Милиция берет процент

29 июля 2002 10:00

Как известно, в Петербург недавно нагрянул мощный десант МВД - с проверкой местного милицейского ведомства. Во-первых, как следствие громогласно объявленной министром внутренних дел операции по «декриминализации» города на Неве. Во-вторых, потому, что давно уже в зубах навяз эпитет «криминальной столицы», а тут трехсотлетие города на носу, которое собираются отмечать чуть ли не всем миром, и что-то надо с этим делать. Тут и отставка прежнего и назначение нового руководства петербургского ГУВД подоспела. Словом, дел хватает. Правда, как показывает опыт, влияние этих дел на жизнь простых горожан чаще всего минимально. Милиция с их операциями, проверками и отставками - сама по себе. «Братки», чуть ли не поголовно переквалифицировавшиеся в бизнесменов, - сами. Ну а граждане, запуганные разнообразным жульем (в том числе в милицейской форме), хулиганами, грабителями, безбашенными юными отморозками, - сами.





Говорить о том, что все, что ни делается в питерском милицейском ведомстве, плохо, было бы неверно. В последнее время Петербург вроде бы уже закрепил за собой имидж новой дипломатической столицы России. Проведение здесь многочисленных международных саммитов и встреч на высшем уровне само по себе свидетельствует о высокой безопасности города на Неве. За это, в частности, во время визита Джорджа Буша питерская милиция была даже отмечена особой благодарностью. (Методы обеспечения безопасности, когда едва ли не весь центр города попросту «зачищается» от автомобилей и граждан, а также планы Федеральной службы охраны по дальнейшему усилению «зачисток» северной столицы, о чем мы уже писали, оставим в стороне.) Словом, если смотреть, так сказать, в международном масштабе, питерская милиция работает очень даже неплохо. А вот образ милиции, предлагаемый, так сказать, для внутреннего употребления, несколько иной.
Например, начальник Главного управления МВД по Северо-Западному федеральному округу Борис Уемлянин, один из тех, кто олицетворяет пресловутую властную «вертикаль», считает, что питерской милиции хвастаться нечем. Ситуация, по его словам, непростая на всем Северо-Западе, но все же особенно выделяется в худшую сторону Санкт-Петербург.
Об этом, по его мнению, красноречиво свидетельствует факт снижения раскрываемости здесь преступлений: на 21%, а по тяжким и особо тяжким преступлениям - на 25% по сравнению с первым полугодием прошлого года.
Конечно, специалисты уже не раз высказывали мнения о сомнительности оценки работы милиции по «проценту раскрываемости». Приводят в пример развитые страны, например Европу, где этот показатель колеблется на отметке 42 - 45%, а у нас в некоторых регионах подбирается чуть ли не к 99%. И это при том, что никто не ставит под сомнение эффективность работы германской, английской или американской полиции. И никто не оспаривает тот факт, что нашим «ментам» еще учиться и учиться у их «бобби» и «копов». Вывод? Чуть ли не стопроцентные показатели раскрываемости преступлений в родном отечестве - результат откровенных приписок, отказов заводить уголовные дела и регистрировать преступления, которые портят победную статистику.
Факты массового сокрытия преступлений от регистрации признает и сама милиция, фактически соглашаясь с тем, что криминальная статистика мало отражает реальный размах преступности, который на деле намного выше, чем это следует из милицейских сводок.
Это подтверждают и слова Бориса Уемлянина. По его данным, за первое полугодие этого года по Северо-Западному округу зарегистрировано около 150 тысяч преступлений, что почти на 14%, а по тяжким и особо тяжким преступлениям - на 17% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Но не стоит обманываться. «Это в определенной степени объясняется сокрытием преступлений от регистрации», - говорит милицейский генерал.
За полгода органы прокуратуры округа внесли 833 представления в органы внутренних дел по фактам сокрытия преступлений. Львиная доля этих случаев относится к ГУВД Санкт-Петербурга и области. По этим фактам в отношении сотрудников милиции было возбуждено 8 уголовных дел. Это не говоря уже о том, что в результате собственных проверок органами МВД Северо-Запада было выявлено около 10 тысяч (!) нарушений, в связи с чем полторы тысячи сотрудников (из них 107 - руководящих) были привлечены к дисциплинарной ответственности.
Налицо вопиющие факты фальсификации. К примеру, в Пушкине совершенно незаконно были оформлены 292 дела по фактам неуплаты платежей за электроэнергию, хотя «разборки» «Ленэнерго» с жителями никакого отношения к уголовному дело-производству не имеют. Другое дело - помочь руководству местного РУВД отчитаться за «ударную» работу по «проценту раскрываемости».
Еще более незатейливо поступили в Кировском районе, где 820 нераскрытых уголовных дел в отчетах попросту занесли в графу раскрытых. Учитывая то, что всего там регистрируются около 8 тысяч преступлений в год, получается, что каждое десятое из них раскрыто лишь на бумаге...
Но то, что является откровением для милицейского руководства, для подавляющего большинства простых граждан, увы, не секрет. Не случайно в представлении многих человек в милицейской форме в первую очередь - не защитник законных прав граждан, а коррупционер и взяточник. Об этом, в частности, свидетельствуют результаты изучения общественного мнения, которое уже четыре года исследуется в городе на Неве в рамках международной программы «Население и милиция в большом городе».
По словам одного из руководителей программы, известного петербургского социолога, специализирующегося в области криминологии, доктора юридических наук Якова Гилинского, опросы показывают, что 26% взрослого населения Петербурга (каждый четвертый!) ежегодно оказываются жертвами тех или иных преступлений. При этом 70% из них (две трети!) не обращаются в милицию, считая, что это бесполезно. Справедливости ради стоит сказать, что 13% не заявляют в милицию из-за малой значимости совершенных в отношении них преступлений. И все же факт налицо: подавляющее большинство пострадавших считает, что милиция или ничего не сможет сделать или просто ничего делать не станет. И вряд ли разговоры милицейского начальства «об усилении борьбы» за увеличение «процента раскрываемости» убедят их в обратном.

Николай ДОНСКОВ
Фото Сергя ЯНИНА - РОСБАЛТ