Гусиная столица россии

30 июня 2002 10:00

Ближе к концу апреля под старинным городом Олонец в Карелии начинают сыпаться с неба гуси. Стаи приземляются одна за другой, наполняя окрестности шлепаньем крыльев и оглушительным гомоном. Вскоре поля превращаются в грандиозный гусиный базар.





Тайна олонецких полей
Каких видов тут только нет! И широко распространенные белолобый гусь, и гуменик, и белощекая казарка, и редкая раньше в наших местах краснозобая казарка. Повадились под Олонец редчайший индийский гусь, «краснокнижный» гусь пискулька.
Всего за сезон здесь собираются от 300 тысяч до полутора миллионов диких птиц. Надо ли говорить, что такая армия пернатых заставляет край жить по своим законам. Тем более что вместе с огромным гусиным стадом сюда прилетают утки, серые журавли, кулики, кроншнепы, беркуты, орланы-белохвосты, ястребы - всего больше 100 видов птиц. Одним с гусями по дороге, другие добросовестно выполняют роль санитаров - охотятся за ослабленными птицами. Надо видеть переполох, который начинается при появлении из леса орлана-белохвоста - небо буквально темнеет от тысяч поднявшихся в воздух птиц.
К стоянке подтягиваются и четвероногие любители свежей гусятины - волки, лисы, енотовидные собаки. Но хитрую птицу так просто не сцапаешь - с наступлением темноты она улетает на Ладогу. На воде гуси надежно защищены от врагов. Да и поплескаться в озере им в удовольствие. А как только в небе загорается заря, стаи вновь подаются в поля.
Олонецкие поля - это щедрый стол. Здесь вдосталь свежей травы, налившихся соком корешков, «вкусной» мелкой гальки. На стоянке гуси должны нагулять жир. Впереди тяжелая дорога длиной в тысячу, а то и больше километров. А на безлюдном арктическом побережье птиц встретят холод да скудная еда. Гусыням же предстоит отложить яйца, вывести потомство. Так что успех в деле продолжения гусиного рода закладывается как раз на Олонецкой стоянке. Недаром ученые назвали ее «аэродромом подскока».
Удобно и расположение «аэродрома» - он находится как раз посередине Беломоро-Балтийского пути, по которому мигрируют птицы. А поскольку в Приладожье, поросшем северной тайгой, очень немного открытых мест, поля под Олонцом являются уникальными для отдыха пернатых. Если учесть, что бывший совхоз Ильинский выращивал там кормовые травы, лучшего отдыха с бесплатным «рестораном» невозможно придумать.

Как гуси «Ильинский» спасли
Тяжелые времена для Олонецкой стоянки наступили в середине 90-х, когда пошел ко дну традиционный «бизнес» - сельское хозяйство. Разорение хозяйств случилось обвально, всего за несколько лет. Крупный рогатый скот пустили под нож, фермы зазияли пустыми провалами окон, незачем и не на что стало засевать поля.
- Прямо на наших глазах они пошли зарастать ивняком, - рассказывает доктор наук, ведущий научный сотрудник Института биологии Карельского научного центра РАН Николай Лапшин. - Мелиоративные канавы начали засоряться, меняться гидрологический режим, любимый гусями клевер вытеснил сорняк. На галдящие голодные стаи было больно смотреть!
Экономический кризис ударил по перелетным птицам не только голодом. Местные жители стали поглядывать на стоянку, как на способ разжиться мясом и подзаработать: деревни обеднели. К тому же появились фирмы и фирмочки, начавшие зазывать желающих на гусиную охоту. Клиентов приглашали богатеньких - из Питера, Москвы, с юга России... Неудивительно, что численность прилетающих в Олонец стай начала падать, стоянке грозила гибель.
Чего только не придумывали орнитологи для спасения стоянки! Хотели создать охраняемые участки, на которых бы отдыхали птицы. Потребовать запрещения охоты. Но когда прикидывали, сколько кабинетов чиновников придется обойти, сколько бумаг написать, руки опускались. Выручили европейцы, поднаторевшие во взаимоотношениях с дикой природой.
Шведы предложили неожиданное для нас, но привычное для них решение: посмотреть на гуся как на источник... инвестиций.
Действительно, гусиное поголовье - достояние международное, и здесь совсем не лишнее дело - сесть за стол переговоров с международными организациями, способными помочь в решении проблемы. Что, собственно, и произошло - Фонд дикой природы (WWF) Швеции предложил поддержать... хозяйство «Ильинский», выделив на эти цели 400 тысяч шведских крон.
Почему хозяйство, а не гусей, объяснять не надо - поля вновь зазеленеют, а значит, на полную катушку заработает гусиный «ресторан». Кстати, гусь не уничтожает побегов, а лишь отщипывает верхушки, усиливая «кущение» травы. Птичий же помет является лучшим удобрением. Так что гуси и посевы друг другу необходимы. Солидный объем инвестиций объясняется просто - хозяйство должно получить не разовую пилюлю, а вливание, которое поставит на ноги раз и навсегда.
Так оно и случилось - директор АО «Ильинский» Николай Петелин не только очистил поля, но и закупил коров отменной йоркширской породы, дающих более чем четырехтысячные надои. Сегодня племенное хозяйство является лучшим в Карелии по производству молока и молочных продуктов. Соседи откровенно завидуют счастливчику.
Как тут не сказать, что гуси «Ильинский» спасли?

Гусиный фестиваль
Впрочем, гуси уже начинают работать на весь Олонецкий край. Орнитологическая стоянка привлекла внимание таких всемирно известных экологических организаций, как Балтийский фонд природы, Всемирный фонд дикой природы (WWF), Всемирный союз охраны природы (IUCN). И они предложили вот что.
Как это ни удивительно, но до недавнего времени в Карелии о крупнейшей в Северной Европе птичьей стоянке, похоже, даже и не слышали. Вплоть до прошлого года о ней мало знали в самом Олонце, находящемся всего в каком-нибудь десятке километров. Что уж говорить о соседних Ленинградской области и Питере, где народ тоже и не подозревает о природном феномене? Если б знали, наверняка проложили б дорожку на восточный берег Ладоги. Для такого дива отмахать 400 километров не жаль.
Так вот. Жить по старинке, помалкивая о природной достопримечательности, нельзя. Надо заявить о ней во всеуслышание. К примеру, объявить Олонию гусиной столицей, устраивать гусиные фестивали, которых в России еще никто не проводил? Почему бы не наладить экологический туризм, в том числе и иноземный? Туристам понадобятся сувениры, значит, потребуется открыть новые рабочие места...
Словом, гусь должен сделать Олонцу паблисити, благодаря этому экономика края получит инвестиции, часть полученных доходов местный бюджет направит на поддержание природного феномена. Подобный механизм поддержки дикой природы отлажен во всем цивилизованном мире.
Как вы поняли, первый гусиный фестиваль уже состоялся в прошлом году. Организованный по распоряжению председателя правительства Республики Карелия, он собрал тысячи гостей. На нем работала сельскохозяйственная ярмарка, пели московские барды, танцевали дети, проводились конкурсы детского рисунка, а изюминкой стали гусиные бега. На улицах Олонца были замечены датчане, немцы, шведы.
Ну а директор «Ильинского» Николай Петелин в рамках международного проекта «Олонецкие поля» получил очередную финансовую подпитку в 300 тысяч рублей.
Пока это только начало. Но главное - что-то изменилось в умонастроении людей. Олоненская администрация, прислушавшись к совету ученых, три года назад объявила поля зоной покоя дичи. Теперь на протяжении двух весенних месяцев гусиную стоянку берет под охрану Олоненское Карелохотуправление. Справляется. А ведь поначалу требовалась помощь Петрозаводского ОМОН, который разгонял местных браконьеров.

На Таймыр
Гусь - на удивление умная птица, орнитологи про нее рассказывают с удовольствием.
- У гусей есть своя группа разведки, - рассказывает Николай Лапшин. - Летит эдакая галдящая разбитная тройка, вроде бы отбившаяся от стаи. А это разведчики - самые внимательные и сметливые птицы, отвечающие за сохранение стаи. После того как они возвратятся обратно, жди всех. Если, конечно, разведка не заметит ничего подозрительного. В ином случае гуси в этом месте больше не появятся.
Про осторожности гусей ходят легенды. Помните предание о гусях, которые спасли Рим? Так вот, в стае всегда есть дозорные. Пока основная масса щиплет траву, отдыхает, над полем обязательно торчат несколько голов . А в ночной темноте дозорные прислушиваются к посторонним шумам.
Есть у гусей масса и других достоинств. Например, пары у них образуются на всю жизнь. Хотя бывает, что вопреки уже существующей «помолвке» или даже «бракосочетанию» гусак или гусыня страстно «влюбляются» в другого партнера.
Так же, как и люди, птицы подвержены стрессам. Из-за потрясений они впадают в депрессию, теряют бдительность и становятся легкой добычей или жертвой несчастного случая...
Дикие гуси под Олонцом бродят неподалеку от шоссе. Не боятся и отчаянно тарахтящей «белоруськи», тянущей за собой прицеп с какими-то мешками. И вправду, на удивление сметливая птица.
Мы с Николаем Лапшиным на наблюдательной вышке, оборудованной стереотрубой. Все сделано и закуплено на западные деньги. Ученый ведет учет количеству птиц, а также времени, что отдыхают на стоянке.
Вдруг высоко над нашими головами раздаются крики. В заоблачной вышине четыре огромных косяка острием на север.
- Очередная волна улетает, - щурится Николай Лапшин. - За сезон, по нашим подсчетам, здесь отдыхает три «поколения». Далеко им лететь - до Таймыра, а то и дальше. До следующей весны...

Лина ЗЕРНОВА
Олонец - Санкт-Петербург