Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Фа атакуют, но не выигрывают

3 мая 2007 10:00

Разогрев себя лозунгами и речовками, толпа «коричневых» разошлась с митинга на Исаакиевской площади. Однако расходящимися – и разошедшимися – группами ультрас был совершен ряд нападений на петербуржцев. Пока известно о трех эпизодах, по итогам которых пострадали пять человек.

Столкновения фашистов с активистами «Антифа» избежать не удалось



Это ИХ город?
Первое нападение было совершено на Невском, у Аничкова моста. Группа примерно из десяти молодых людей, вооруженных древками от флагов и файерами, сначала просто выкрикивала обычные для скинов лозунги, в том числе и «Бей антифа!», а потом с криками «Слава России!» набросилась сзади на совершенно мирную компанию из восьми человек. Те тоже шли с митинга, но с соседнего.
Напомним, что совместное празднование Первомая с ДПНИ пришлось по вкусу далеко не всем. Дойдя до Исаакиевской, сводная колонна немедля разделилась — красные флаги с одной стороны от бронзового Николая, а бело-желто-черные — с другой. Причем, если «КПРФ и Ко» пускали к себе всех зевак, то ДПНИ обнесло свое мероприятие живой цепью, и пройти сквозь кордон мог только свой.
Как только сняли милицейское оцепление, напряжение на площади начало стремительно нарастать. И в самом деле: праздник мира и труда, чем не случай навешать «любви к Родине» паре марксистов и нескольким анархистам?
Атакованные не оценили педагогического порыва «воспитателей». Вместо того чтобы, как положено, бросится врассыпную и наконец понять, чей это город, они начали защищать друг друга. Одного из «нациков» им даже удалось задержать. Увы, ненадолго: остальные члены боевой десятки, которые, избив троих антифашистов, убежали с места боя, заметили потерю и решили вернуться за своим.
Пока одни отбивали удерживаемого «боевика», другие требовали по мобильникам подмоги. И она пришла: буквально через пять минут на набережной Фонтанки откуда-то подъехавшие люди вновь напали на тех же ребят. Эти были одеты неприметно и больше походили на охрану по найму. Вели себя по-деловому: уточнив, что оппоненты имеют смелость не разделять фашистских взглядов, немедленно обстреляли их из газового оружия (перцем и слезоточкой). Поскольку численный перевес был не за ними, тут же скрылись.

Гитлер капут
Третий инцидент случился в метро. Еще одна боевая десятка пыталась терроризировать членов «Молодежного движения имени Петра Алексеева», которые тоже шли домой с праздничной демонстрации. Одеты «охотники на марксистов» были демонстративно по скин-моде: черные спортивные куртки фальш-Адидас с тройной белой полосой и липовый китайский «Лонгсдейл». Видимо, на «фирму» пороху не хватило…
Не хватило его и на так называемый прыжок. При первом же сближении стало ясно, что и эти антифашисты наутек бросятся вряд ли. Правда, под голубым «Лонгсдейлом» могли скрываться модные уже второй сезон ножи, но то ли вокруг народу было слишком много, то ли «губернаторские» договорились с «нацистскими» о первомайском моратории на смертную казнь… По словам нашего источника в органах правопорядка, решение об отсутствии крови и погромов в этот день было принято на самом высоком уровне.
В общем, скин-бригада засканировала противника, и, поняв, что напала не на тех, морально сдулась. Как ни пытался микрофюрер поднять рядовых в бой, как ни подбадривал их криками «Прыгаем! Гасим!» – успеха не имел ни разу.

Мир, труд, май, Перун
Во главе «коричневого» митинга у ног Николая I зажигал не кто-нибудь, а сам «Верховный Волхв Всеславянского Святилища Перуна Владимир Богомил II Голяков».
Сей Голяков, прославивший себя бесстрашным ограблением офиса «Мемориала» и воспитанием молодежи в антисемитско-антикавказском духе, ныне пребывает в печали. Неромантичные власти Фрунзенского района только что отняли у дяди любимую игрушку, сровняв с землей «Капище Перуна, лучшего друга детей и отца народов».
Это уже не первое капище, с которого попросили их жреческую милость. В девяностые Голяков проводил свои «служения» на пустыре под Пушкином, теперь же, видимо, всеславянским святым духом запахло у Мариинского. Ничего странного: медведь, тотемное животное последнего депутатского созыва, прекрасно вписывается в великоросско-языческий пантеон.
Вдохновленный столь могучим соседством, Верховный Волхв сначала дирижировал радением: СС (Славянский Союз) и ДПНИ, вообще-то пребывающие в ссоре, хором пели «чисторусский» гимн «Зига-зига, зига-зага, Зига-зига! Ой! Ой!» (происходящий, по их словам, от «Зиг хайль» и от названия излюбленного стиля музыки).
Наволхвовавшись, Богомил II увел за собой боевой кортеж в черных и голубых куртках. Это была самая агрессивная часть митинговавших, по описанию совпадающая с одной из вышеупомянутых боевых десяток.

Вертикаль и ее игрушки
Надо сказать, что пессимисты ожидали от 1 Мая значительно худшего. То, что борцы за «чистоту славянской расы», которым зачем-то была отдана главная магистраль города, захотят закрепить свою победу, сомнения не вызывало.
Мало того: при составлении диспозиции было принято решение назначить практически одно место и время сбора заклятым врагам: ДПНИ + СС и либеральной оппозиции. Столкновения или провокации казались неизбежными, даже в коридорах власти нашлись критики такого оригинального подхода. Пожелавший остаться неназванным чиновник на вопрос: это глупость или что? – ответил: «Таких случайностей не бывает. Каким чудом либералам удалось избежать баталии, неясно».
Второй опасный момент, по словам чиновника, настал, когда от подножия Николая начала расходиться разношерстная коммунистическая публика. Даже невооруженным глазом нельзя было не заметить, что перунопоклонники резко прервали свои радения с целью расходиться вслед за соседями.
«Это настолько бросалось в глаза, что я счел необходимым обратиться к присутствовавшим сотрудникам ФСБ и предложить им провести профилактическое сопровождение. В первую очередь это относилось к группировке, возглавляемой Голяковым, которая, скандируя разжигающие рознь речовки, тщательно закрывала лица шарфами и уклонялась от фотографирования. Этих людей надо было отследить. Но службисты проигнорировали мое обращение, вопрос возможности фашистских провокаций их не волновал. Будучи одним из ответственных лиц, я испытал на себе смысл выражения «никто и звать никак».
Слово «толерантность» обозначает терпимость, умение примириться с чем-то. Но толерантность не всегда хороша. Например, толерантность милиционера к преступнику. Или толерантность правительства к опасным общественным явлениям. Терпимость нашей власти к «паучьей идеологии» вполне подпадает под закон об экстремизме РФ, ст. 4: «содействие осуществлению экстремистской деятельности».

Анатолий ЗАОСТРОВСКИЙ