Перед законом все равны, но некоторые самые равные среди равных

22 октября 2001 10:00

Историю, о которой пойдет речь, автору рассказала Аза Афанасьевна Филь, 69 летняя пенсионерка, ветеран труда и инвалид второй группы, живущая в малогабаритной трехкомнатной квартире площадью 34 квадратных метра с менее чем 6 метровой кухней, на улице Седова. У нее есть столь же пожилой муж, и тоже инвалид (а также ветеран войны) Леонид Борисович Железняк, а у мужа сын от первого брака, Григорий, который из своих 48 лет в этой квартире жил только восемь лет с 1969 по 1977 год. После чего женился (за истекшие годы он делал это трижды), забрал вещи и с той поры в квартире не появлялся.



Заметим, что за свою 8,5 метровую комнату Григорий Железняк вообще никогда не платил: все расходы как лежали, так и лежат на плечах двух проживающих в квартире инвалидов. По смыслу трех статей Жилищного кодекса: 53-й, 60-й и 61-й уже с начала 1978 года Г. Железняк перестал быть членом семьи тех, кто проживал в этой квартире, и утратил право на жилую площадь. Между тем, в 1991 году право пользования дополнительной жилой площадью (10 квадратных метров) было предоставлено Азе Афанасьевне по медицинским показаниям. В результате в квартире не осталось "излишков" жилья: за вычетом "дополнительных" десяти метров, двое проживающих как раз и имели в своем распоряжении по 12 метров площади социальную норму.
Но прошло еще несколько лет и весной 1998 года вдруг выяснилось, что в квартире на улице Седова пытаются зарегистрировать еще одного жильца 6 месячного ребенка с двойным именем Александр Константин, с отчеством Григорьевич и с фамилией Железняк. Это был сын Григория Леонидовича и его очередной жены Натальи Железняк, владелицы двухкомнатной приватизированной квартиры на улице Академика Байкова. Но в этой квартире живет только ее мать, родители ребенка в течение многих лет живут в другой квартире, которую снимают на Шлиссельбургском проспекте.
По мнению Азы Афанасьевны (и в соответствии с различными статьями различных законов), никакого права на регистрацию ребенка в ее квартире не было - ее можно было осуществить только по месту проживания родителей, которым в данном случае могла быть либо квартира Натальи Железняк, либо квартира, которую они арендовали с отцом ребенка. Тем не менее, руководство Управления паспортно-визовой службы ГУВД дало указание 10-му отделу милиции Невского района: зарегистрировать! Что и было сделано в мае 1998 года...
- Я трижды обращалась ГУВД с просьбой ознакомить меня с документами, на основании которых ребенок был зарегистрирован на мою жилплощадь, говорит Аза Афанасьевна. Мне в этом отказали. При этом ГУВД проигнорировало определение Невского районного суда от 8 апреля 1998 года, которым фактически было признано: у отца ребенка Г. Железняка нет прав на жилую площадь в нашей квартире. А значит, нет и никаких законных оснований для регистрации его сына. Я обратилась к прокурору города И.И. Сыдоруку - вместо защиты моих нарушенных прав мне лишь порекомендовали все мои доводы изложить в ходе судебного заседания...
Понять Григория Леонидовича и его супругу несложно вряд ли надо объяснять, чем они руководствовались, регистрируя сына в квартире, где живут двое пожилых людей. Труднее понять, чем руководствовались в ГУВД, принимая незаконное решение. После которого, кстати, у проживающих квартире пенсионеров возросла квартплата в соответствии с ростом числа зарегистрированных граждан, и на протяжении более трех лет они вынуждены ее вносить. Но главное, конечно, не в плате за квартиру.
- Нашу квартиру превратили в коммунальную, и теперь любой момент могут потребовать разделения ордеров, говорит Аза Афанасьевна. Конечно, хочется захватить квартиру у двух престарелых граждан, чей общий трудовой стаж на благо государства почти 100 лет. Но почему ГУВД потворствует таким действиям? У меня появился страх в любой момент лишиться нормальных жилищных условий.
В декабре 1998 года жалобу А.А. Филь на неправомерные действия ГУВД рассматривал Дзержинский районный суд. И отклонил ее: судья Ю. Иванова довольствовалась аргументом представителя ГУВД, согласно которому место регистрации Г. Железняка 30 летней давности было изображено как место его проживания. Кассационная жалоба в городской суд также успеха не имела.
После этого на протяжении полутора лет Аза Афанасьевна пыталась добиться пересмотра решения, и смогла это сделать только после того как в марте 2001 года городской суд отменил решение Невского районного суда, принятое по искам А.А. Филь и Л.Б. Железняка к Г.Л. Железняку и его жене. Аза Афанасьевна требовала признать Григория Леонидовича утратившим право на жилье, а Леонид Борисович признать несовершеннолетнего Александра Константина не приобретшим право пользования квартирой и снять его с регистрации. В июне 2000 года районный суд в исках отказал, более того постановил вселить Г. Железняка с сыном в спорную квартиру. Однако городской суд это решение отменил, признав, что фактического вселения ребенка не производилось, а его отец, выехав из квартиры по собственной инициативе и не проживая в ней на протяжении четверти века, пользовался иными жилыми помещениями, проживая квартирах своих жен.
Получив решение городского суда, Аза Афанасьевна подала в Дзержинский районный суд жалобу на ГУВД и потребовала взыскать с милиции 200 МРОТ (тогда 40 тысяч рублей) за причиненный ей моральный вред. И... опять споткнулась о правосудие. Судья на сей раз О. Свирская, по мнению Филь, свое решение приняла заранее: юрисконсульта ГУВД она встретила ободряющей улыбкой, а затем оставила без внимания явные несоответствия. Юрист с Литейного отрицал то, что именно ГУВД обязало паспортную службу 10-го отдела милиции Невского района зарегистрировать ребенка, что таким образом Азу Афанасьевну вынудили платить за проживание чужого ребенка, что ухудшили ее жилищные условия и так далее. Нетрудно догадаться, что в жалобе было отказано. В начале октября 2001 года кассационную жалобу Филь рассмотрел городской суд с тем же результатом...
- Судопроизводство в Петербурге это борьба без правил, говорит, разочаровавшись, Аза Афанасьевна. Если простым гражданам проблематично добиться правосудия в рамках своих исков, значит, не все в нашем городе равны перед законом.

Владимир МАКСИМОВ

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.