«грызловский петербург»

27 мая 2002 10:00

Девять месяцев из жизни Бориса Грызлова, похоже, прошли впустую. Такой вывод напрашивается из действий министра внутренних дел, заявленных на прошлой неделе.



Практически все прозвучавшее от имени Бориса Вячеславовича 21 мая 2002 года уже известно из его же выступления 9 августа 2001-го. Тогда министр воспользовался посещением Петербурга, чтобы возвратить родному городу титул «криминальной столицы». Было заявлено, что костяк питерской экономики («сто предприятий») контролируется криминальными структурами. Главной из них называлось «тамбовское преступное сообщество», «влияние которого усиливается в топливно-энергетическом секторе».
Тогда же прозвучал намек на связи «тамбовцев» с городскими властями и правоохранительными органами. Закономерным итогом визита стал роспуск Северо-Западного РУБОПа вместе с общеминистерской системой. Функции региональных управлений по борьбе с организованной преступностью были переданы структурам УБОП соответствующих УВД и оперативно-розыскным бюро (ОРБ) при Главном УБОП МВД. Как и всякая реорганизация, это надолго парализовало работу милицейских подразделений по борьбе с оргпреступностью.
21 мая этого года глава МВД подвел некоторые итоги. Результат таков, что сил УБОП и ОРБ уже не хватает. Приказом министра создана специальная оперативно-следственная бригада, которой поставлена задача «декриминализировать обстановку в Петербурге». Начальник ОРБ
ГУБОП Владимир Булатов пояснил, что речь идет о работе «по конкретным преступным группировкам северной столицы» и пообещал «подвести положительные итоги» уже в текущем году.
Декриминализация обстановки в Петербурге - дело, безусловно, нелишнее. Вор должен сидеть в тюрьме, кто бы спорил. Но капитан Жеглов, говоря о «воре», знал, кого имеет в виду. Если бы речь действительно шла о «конкретных преступных группировках», картина была бы иной.
Четыре уголовных дела в отношении питерских вице-губернаторов, суды над Юрием Шутовым и Андреем Воловым - лишь вершина айсберга. «Конкретные» криминальные структуры в городе весьма активны. Есть респектабельные коммерческие конгломераты - типа широко раскрученной бизнес-системы Кости Могилы с ее развитой экономической базой и административно-политическими связями. Есть откровенно бандитские формирования - вроде известной в узких кругах группировки Колеса, вышедшей недавно на третий десяток «заказух».
По мнению ряда экспертов, публикующих свои разработки преимущественно в Сети, большинство из этих структур завязаны на «южную» столицу. В Петербурге они специфическими методами лоббируют интересы московских криминальных и олигархических кланов. В этом смысле питерская поляна по-своему уникальна: где еще могут сойтись «косым клином» интересы опального олигарха, столичного мэра и воровского пахана?
Но вся эта конкретика по-прежнему остается за кадром. Вместо нее на слуху лишь «тамбовская группировка» и топливно-энергетический комплекс.
Под виртуальное понятие «тамбовской бизнес-группы» давно уже подводится практически любая структура. Как правило, имеется в виду определенный сектор питерского бизнеса, чаще всего привязываемый комментаторами к топливному сектору. Но еще в прошлом году, после грызловского выступления, комментаторы печатных и сетевых изданий выдали иную интересную версию.
По их мнению, министр Грызлов, слабо ориентированный в криминальных раскладах и чужой в сплоченных рядах милицейской корпорации, стал жертвой красивой информационной «разводки». Говоря о «тамбовском сообществе», он имел в виду... команду Кости Могилы, связанную с губернаторским окружением. Однако тезисы министра формулировались на основе старых рубоповских ориентировок. В результате объектами «наезда» стали вместо «могиловских» совсем другие люди. В том числе и те, что в середине 1990-х работали в Петербурге с одним из вице-мэров, а с 2000 года перешли в президентские структуры.
Высказывалось мнение, что автором «разводки» был Борис Абрамович. Справки для Бориса Грызлова готовились под эгидой его предшественника на министерском посту, якобы давно и тесно связанного с Березовским. В результате удар, адресованный партнерам БАБа, был отражен совсем не в ту сторону. А кое-кто из аналитиков ставил вопрос еще шире и интереснее. В том смысле, что номенклатурная верхушка готовит наступление на деловую элиту, вышедшую из социальных низов.
Особенно заострялся акцент на топливно-энергетическом комплексе. Скоро три года (если считать точкой отсчета убийство Павла Капыша в июле 1999-го), как в питерском нефтебизнесе идет жесткая борьба между региональными операторами и крупными «иногородними» структурами. Одним из ведущих представителей московских кланов считается все тот же Костя Могила. В этой связи его имя настойчиво упоминалось во время громкого скандала вокруг Балтийской финансово-промышленной группы, который разразился буквально через несколько дней после выступления Грызлова («балтийские разборки» детально освещались «Новой газетой»).
С тех пор в питерском топливном секторе появились новые игроки. В регион с размахом въехала «Славнефть». Проглочена компания «Фаэтон», подходит черед БФПГ в лице ее структуры ТИК «Балт-Трейд». «Славнефть» интенсивно отлаживала связи с городскими властями. Если нынешние коллизии в руководстве «Славнефти» не притормозят ее питерскую активность, предстоит виток конкуренции с петербургским топливным бизнесом. На этом фоне немаловажно, что именно вкладывается в тезис о «декриминализации» применительно к топливному сектору. Действия МВД могут заметно влиять на экономические расклады. Так уже случилось в декабре, при аресте областного нефтетрейдера Юрия Гамилко, который, по некоторым данным, создавал определенные проблемы для северо-западных планов «Славнефти».
В прошлом году установочное выступление министра внутренних дел как-то быстро замялось. Уже через пару недель о нем старались не вспоминать - удар явно прошел мимо цели. Как выйдет с «дублем два», пока трудно сказать. Может быть, второй раз те же грабли удастся обойти. Если подходить к делу действительно конкретно, а не там, где горит фонарь.

Сергей ГЛЕБОВ