Золотая пыль

12 января 2006 10:00

История о том, как люди гибнут за металл, в самом буквальном смысле

Участие сотрудников спецслужб в криминальных разборках на стороне той или иной преступной группировки для современной России уже давно не представляет ничего удивительного. Одна из таких историй закончилась в Городском суде Петербурга в самый канун нового, 2006, года.
Оперуполномоченный (теперь уже бывший) 10-го отдела УБОП ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области Алексей Макеев на семь лет отправился в колонию строгого режима за участие в междоусобной борьбе между двумя группами сбытчиков ворованного шлама, содержащего платину, золото и прочие редкоземельные металлы. Изначально Макеева и его подельников (инвалида второй группы Василия Панькина, помощника машиниста локомотивного депо из карельского города Кемь Игоря Земскова и специалиста по логистике фирмы СЗТГ Сергея Павлакова) обвиняли в похищении человека и убийстве. Однако доказать в суде их причастность к убийству не удалось, остался лишь эпизод с похищением. В итоге Панькин, как и Макеев, также получил семь лет колонии, а Земсков с Павлаковым – на год меньше. А что до убийства – отделу Генеральной прокуратуры по СЗФО придется искать убийц заново.


Эта криминальная история уходит корнями в последнее десятилетие прошлого века. Тогда пышным цветом расцвел криминальный бизнес по нелегальной перепродаже похищенного с горнодобывающих предприятий России шлама, содержащего ценные и редкоземельные металлы. Тонна такого сырья шла в среднем за миллион долларов. Вокруг этого бизнеса возникла целая сеть организованных преступных группировок. Они занимались хищениями шлама, переправкой его из горнодобывающих областей в крупные города и дальнейшим сбытом.
Несколько таких группировок сложилось и вокруг ГМК «Норникель» и его филиалов. Между ними возникла схватка за тонну уже завезенного в Петербург ценного шлама. Борьба эта шла не на жизнь, а на смерть. Собственно, обе конкурирующие группировки некогда были единым целым, входя в преступную группу некоего Громова. Под его руководством похитители и сбытчики действовали как минимум восемь лет. В эту группу входил Семен Иванов, считавшийся правой рукой Громова и занимавшийся сбытом похищенного и силовым прикрытием действий громовского коллектива. Но после того как Громов оказался в тюрьме, группировка разделилась. Часть людей ушли к Иванову, решившему взять бизнес под себя, часть остались верны прежнему лидеру, оказавшемуся за решеткой. К апрелю 2001 года отношения между двумя частями некогда единой команды оказались весьма непростыми, хотя друг без друга им было, судя по всему, никак не обойтись – в руках одних оказалась вся налаженная система сбыта, в руках других – цепочка хищений ценного шлама.
Иванов не оставлял попыток взять под свой контроль и линию доступа к шламу, поэтому, когда в феврале 2001 года с тонной шлама из Мончегорска (там находился филиал ГМК «Норникель») прибыли Алешинцев и Караваев, оставшиеся в группе верных Громову людей, Иванов, через которого шел сбыт товара, принялся воплощать в жизнь свой план. К началу апреля Алешинцеву с Караваевым удалось продать большую часть привезенного шлама, получив, по данным следствия, около 800 тысяч долларов. Деньги хранились в тайнике на квартире, которую снимали в Петербурге «шламовые коммерсанты», а остатки товара – за городом, на дачном участке приятеля Алешинцева в поселке Назия.
По показаниям Алешинцева, как-то раз Иванов пригласил их отпраздновать удачную сделку в ресторан гостиницы «Европейская», а когда они вернулись на квартиру, то обнаружили, что их жилище подверглось беспощадному налету, в результате которого в квартире был устроен форменный разгром, а деньги из тайника пропали. И Алешинцев, и Караваев подозревали в причастности к случившемуся Иванова, но вынуждены были продолжать вести через него свои дела.
Иванов же тем временем разработал план захвата остатков бизнеса «сидельца» Громова. Караваева планировалось устранить (по некоторым данным, Иванов заплатил за «заказ» 30 тысяч долларов). Алешинцева же предполагалось захватить и силой заставить работать на себя. Для осуществления операции Иванов, согласно материалам предварительного следствия, привлек двух сотрудников Управления специальной службы милиции ГУВД Санкт-Петербурга: капитана Евгения Маликова и капитана Алексея Макеева, вскоре перешедшего на работу в 10-й отдел УБОП. Именно они, по замыслу Иванова, должны были, используя свои милицейские документы, захватить Алешинцева.
В один из дней апреля 2001 года Караваев был застрелен (его убийц следствию и предстоит теперь искать по новой). Алешинцева же похитили, вывезли за город и в течение нескольких дней, перевозя с места на место, с помощью побоев и угроз «уговорили» принять предложение Иванова работать на него...
На преступную группу удалось выйти сотрудникам убойного отдела Приморского РУВД Петербурга, расследовавшим убийство Александра Караваева. Правда, за время поисков преступников часть предполагаемых членов преступной группы во главе с Ивановым сумели скрыться. Впрочем, Семен Иванов скрывался недолго – в июне 2001 года он был убит в Мончегорске.
В том же июне 2001-го был убит и оперуполномоченный УССМ капитан Евгений Маликов. Его застрелили в Петербурге возле гостиницы «Карелия», около собственного мерседеса, с пятью тысячами долларов в кармане. Убийцу, скрывшегося с места преступления, задержали через три дня – им оказался некто Алексей Котик, житель Якутии. Был задержан и его подельник Евгений Гнутов, официально неработающий.

Александр САМОЙЛОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close