Спасение пострадавших – дело рук самих пострадавших

10 июня 2002 10:00

Прокуратура Адмиралтейского района отказала спасателю Юрию Борзенцу в возбуждении уголовного дела против инспекторов дорожно-патрульной службы Адмиралтейского ГИБДД Ягодникова и Лукина. Спасатель, которого задержали милиционеры, по его словам, был избит так, что из отделения милиции попал на операционный стол и в результате стал калекой. Но прокуратуре не хватило доказательств: уж слишком разнятся версии, предложенные с одной и другой стороны. По версии милиции, спасатель просто упал. (И сделал это так «прицельно» - аккурат, чтобы покалечиться, да так, что никаких других следов падения на теле не осталось.) Так что, по словам милиционеров, все было чинно и по закону. Никто нарушителя не бил, а после проверки документов ему по его же просьбе вызвали «скорую»... Но, по словам Юрия Борзенца, дело было не так...





Утром 5 мая на своей «шестерке» он мчался по Обводному каналу. Спешил на работу - в Аварийно-спасательную службу МЧС, когда заметил дым. Мимо пролетела пожарная «спецчасть», впереди было видно милицейское оцепление. Пожар. Юрий, повинуясь инстинкту спасателя, решил, что его место там. Ведь окажись он сейчас на службе, его вместе с дежурной сменой почти наверняка бы сюда вызвали, а так он уже на месте. Возможно, там есть пострадавшие. Может быть, понадобится его помощь. Зачем терять время? В таких случаях каждая секунда на счету - задержка может стоить кому-то жизни.
Он привык действовать по обстоятельствам и принимать мгновенные решения. Этому его научила жизнь. 26 лет службы на флоте морским офицером (шесть из них - в Антарктиде). Два года (со дня основания) работы в аварийно-спасательной службе, 230 «спасательных» вызовов за плечами...
Посчитав сигнал регулировщика разрешающим, Юрий пересек оцепление. Но вскоре на Гутуевском мосту ему перегородила дорогу машина ГИБДД. Спасатель вышел из своей «шестерки», и... инспектор ДПС резко, до вывиха, заломил ему руку.
Несмотря на отсутствие внятной причины задержки, которую не мог сформулировать даже сам «старлей», смешавший в одну кучу и нарушение границ оцепления, и переезд перекрестка на красный свет, и якобы поцарапанную машину ГИБДД, спасателя засунули в патрульную машину. Юра по мобильному успел позвонить товарищу по дежурной смене МЧС Саше Жильцову. Сказал, что его схватили гаишники и куда-то везут.
У Жильцова трубку выхватил оказавшийся рядом начальник смены Алексей Хоружий. В это время в трубке послышались глухие удары, вскрики Борзенца и его голос: «Что вы делаете, сволочи?!»
Пока Юра звонил своим, машина остановилась. Разозленные гаишники вырвали телефон у него из рук, выволокли из машины. Мощный звук первого удара и слышали спасатели - телефон по недосмотру оставался включенным.
Юра пытался объяснить милиционерам, что он спасатель, достал удостоверение МЧС. Но смотреть его не стали. Сказали: «Что ты нам липу суешь?!» И удостоверение полетело на землю. Старший лейтенант Ягодников, по словам Борзенца, резко ударил спасателя ботинком в пах. У Юрия помутилось в глазах. Потом его впихнули на заднее сиденье милицейской машины, и он потерял сознание...
Спасатели вскочили в служебную «Газель». На Обводном канале увидели машину ДПС. На заднем сиденье - скованного наручниками Юру Борзенца.
- Начальник, в чем дело? - обратился спасатель Владимир Великанов к инспектору ДПС.
Тот только огрызнулся. Загорелся зеленый сигнал, и обе машины рванули вперед. Тяжелая «Газель», нагруженная двумя тоннами спасательного инструмента, начала отставать, и на следующем перекрестке машина ДПС умчалась вперед. Вскоре спасатели потеряли ее из виду. (Как это ни парадоксально, впоследствии они не были даже опрошены в ходе прокурорской проверки.)



Юрия привезли в 77-е отделение милиции (находящееся в одном дворе, дверь в дверь, с базой Адмиралтейского ГИБДД).
- Развлекались они со мной там, как с обезьянкой, - рассказал Юрий. - Я лез на стены от боли, а их это веселило. Я просил вызвать врача, оказать помощь, а в ответ - только мат и оскорбления.
Наконец «скорую» все-таки вызвали. Из приемного покоя Мариинской больницы Юру сразу же отправили в операционную. Удар в пах оказался роковым. Результат - размозжение мошонки.
Операция длилась три с половиной часа. Когда на следующий день Юрий очнулся, врач сказал, что все было разбито в хлам, восстановить ничего не удалось, время было упущено. Если бы «скорую» вызвали по первому требованию, а не два часа спустя... (Юрий был задержан около 8.30, в 8.43 он позвонил спасателям и тогда же получил роковой удар, в 77-е отделение он был доставлен в 9.45, а в больнице оказался только в 11.35.) Словом, если бы не это, возможно, ампутированную часть мужского органа удалось бы спасти...
Прокомментировать этот случай в Адмиралтейском ГИБДД отказались. Начальник 77-го отделения милиции майор Михаил Латышевич заявил, что его бойцы медицинскую помощь вызвали сразу. А по факту телесных повреждений средней тяжести, как он сказал, «однозначно должно быть возбуждено уголовное дело». Если факт нанесения повреждений будет доказан, то виновным грозит от двух до двенадцати лет лишения свободы. Но это еще надо доказать.
Прокуратура Адмиралтейского района в возбуждении уголовного дела отказала. Помощник прокурора Светлана Медведчук объяснила это недостаточным количеством доказательств со стороны потерпевшего. Слишком уж расходятся версии, представленные Борзенцом и инспекторами ДПС.
Оставим в стороне вопрос о правомерности задержания Юрия Борзенца - нарушении запрещающего сигнала регулировщика, - оно тянет максимум на штраф. Факт остается фактом: человек получил увечье, его жизнь перевернута. Но... медэксперт заявил, что не исключает возможность получения подобной травмы в результате... падения. Именно так звучит версия сотрудников ГИБДД. Правда, эксперт не исключает и того, что размозжение мошонки может быть следствием удара.
Недоверие показаниям спасателя Медведчук объяснила еще и тем, что, по его словам, Юрия скорее всего били несколько человек. А в медицинской карте приемного покоя Мариинской больницы зафиксировано размозжение мошонки, но «кожные покровы чистые». Как после группового избиения может не остаться ни одного синяка? Правда, зафиксировано сотрясение мозга (от которого Юрий потерял сознание). Но его подлинность, оказывается, очень трудно установить. Может, было, а может, медики ошиблись.
А как можно так упасть и удариться о поребрик или железную ручку ограды, чтобы мошонка всмятку, а на теле - ни одной ссадины? Ни одного синяка? Даже разодранной коленки? И кожные покровы - «чистые»?! Похоже, поребрик был очень правильной формы и идеально соответствовал паховой области...
- Я не могу утверждать, что сотрудники ГИБДД были заинтересованы покрывать друг друга, - говорит Светлана Медведчук. - А подтвердить показания Борзенца некому. Конечно, травма тяжелая и я по-человечески очень ему сочувствую...
Сейчас Юрий Борзенец подал протест в Горпрокуратуру. Изменит ли это что-то? Или дело закончится тем же? Простым человеческим сочувствием...

Ольга МИРКИНА