Если хочешь мира, готовься к войне

16 мая 2002 10:00

«Хотят ли русские войны» - так был озаглавлен «круглый стол», состоявшийся 14 мая в петербургском информагентстве «Росбалт». По первому впечатлению, состав основных участников мог показаться странным: политтехнолог Глеб Павловский, бывший контрразведчик генерал Николай Рыжак, профессор Петербургского университета Александр Юрьев. Но это только на первый взгляд. Как показал ход дискуссии, соседство было не только закономерным, но и глубоко символичным.





Ключевая фигура здесь, конечно же, Глеб Павловский - кремлевский политтехнолог, глава Фонда эффективной политики. «Я - лишь один из многих людей, дающих Путину советы», - говорит он о себе. Но многие считают, что здесь он скромничает, и представляют его этаким злым гением, стоящим за спиной ВВП. Ему же приписывают заслуги по избранию Владимира Владимировича президентом, от чего он, в сущности, не отказывается.
Павловский - историк и, как его иногда называют, - самая влиятельная фигура в России из числа бывших диссидентов. Правда, бесповоротно разошедшийся с бывшими товарищами по духу. Произошло это после того, как КГБ обвинило Павловского в антисоветской деятельности за участие в издании вольнолюбивых публицистических произведений. Ему светил срок, но он признал свою вину, и наказание смягчили, заменив тюрьму ссылкой в КомиАССР. По возвращении оттуда диссидентский мир не принял Павловского, сочтя его поступок не соответствующим кодексу чести диссидента. Но, похоже, он не особенно страдал. И многие упрекнули его в том, что после этого он стал презрительно относиться к бывшим соратникам.
Впрочем, пора обид и крайностей в оценках давно позади. Сегодня вполне состоявшийся (и, надо полагать, состоятельный) политтехнолог Павловский примирительно говорит о том, что диссиденты во многом ошибались. И бог с ними. Сегодня речь уже совсем о другом - о государственной политике. Согласитесь, даже намек на идентификацию их взглядов с государственной доктриной был бы воспринят диссидентами как политическое харакири. Но Павловский призывает сегодня именно к государственности мышления. И теперь уже даже многие близкие к Кремлю единомышленники упрекают его в цинизме суждений. «Это не так, - возражает он, - это реализм»...
Впрочем, предоставим слово самим участникам дискуссии, чьи откровенные высказывания не нуждаются в комментариях. Имеющий уши да услышит.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ:
- События 9 мая в Дагестане избавляют меня от необходимости преамбулы. Итак, сегодня обстоятельства войны нам предложены. Почему-то прежде по непонятным причинам долгое время состояние мира считалось естественным. И это породило массу обольщений. Хотя ведь никто никогда не доказал, что состояние мира есть естественное состояние человечества. Россия жила иллюзиями. В то время, когда все уже давно воевали или готовились к войне, Россия такую возможность не рассматривала.
Сегодняшняя реальность состоит в том, что мы вступили в полосу непредсказуемых потрясений. Новый мировой порядок возникнет нескоро, скорее всего после целой серии различных войн. Хотелось бы только, чтобы ни одна из них не стала всеобщей.
Глобальный мир рухнул не только в России, а на всей планете. Все старые институты перестали работать на усиление безопасности: рухнул Варшавский договор, на наших глазах идет крушение военно-политического потенциала НАТО. Одновременно процессы мировой глобализации способствуют снижению уровня безопасности в мире.
Суверенитет собственного населения невозможно сохранить иначе как через массовые коммуникации, которые, в свою очередь, являются частью мировой сети коммуникаций. Сегодня никто, даже Китай не в состоянии выстроить полностью независимую от мира сеть коммуникаций. Да, кстати, если бы это произошло, мы бы оказались неконкурентоспособны в мире. В то же время нужно стремиться выстраивать такую систему коммуникаций, при которой переключение режима с обычного на военный пользовалось бы поддержкой населения. И можно говорить о том, что сегодня это в России уже есть. И в этих условиях нынешняя власть этим не злоупотребляет. Она могла бы вести себя намного жестче, а ведет себя исключительно лояльно.
Созданию и существованию такой системы способствуют все проходящие сегодня реформы - от реформы образования до реформы власти. В том числе созданная два года назад система федеральных округов. Это понижает у потенциальных противников России соблазн делать ставку на расчленение России (а в начале 90-х этот соблазн был исключительно велик).
Кто сегодня может стать противником? В современном мире, в условиях мировой глобализации, в противника может превратиться некая группа, связанная определенными интересами, которая прежде никогда не рассматривалась в качестве потенциального противника.

Александр ЮРЬЕВ:
- Сегодня появились совершенно новые категории людей, которые, по существу, ведут войну, но при этом не принадлежат ни к одной из общепризнанных категорий, которые традиционно этим занимаются (армия, спецслужбы, партизаны, национально-освободительные движения). Это - террористы. Причем они ведут войну в глобальных масштабах, по всему миру. Изменилось и понятие оружия. Это уже не обязательно специально созданные орудия уничтожения. Это может быть любой техногенный фактор, средство техногенного воздействия.
Уверен, что в основе масштабных техногенных аварий в СССР конца 80-х годов было целенаправленное внешнее воздействие. В том числе и в Чернобыле. И хотя это не было признано, по сути, это были военные действия - война с целью разрушить СССР.
Не менее опасна и информационная глобализация. Советский Союз рухнул в результате информационной войны. А экономическая глобализация, в свою очередь, позволяет завладеть ресурсами. Бесспорный факт также, что против России ведется наркотическая война. И потери от нее больше, чем потери в Великой Отечественной войне. Сегодня налицо все признаки того, что война идет: мы теряем экономический потенциал, территории, а главное - людские ресурсы, до 1 миллиона в год (убыль населения в России).
Так что война идет! Прежде СССР, а сегодня Россия находится в состоянии войны. С какой целью покушаются на Россию? Из-за ее ресурсов.

Николай РЫЖАК:
- Да, в СССР были, конечно, определенные недостатки общественно-политического строя, но не обошлось и без внешнего воздействия.
Но мы нарушили принцип отстаивания национальных интересов. Теперь необходимо выстроить национально-государственную идею и на ее основе сплотить народ.
Глубокое заблуждение, что армия должна стать полностью профессиональной. Вспомните Великую отечественную войну. Кадровые части были уничтожены первыми. А потом СССР вновь и вновь выставлял подготовленный резерв. Если сегодня произойдет что-то в Центральной Азии (Афганистан, плюс бывшие советские среднеазиатские республики), Россия должна будет выставить намного больше живой силы, чем предполагает профессиональная армия.
...Или вот гражданское общество. Когда мы разрушили систему безопасности страны - вся школа системы безопасности, розыскная деятельность - все это ушло... Но нельзя подрывать безопасность, это надо пестовать. Плохо, если спецслужбы предоставлены сами себе. Но и система контроля над ними должна быть продумана. Без осознания гражданским обществом своей сопричастности государственному строительству мы ни к чему не придем.

Такие вот рассуждения. Можно, конечно, усмехнуться по поводу высказываний университетского профессора, сильно смахивающих на умопостроения маргиналов о мировой закулисе и жидомасонском заговоре. Впрочем, сам профессор открестился от теории заговора. Но дело не в этом... Контрразведчик, университетский профессор, кремлевский политтехнолог... Одного мучает ностальгия по налаженной системе розыскной деятельности, другой шлифует мировоззрение студенческой молодежи. А третий - «один из многих людей, дающих Путину советы» - со всеми вытекающими из этой скромной формулировки последствиями. Да плюс еще «гражданское общество» и «свободная пресса» (она же - коммуникационные сети). Ощущаете? Так-то вот. И никакого цинизма. Сплошной реализм.

Николай ДОНСКОВ