Германия как воля и представление

16 мая 2002 10:00

С 15 по 26 мая Петербургский Музей кино и Гете-инстиитут представляют в Доме кино очередную программу из годового цикла «RWF - это Фассбиндер». На этот раз - «Германия Фассбиндера».





После непродолжительной паузы, которая, возможно, могла показаться кому-то глотком свежего воздуха, Музей кино взялся за прежнее... Впереди нам светит еще много Фассбиндера. Следуя доброй немецкой традиции, трудоголик RWF отснял за свою недолгую жизнь безумное для какого-нибудь русского, итальянца или француза количество фильмов. Так что еще полгода и, вероятно, будет актуально говорить о переименовании Музея кино в Музей Фассбиндера - к вящему восторгу «продвинутых» студентов СПбГУ. Правда, предстоящая программа может порадовать не только фанатичных поклонников Фассбиндера, но и самых обычных зрителей, поскольку мы увидим некоторые из его лучших картин.
Стержневая идея всего показа формулируется довольно замысловато: в то время как государство Германия восстанавливает пережившую потрясение войной экономику и формирует новую внутреннюю политику, простые люди не могут забыть и просто так отбросить свое недавнее историческое прошлое. Идея настолько не оригинальна, что даже страшно становится. Но в том и состоит прелесть всего немецкого искусства, что из расхожих банальностей германские режиссёры и писатели вытягивают все живительные соки - и эти банальности обретают форму онтологических истин, притч.
Три фильма: «Замужество Марии Браун», «Лола», «Тоска Вероники Фосс» традиционно объединяются в так называемую «аденауэровскую трилогию», которая как раз и иллюстрирует предыдущее рассуждение. Показательно, что все три картины посвящены женщинам, которые воплощают, опять-таки по доброй немецкой традиции, саму Германию. Но здесь родина Фассбиндера не похожа на классические лубочные изображения пышногрудой красавицы, вдохновляющей своих сынов на подвиг. Эта Германия с нервным артистическим лицом и постоянными рефлексиями, которая всегда чего-то ждет, но почти никогда этого не получает. Разочарованная и несчастная.
К этой же теме Фассбиндер обращается и в картине «Вознесение матушки Кюстерс», где сквозь навязчивый реализм можно разглядеть злую сатиру на политическую обстановку времени «экономического подъема». Коммунисты, анархисты, капиталисты и жадные до сенсаций журналисты снуют на экране в почти босховском хороводе вокруг несчастной вдовы Кюстерс.
Из общего ряда несколько выбивается картина «Третье поколение», где кадры сменяют друг друга с устрашающей скоростью, а сюжет запутан до невозможности. Террористы борются не за свои убеждения, а просто жаждут острых впечатлений, бесконечного действия - чтобы и кровь, и деньги, и слава. Конечные цели не важны, идеология служит лишь маской одним и средством для банальной наживы другим. Завораживающее зрелище, которое несколько теряет от всепоглощающего немецкого морализаторства. Самым забавным в этом трагичном фильме, безусловно, является пароль террористов: «Мир как воля и представление» - название великого труда Шопенгауэра, что сразу настраивает зрителя на поиски литературных и исторических аллюзий, каковые разбросаны по всему фильму в неимоверном количестве (не говоря уже о киноцитатах).
А завершит весь этот показ документальный фильм Ф.Хопфа и М.Майнка «Райнер Вернер Фассбиндер, 1977», где главный герой запечатлен в момент создания одного из своих многочисленных киношедевров.

Юлия ГАВРИЛКО