Больше трех не собираться

16 января 2006 10:00

В ближайшие дни вступит в силу новый порядок рассмотрения уведомлений о проведении публичных мероприятий – митингов, собраний, демонстраций, шествий и пикетов. Перед Новым годом городское правительство утвердило его своим постановлением, и через 10 дней после официальной публикации он начнет действовать. Внимательный анализ смольнинского документа показывает: на пути любых публичных акций выстраиваются все новые и новые препоны. Понятное дело, они будут касаться в первую очередь оппозиции, тот, кто пожелает публично продемонстрировать согласие с городскими или федеральными властями, может быть спокоен.

Митинги и пикеты оппозиции объявят вне закона?





Прежде в Петербурге действовал закон о порядке проведения гражданских акций, принятый в 2001 году, и порядок рассмотрения уведомлений, установленный приказом губернатора Владимира Яковлева в июле 2000 года. Уведомления о массовых акциях с числом участников менее 500 человек рассматривались районными администрациями, свыше 500 человек – городской администрацией. Там же, в Смольном, рассматривались и уведомления, касающиеся проведения массовых акций в семи «особых зонах», наиболее значимых местах города: на Дворцовой площади, Исаакиевской площади, площади Пролетарской Диктатуры, площади Искусств, Марсовом поле, Невском проспекте, у Казанского собора и у Смольного.
Летом 2004 года был принят федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», а через год – в мае 2005-го – закон Санкт-Петербурга «О порядке подачи уведомления о проведении публичного мероприятия на территории Санкт-Петербурга». Казалось бы, городское правительство ничего нового теперь не придумало – своим предновогодним решением оно лишь исполняет эти законы. Но на самом деле все не так просто.



Восьмая статья федерального закона устанавливает: публичное мероприятие может проводиться «в любых пригодных для целей данного мероприятия местах». Однозначно запрещенными считаются лишь территории, «непосредственно прилегающие к опасным производственным объектам и к иным объектам, эксплуатация которых требует соблюдения специальных правил техники безопасности», это – путепроводы, железнодорожные магистрали и полосы отвода железных дорог, нефте-, газо- и продуктопроводов, ЛЭП и так далее. И еще – «территории, непосредственно прилегающие к резиденциям президента РФ, к зданиям, занимаемым судами, к территориям и зданиям учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы». Последнее, заметим, вызывает вопросы: а где же граждане должны выражать свое мнение о деятельности президента или о ходе и результатах судебных процессов?
Далее, место считается «подходящим» лишь в том случае, если проведение мероприятия «не создает угрозы обрушения зданий и сооружений или иной угрозы безопасности участников данного публичного мероприятия». Что же, в свое время мы рассказывали о том, как организаторам митинга протеста против монетизации у Мариинского дворца упорно отказывали в согласовании его проведения, ссылаясь на то, что... может рухнуть Синий мост через Мойку. А затем стали ссылаться на отсутствие гарантий безопасности участников митингов, поскольку фасад Мариинского дворца ремонтируют.
Следующая «рогатка»: порядок проведения публичного мероприятия на территориях объектов, являющихся памятниками истории и культуры, определяется региональной администрацией «с учетом особенностей таких объектов и требований настоящего Федерального закона».
Все перечисленное, как несложно видеть, дает региональным властям неограниченный простор для творчества.
Постановление питерского правительства – яркий тому пример.

Итак, если число участников акции менее 500 человек – уведомления, как и раньше, рассматривает районная администрация. Если больше 500 человек – Комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности городской администрации. Он же рассматривает и уведомления, касающиеся «особых зон», только их число теперь существенно возросло.
К перечисленным выше «зонам» добавились площадь Ленина у Финляндского вокзала, Пионерская площадь у ТЮЗа, Стрелка Васильевского острова, площадь Восстания, площадь перед театром «Балтийский дом», комплекс «Дворец Конгрессов» (Константиновский дворец), резиденция полпреда президента на Северо-Западе, Таврический дворец, где размещается межпарламентская ассамблея СНГ, здание ТРК «Петербург», аэропорт Пулково. А также все здания, где расположены исполнительные органы государственной власти Санкт-Петербурга, прокуратуры и консульства. Районным администрациям рассматривать эти заявки уже не доверяют...
Де-юре, получив уведомление, районная администрация или комитет по законности должны лишь «довести до организаторов мероприятия предложения и информацию». Де-факто это означает, что они могут предложить организаторам акции провести ее или в другом месте, или в другое время.
Это предложение, от которого невозможно отказаться: ведь в 5-й статье федерального закона сказано, что «организатор публичного мероприятия не вправе проводить его, если с органом исполнительной власти субъекта РФ... не было согласовано изменение по их мотивированному предложению места и (или) времени проведения публичного мероприятия».
Переведем с юридического языка на русский: либо ты соглашаешься, либо акция объявляется «несогласованной», а значит – незаконной. Соответственно, всем участникам светят милицейские дубинки, «обезьянник» и прочие прелести нашего правосудия.
И еще: если публичная акция планируется на территории историко-культурного объекта, копия уведомления направляется в КГИОП. Теоретически этот орган вообще никак не включен в процесс рассмотрения уведомлений о массовых акциях. Но практически, пользуясь федеральным законом, Смольный наделил КГИОП правом «доводить до организаторов перечень требований, соблюдение которых обязательно всеми участниками мероприятия для обеспечения защиты и сохранения исторического и культурного наследия Санкт-Петербурга».
Опять же, если перевести на русский язык: вполне могут потребовать не топтать ногами «историческое наследие», коим, в соответствии с законодательством, является, например, Дворцовая площадь или территория Малой Конюшенной улицы, где питерская оппозиция много лет проводит акции протеста. Откажешься – см. выше: акция тут же будет объявлена незаконной и «уполномоченный представитель органа власти» при помощи «уполномоченного представителя органа внутренних дел» потребует ее прекратить. Со всеми описанными выше последствиями для участников...

Борис ВИШНЕВСКИЙ
Фото Александр БАНЬКОВ, Николай КУХАРСКИЙ


Кстати
Практика, в соответствии с которой Смольный делает все для того, чтобы воспрепятствовать акциям протеста оппозиции, достаточно обширна. Если дана команда «не пущать», то в районных администрациях, не стесняясь, заявляют оппозиционерам: через два часа приходите за отказом. Теперь все это поставят на юридическую основу – и будут не пущать уже со ссылкой на правовые акты.
Что остается гражданам, которым категорически не дают выражать свое мнение? Выборы? Но губернатора теперь не выбирают. Референдум? Но все попытки даже запустить этот процесс наглухо блокируются.
Вот и сейчас в очередной раз отложен (до 31 января) процесс в Октябрьском суде, где инициаторы референдума по «Балтийской жемчужине» пытаются доказать, что городской парламент должен был или зарегистрировать их инициативную группу, или отказать им в ее регистрации (что можно было обжаловать в суде). А коли он не сделал ни того ни другого – это есть бездействие, законом не дозволенное.
Однако юристы Мариинского дворца придерживаются противоположного мнения, полагая, что ежели написали проект постановления (но не стали его рассматривать) – это уже не бездействие. Да, не смогли – но ведь хотели же? Теперь многое зависит от мнения Городской прокуратуры, которая по ходатайству районной прокуратуры привлечена к участию в процессе.