Квартирный вопрос

16 февраля 2006 10:00

В этой истории, и без того трагичной (см. НГ № 71 за прошлый год), за последнее время наметился новый, не менее страшный поворот. Семья Леонида Айрапетяна, пережившего в детстве сталинскую ссылку, а в зрелые годы, живя в Баку, – азербайджанские погромы, сегодня столкнулась уже с местными, питерскими нелюдьми.

Жизнь становится невыносимой, когда он смешивается еще и с национальным




Из коммуналки – на больничную койку


Еще когда они только обживались на этой, тогда еще служебной, жилплощади, знакомые предрекали многодетной семье Айрапетян–Агаян серьезные неприятности: «Да мало ли, что гнилая коммуналка, полуподвал с проваливающимся полом? Главное – место какое, дворы Невского-108, у площади Восстания! Тут любая лачуга – золотые квадратные метры, битва не на жизнь а на смерть»...
Как будто накликали. В субботу 4 февраля Силвард Агаян, мать семейства, отправили в НИИ скорой помощи с черепно-мозговой травмой; ее сын, семнадцатилетний Арсен, получил перелом носа со смещением. Пострадал и отец, Леонид Айрапетян. Мужчины лечились на дому. Опасность нового нападения не миновала, и двум девушкам-подросткам нет другой защиты, кроме них.
– Угрозы соседей («Хачи, убирайтесь на свой Кавказ, пока вас не истребили!») мы слышим уже больше двух лет, – рассказывает Силвард Агаян. – Постоянные сборища-гулянки, злобный мат-перемат, от воплей содрогаются стены... В такие вечера мы выходим в общий коридор и на кухню, словно в клетку с хищниками.
Квартира окончательно превратилась в коммунальную преисподнюю в 2004-м, когда у соседки (работавшей завхозом в той же школе, что и Айрапетяны) объявился новый сожитель. В одно не слишком прекрасное утро Силвард Сергеевне преградил проход нелюбезный верзила с руками в боки: «Ну что, чернорожие, когда уберетесь отсюда? Здесь я буду жить, коренной петербуржец!»
– «Убираться» нам некуда, – объясняла на прошлой неделе «мама Силвард», лежа на больничной койке. – Российское государство, объявившее себя преемником прежнего, так и не компенсировало нам, его гражданам, утраченный дом, напрасный труд целого поколения!
Столкновение на кухне, с применением пудовых кулаков и стальной трубы, – далеко не первое. Были и раньше переломы носа у 17-летнего Арсена, а одна из девочек в прошлом апреле угодила в Нейрохирургический НИИ имени Поленова.
В 78-м отделе милиции, как выразилось его руководство, держат ситуацию «на контроле». Правда, весьма своеобразном.
– Милиция заодно с этими отморозками, – выплескивает обиду с отчаянием пятнадцатилетняя Ануш. – Мы же еще и виноватыми выходим!
Милиция свою пристрастность категорически отрицает. Так же как «племенную» основу конфликта. В разговоре с корреспондентом «Новой» милицейский чин (по его просьбе, безымянный) предложил свою «рабочую» версию.
Милицейский чин: Обе стороны хороши, и рознь здесь ни при чем. Вот если на улице говорят «Ах ты, черный...» и бьют кастетом по голове, то здесь да, межнациональный конфликт налицо. А если сталкиваются соседи в квартире – это бытовая ссора с акцентом на межнациональную неприязнь.
Корр.: Нельзя ли яснее? Выходит, если «местным» тесно с «приезжими» в одном городе и под одним небом – это нацизм. А если им же тесно под одной крышей... Просто коммунальные дрязги. Раскройте для непонятливых тонкости различия между одним и другим. Тем более что по голове бьют и там, и здесь, и под теми же лозунгами.
Милицейский чин: В философские вопросы нам вникать недосуг. Общайтесь с пресс-службой ГУВД, это их хлеб...
Ночью, как раз накануне этого разговора, Арсен вновь звонил в 78-й отдел, просил помощи. Соседи вновь напомнили о себе: в коридоре орали-грохотали, раздавались угрозы. Но милиции Айрапетян-младший так и не дождался, хотя, по словам дежурного, тревожный звонок в журнале был отмечен (и выезд на место тоже).
Люди в форме появились лишь после возвращения Силвард Сергеевны из клиники – через неделю после той стычки, в которой она заработала сотрясение и чуть не лишилась глаза. Блюстители пришли строго допросить – не соседей, а избитую женщину. И при необходимости задержать. Ее.
– У нас заявление от соседки, – ошарашил Силвард Сергеевну милиционер. – Ах, вы не ломились сегодня к ней в дверь, не угрожали? А откуда тогда ссадины на двери? – он старательно не замечает рассечения на темени и огромного синяка на лице 55-летней матери семейства.
Измученная Силвард срывается на крик, и разговор накаляется. Правоохранитель требует у нее документы: пришел сюда не упреки слушать, регистрацию предъявите! И вообще... Вас школа вдвоем с мужем сюда впустила, а детей поселить кто дал вам право? Расплодились!
Обстановка нешуточная: речь идет уже о наручниках.
– Вы не больны, – гнет свое служитель закона. – Сейчас едете с нами в отдел – там будем решать, возбуждать против вас уголовное дело или нет.
Все же он оставляет ее в покое. И покидает квартиру, дав напоследок избитой семье наставление: «С соседями нужно дружить!»
– Вот у нас заявление в милиции вообще не приняли, – Ануш смотрит на захлопнувшуюся дверь. – А тут явились как по заказу, в тот же вечер! И если б маму после такой «художественной росписи» да еще в каталажку забрали, восторгу соседей не было бы предела. Теперь от них можно ждать чего угодно, при такой моральной поддержке...

Дмитрий ПОЛЯНСКИЙ
Фото Александр БАНЬКОВ