не отличалась от любой случайно собранной компашки. Но надо отдать ей должное - именно она вписала думскую комиссию в экономическую историю РФ. С подачи могущественного вице-губернатора Яцубы шутовская группа получила в Петербурге режим наибольшего благоприятствования. Она активно проработала три года, до самого ареста Титыча. Ее деятельность подозрительным образом пересекается с материалами обвинительного заключения. Фактически Шутов разрабатывал и внедрял комбинированные методы передела собственности. Поочередно используя то парламентские постановления, то административные решения, то, по версии обвинения, пули и взрывчатку.

Свинцовая осень
С этой деятельностью так или иначе связаны практически все убийства, инкриминируемые группе Шутова. Думская комиссия была превращена в таран, которым Шутов орудовал в переделе городской собственности, пробиваясь на доходные предприятия. Те, от кого зависело распределение акций, нередко, по стечению обстоятельств, в горизонтальном положении отправлялись на погост. Одновременно расходились зловещие слухи о появлении в Петербурге некоего «диспетчера», поставившего на конвейер ликвидационные «заказы» на бизнесменов и чиновников. С этой точки зрения бросается в глаза инкриминированное шутовцам убийство предпринимателя Дмитрия Филиппова, по одной из версий заказанное из Тюмени.
Апогей «большой работы» пришелся на 1998 год. В середине февраля погибает председатель совета директоров оборонного НПО «Источник» Николай Болотовский (это предприятие работает по заказам Минобороны, производя, в частности, приборы ночного видения для российских войск в Чечне). В конце месяца расстрелян известный в городе юрист Игорь Дубовик - конкурсный управляющий домостроительного комбината N 2, владевшего акциями гостиницы «Невский палас», к которой упорно подбиралась шутовская проверочная комиссия. В октябре убиты Евгений Агарев, курировавший в городской администрации сферу ритуальных услуг, и Дмитрий Филиппов - один из столпов регионального бизнеса, возглавлявший «Менатеп - Санкт-Петербург». Кстати, взорванный в лифте Филиппов намеревался баллотироваться в Законодательное собрание по тому самому 9-му округу, где в декабре был избран Шутов.
Последняя акция готовилась против депутата Госдумы Вячеслава Шевченко, который сменил Болотовского в совете директоров «Источника». Но здесь произошла осечка. Сотрудники РУБОП сумели предотвратить покушение и арестовали неуязвимого Титыча. Начиналась вторая часть марлезонского балета.

Суд идет...
Перед судом под председательством судьи Александра Иванова предстал 21 человек во главе с Юрием Шутовым. Подсудимым предъявлено 25 преступных эпизодов, относящихся к категории тяжких и особо тяжких, включая 8 заказных убийств.
Подсудимые боевики подразделялись на две бригады. Одну из них возглавлял «афганец» Айрат Гимранов (он же Вова Большой), который, по версии обвинения, непосредственно отдавал приказы об убийствах, организовывал акции и контролировал исполнение. Другой бригадой руководил Игорь Алексашин (Пудель) - кстати, бывший член еще одной «рабочей группы по проверке законности», обвинявшийся в разбойном нападении и убитый при невыясненных обстоятельствах осенью 2000 года.
Собранная предварительным следствием доказательная база характеризовалась городской прокуратурой как прочная и основательная. Казалось, со скамьи подсудимых открывается прямая дорога на зону. Но казалось так недолго - сегодня приходится констатировать, что суд явно превращается в фарсовое шоу и делу грозит развал. Среди наблюдателей уже мало кто вспоминает азартные пари и ставки трехлетней давности: «посадят - не посадят». Но те, кто ставил тогда на второе, похоже, недалеки от выигрыша.

...и проходит
Раз за разом на суде повторяется одна и та же схема: главный обвиняемый то болеет, то лечится (на языке сокамерников это называется «косит»). Много времени уходит на решение его медицинских проблем. Целая история раскрутилась вокруг депутатского коллективного обращения с просьбой сделать Шутову нейрохирургическую операцию в Военно-медицинской академии. Законодатели отказались подписать эту «коллективку», но спикер ЗакСа обратился к судье с просьбой изменить Шутову меру пресечения для перевода в ВМА. Чего эти проблемы стоят, наглядно показал апрельский эпизод, когда адвокаты наконец добились для Шутова специального курса лечения, от которого тот отказался.
Защита тем временем разыгрывает репризы, которым позавидовали бы Пат и Паташон. Адвокат Шутова Андрей Пелевин отстранен от участия в процессе за демонстративное неуважение к суду. Адвокаты Владислав Позник, Юрий Васильев и Наталья Осипова также «освобождены», поскольку, как выяснилось, забыли заключить с Юрием Титовичем требуемый по форме договор. Все эти процедурные нестыковки тоже сжирают массу времени и заодно позволяют подсудимым говорить об ущемлении своего права на защиту. Пелевин уверенно заявляет: 14 мая судебное заседание снова будет отложено на длительный срок. Ведь новым защитникам еще предстоит определиться и знакомиться с многотомным делом. А там, глядишь, Юрий Титович заболеет по новой, кто-то из пацанов вслед за подсудимым Николаевым перекусит себе вены, кто-то по примеру подсудимого Минакова пожелает сменить адвоката, а кто-то перестанет понимать русский язык и потребует переводчика с суахили.
Регулярные «оттяги» и откровенные клоунады (например, бумага с претензиями Николаева, брошенная из-за решетки в лицо судье Иванову) явно нервируют обвинение. Сторонники и единомышленники Шутова ведут интенсивный накат на прокуратуру Петербурга: мол, депутата четвертый год держат в тюрьме без приговора. Сам же главный обвиняемый, как ни странно, дает отдохнуть своему неиссякаемому фонтану - он явно укрепляется в надежде на благополучный для себя исход дела. Оправдание Юрия Шутова превращается во вполне реальную перспективу.
По мере того как суд увязает в собственной процедуре и надуманных претензиях, обвинительные материалы отходят на второй план. Доказательная база перестает смотреться с прежней прочностью. Позиция прокуратуры сильно подорвана отсутствием в суде важных потерпевших и хорошо информированных свидетелей. В такой ситуации суду, похоже, остается расписаться в бессилии. Трехлетние усилия правоохраны и правосудия спускаются в песок.
...В феврале 1999 года в питерских СМИ высказывалась надежда на то, что пример Шутова кое-кого должен будет удерживать от резких движений. Опыт последних трех лет этого, увы, не подтвердил. Какие выводы будут сделаны, если процесс вообще сойдет на нет, можно заранее представить. Помните слова песни незабвенного Фредди Меркьюри: «Шоу должно быть продолжено»?

Александр ШАЛАШЕВ
Фото ИНТЕРПРЕСС