Если сидеть - то за бугром, а лечиться - дома

15 июля 2002 10:00

Правовые реформы, кажется, начинают приносить определенные результаты. Наиболее свежий пример - возвращение в Петербург бывшего депутата Госдумы предпринимателя Вячеслава Шевченко.



Эта новость оставалась неизвестной буквально до последнего момента. Те, кто об этом знал, предпочитали молчать даже в разговорах друг с другом. Тем не менее факт: Вячеслав Шевченко уже три дня находится в Петербурге.
В апреле 2000 года он был объявлен в федеральный розыск в рамках уголовного дела по 163-й статье УК РФ («Вымогательство»). Обстоятельства этого дела достаточно широко известны. «Новая газета» описывала ноябрьский судебный процесс, на котором младший брат Вячеслава Шевченко был приговорен к условному сроку в 7,5 года. Дело в отношении Шевченко-старшего выделялось в отдельное производство. Многие осведомленные наблюдатели высказывали мнение, что важной причиной «дела Шевченко» послужили некоторые действия Вячеслава Алексеевича, неприемлемые для влиятельных администраторов и коммерческих конкурентов.
Вячеслав Шевченко два года находился в розыске и до сих пор остается обвиняемым по уголовному делу. Однако в начале июля прокуратура Петербурга вынесла постановление об изменении меры пресечения: подписка о невыезде вместо содержания под стражей. Главное основание - тяжелое состояние здоровья обвиняемого. В медицинском заключении говорится, что его болезнь поддается терапии, но не полному излечению (прибыв в Петербург, Шевченко сразу попал в больницу в состоянии средней тяжести). Но дело, возможно, не только в этом.
Прошло совсем немного времени после 1 июля, когда вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс. Его положения активно комментируются, звучит и немало нареканий. Однако факт остается фактом: за время действия нового УПК количество арестов сократилось примерно вдвое. По опыту зарубежной юстиции предполагается, что такое изменение правовой политики способствует более тщательному рассмотрению уголовных дел, концентрирует усилия правоохранительных органов на нужных направлениях и при этом экономит государственные средства. Теперь УПК предусматривает содержание под стражей лишь при очевидной общественной опасности: если обвиняемый может совершить новое преступление, давить на свидетелей или скрыться от правосудия. Ни того, ни другого, ни третьего от Вячеслава Шевченко не ожидается. Напротив, его добровольное возвращение, как ожидается, должно помочь правоохранительным органам. Шевченко, что ни говори, человек хорошо информированный.

Станислав КЛУБЕНКО



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close