Уплотнение по-питерски

18 июля 2002 10:00

19 июня Законодательное собрание практически единогласно приняло в третьем чтении закон «О порядке информирования о градостроительной деятельности на территории Санкт-Петербурга и участия населения в обсуждении и принятии решений в области градостроительной деятельности на территории Санкт-Петербурга». Закон мог остановить эпидемию «уплотнительной застройки», захлестнувшую город. Однако наткнулся на вето губернатора.



Участившееся в последнее время желание строительных компаний втиснуть жилой дом в давно обустроенный квартал хорошо понятно. Ведь куда проще и дешевле «сесть» на существующие инженерные коммуникации - трубы водоснабжения, газоснабжения и канализации, энергетические кабели, телефонные сети, - чем тянуть все это за свой счет к строительной площадке, расположенной на соседнем пустыре.
Жителям подобное уплотнение, естественно, категорически не нравится. Ведь привычный и обихоженный за десятилетия двор надолго превратится в шумную и пыльную стройплощадку, а затем на месте газонов и пешеходных дорожек, детских и спортивных площадок появится многоквартирный дом, закрывающий свет в окнах соседних домов. А перегруженные сети приведут к новым авариям водопровода, сбоям в подаче электроэнергии, отключениям телефона... Стремясь остановить «уплотнителей», граждане устраивают митинги, собирают подписи - после чего убеждаются, что их мнение ни на что не влияет.
Конечно, формальные права у граждан есть. Градостроительный кодекс обязывает исполнительную власть заранее оповещать их о любом готовящемся строительстве, организовывать общественные обсуждения, выяснять их мнение. Есть и распоряжение Владимира Яковлева № 994-р от 14.09.2000, где расписано, как надо проводить общественные слушания. Но что дальше? Как выясняется - ничего: учитывать мнение граждан администрация не обязана. Стоит «уплотнителям» аккуратно собрать положенные согласования, включая положительное заключение экологической и санитарно-эпидемиологической экспертизы, а затем «пробить» через городскую Инвестиционно-тендерную комиссию (ИТК) решение о выделении земельного участка под застройку - и можно начинать строить. При этом, даже если на общественные слушания соберутся все до одного жители квартала и единогласно выскажутся против строительства - ИТК имеет законное право это мнение проигнорировать.
Сказанное - отнюдь не теоретические рассуждения: все эти годы ИТК, как правило, принимала решения о предоставлении земельных участков под «уплотнительную застройку» без учета мнения граждан, сколь бы отрицательным оно ни было. И на сегодня известен лишь один случай, когда перед «уплотнителями» удалось зажечь красный свет. На Московском проспекте, около домов 200 и 202, в глухом дворе, собирались строить гараж на две сотни машин и высотой почти в три метра. Жители призвали на помощь юриста Ольгу Покровскую. Потратив полтора года на переписку и изучение документов, она обнаружила многочисленные нарушения законодательства со стороны «уплотнителей». При этом чиновники Комитета по строительству, обязанные контролировать исполнение законов, фактически потворствовали нарушениям. В суд был подан иск - после чего ИТК отменила свое прежнее решение о строительстве. В этом случае (да и то с огромным трудом) удалось воспользоваться промахами застройщиков. А если бы их не было? Или, как это часто бывает, нужные документы просто не удалось бы найти - настолько глубоко они «закопаны»?
Возвращаясь к остановленному губернаторским вето закону, отметим, что он содержал следующее ключевое положение: если в результате сбора подписей более 30% граждан, проживающих в домах, непосредственно примыкающих к месту строительства, или более 50% жителей муниципального образования высказались против - градостроительная документация не подлежит утверждению, и никакого строительства вести нельзя.
Сразу же после того, как закон был принят в ЗакСе, первый заместитель председателя Комитета по строительству Александр Лобанов заявил, что закон «не поддерживают ни администрация Санкт-Петербурга, ни строительные компании» (!), поскольку в нем «не учитываются государственные интересы». По словам г-на Лобанова, в комитете разработан собственный проект, милостиво дающий общественности возможность высказать свою точку зрения, но при этом «итоговое решение о строительстве должно быть за профессионалами». В унисон с ним высказались представители строительных компаний - «абсолютно бесполезно договариваться с общественностью», «кому-то захотелось, чтобы нас контролировали еще и бабушки-старушки у подъездов»... Словом, было ясно, что закон обречен.
Мнение губернатора на этот счет заслуживает цитирования. Как выясняется, ключевая претензия к закону - в том, что он «необоснованно изменяет объем прав жителей Санкт-Петербурга в сфере градостроительной деятельности». Иными словами, губернатор недоволен расширением прав граждан?
Кроме этого, закон, по мнению губернатора, «устанавливает возможность учета частных интересов отдельных групп граждан в области градостроительной деятельности в ущерб государственным интересам и частным интересам других граждан». Но о каких «государственных интересах» идет речь? Интересы есть у личности и у общества, задача же государства - соблюсти эти интересы.
К тому же единственные граждане, интересам которых наносит ущерб запрещение «уплотнительной застройки», - представители строительных компаний. Число их стократ меньше, чем число тех, кто не хочет, чтобы их насильственно «уплотняли». Правда, это меньшинство хочет строить (и получать прибыль) и, вероятно, готово отблагодарить за это власть соответствующим образом.

Борис ВИШНЕВСКИЙ