Парк чудес имени зураба церетели

27 июня 2002 10:00

Питерские чиновники наконец-то решили оградить город от вала памятников, памятничков и прочих знаков любви состоятельных граждан к собственному пиару. Комитет по градостроительству и архитектуре подготовил проект губернаторского распоряжения «Об организации общественного обсуждения памятников и элементов благоустройства городской среды, предлагаемых в качестве подарков к 300-летию Санкт-Петербурга». Вопрос в том, успеет ли заинтересованная общественность поставить шлагбаум бронзово-гранитной активности.



Главный художник Петербурга Иван Уралов полагает, что ситуация накануне юбилея становится угрожающей. Нам предлагают Джамбула, Джорджа Вашингтона, Якуба Коласа, многочисленных адмиралов. Некоторые дарители мыслят масштабно и предлагают целые аллеи в ассортименте - Славы, Героев, Олимпийцев, погибших моряков, погибших кораблей, жен моряков. Про петров первых и говорить не приходится. Другие авторы скромнее в количестве металла, в частности предлагают установить пару ангелов с иконой в руках. Зато обязательно на въезде и выезде из города.
Чиновники от градостроительства пытались направить энергию доброхотов в мирное русло - надо бы восстановить горельеф на фронтоне Манежа, богиню Минерву на здании Академии художеств, скульптурную группу на здании бывшего германского посольства на Исаакиевской площади. Да мало ли мест, куда можно приложить руки, души и деньги, - в Петербурге шесть тысяч памятников архитектуры, истории и культуры, многие, например усадьба Кушелева-Безбородко на Полюстровской набережной, находятся в аварийном состоянии. Но там пиаровский эффект не очевиден, поэтому меценатов от медных труб они не слишком интересуют.
Одновременно появляются памятники-самострои, которые вообще не прошли никаких согласований. Так возникли как грибы после дождя памятник Николаю II у Крестовоздвиженского собора на Лиговском проспекте и монумент легендарному футболисту Пеке (Петру Дементьеву) у Петровского стадиона. Полный перечень самопалов еще составляется.
По слухам, чашу терпения городской администрации переполнило предложение Альберта Чаркина - автора Городового, Чкалова, Остапа Бендера и т.д. Маститый скульптор, он же ректор Института им. Репина, более известного как Академия художеств, вознамерился установить статую Андрея Первозванного около двух новых храмов на Средней Рогатке.
Возможна и другая версия - необычайная активность Зураба Церетели. Автор разрубленного на колбаски змия на столичной Поклонной горе подготовил к 300-летию Петербурга поистине царский подарок. В парке трехсотлетия в Приморском районе должна появиться «скульптурно-архитектурная ландшафтная композиция». Эта сложная штуковина потянет на 70 фигур. На входе в парк публику должны встречать Сила, Справедливость, Государство. Уставшим от высокой идейности предлагаются стихии - Дождь, Туман, Ветер.
Если скульптуру расположить в «струнку», то это будет подобие ВДНХ, если спрятать в кустах, то получится питерский Версаль. Самое интересное, что на заводе «Монументскульптура» уже видели две отливки - это нимфы для бортов фонтана. Апофеозом церетелиевского замысла являются триста колонн (по числу лет северной столицы). Для художественности колонны как бы руинированы.
Увы, подготовленное распоряжение вряд ли помешает грандиозным планам Зураба Константиновича. Документ предполагает создание общественной комиссии по приемке памятников и элементов благоустройства, которые дарятся к 300-летию города (КПП). Она должна работать совместно со штабом по проведению юбилея Петербурга. Но в подготовленных на сегодняшний день документах нет персонального состава этой КПП. И нет надежды, что их быстро найдут. А без персоналий документ не может быть подписан губернатором Яковлевым и стать законом.
Скорее всего, каменно-металлического вала Питеру не миновать. Но прогресс все же есть. В проекте распоряжения предложено создать в городе парк скульптуры, где «дареные кони» будут выставлены на всенародное обозрение и обсуждение. Если они покажутся, то их установят, времени для спокойного выбора места тоже хватит. Возможно, выставочным залом под открытым небом станет тот же парк 300-летия Петербурга или пленэр около Ледового дворца.
Пришла и еще более радостная весть: шедевр г-на Чаркина «Городовой», долгие годы украшавший пешеходную зону на Малой Конюшенной, берет на грудь одно из милицейских ведомств. Страж порядка переезжает к его офису. Единственное, что пугает, так это вечная правота пословицы о святости и пустом месте.

Максим БУГРОВ