Садясь в самолет, не забудьте перекреститься

1 августа 2002 10:00

28 июля вместе с рухнувшим в Шереметьево «Ил-86» разбилась последняя надежда наших сограждан на безопасность авиаперелетов. Восьмая за этот месяц авиакатастрофа с участием российских лайнеров говорит о том, что авиапарк находится в плачевном состоянии. По оценкам специалистов, за последнее десятилетие в два раза увеличилось число катастроф, проходящих под грифом «человеческий фактор», в четыре раза - «по техническим причинам». Самыми опасными считаются «Ту-154», на втором месте - «Ан-24» и «Ан-26», на третьем - «Ту-134». Из грузовых лайнеров самым ненадежным считают «Ил-76», каждая 8-я авария случается именно с ним... «Ил-86» до прошлого воскресенья был одним из последних символов социального благополучия советской эпохи. Огромный промышленный потенциал СССР, колоссальный спрос на авиаперевозки и их доступность позволили в 1970-х годах создать отечественный широкофюзеляжный авиалайнер-аэробус «Ил-86». Он стал не просто гордостью советского пассажирского флота, но и символом его комфортабельности и надежности... Теперь это уже в прошлом.





Официальная версия трагедии в Шереметьево была выработана на удивление быстро. По мнению экспертов, через две секунды после взлета стабилизатор самопроизвольно перевелся в крайнее положение - 12 градусов, каким его нашли на земле. Это и привело к резкому набору высоты почти в вертикальном положении. Через шесть секунд командир корабля начал предпринимать действия по выправлению машины, но это не увенчалась успехом. Самолет камнем рухнул вниз, 14 членов экипажа погибли, две стюардессы чудом выжили...
Пилот авиапредприятия «Шереметьево» Евгений Кораблев был очевидцем трагедии. Он стоял на поле после рейса и ждал служебный автобус. От нечего делать наблюдал за взлетающим самолетом.
- Тогда я еще не знал, что это техническая перегонка, ведь на этом борту могло находиться 350 пассажиров! - рассказывает пилот. - Сначала самолет пошел свечой вверх. Затем вдруг камнем упал вниз. Никаких пожаров и взрывов на борту не было. Пилоты старались выровнять пикирующий самолет, но не хватило высоты... Конечно, у меня есть свои собственные предположения. Экипаж мог не справиться с управлением при пилотировании пустого самолета или неправильно установил стабилизатор перед взлетом, хотя там и предусмотрена сигнализация... Возможно, бортинженер убрал закрылки в один прием, для того чтобы «не выпороли» потом за нарушение ограничений по скорости уборки. Самолет, перешел во «второй режим», а выйти из него не смог. Простите, что подвергаю сомнению профессионализм пулковского экипажа, но на взгляд бывшего командира «Ил-86» такая версия развития событий вполне вероятна. В моей практике был похожий случай с пустым «Ил-62», но закончился он благополучно... Вообще лучше бы я этого не видел, - продолжает Евгений. - Я потом выпил за ребят. Мысленно представляю себя в той кабине. Сначала голубое небо, потом зелень, все шире и шире, и полный рот земли...
Анатолий С. летел на этом самолете из Сочи в Москву. Он до сих пор не верит, что для него все закончилось хорошо.
- Полет был классный, - рассказывает Анатолий. - На взлете и посадке отрыв и касание не чувствовались вообще. Я смотрел в иллюминатор. Мы обошли Москву с востока, сделали разворот. Все идеально мягко, никаких кренов и воздушных ям. Экипаж очень понравился. Приветливые, веселые люди. Когда мы выходили из самолета, я поблагодарил ребят за качественный перелет. Командир не выглядел уставшим, мы пошутили с ним по поводу погоды: мол, есть ли смысл летать в Сочи, если в Москве такая же жара. Я запомнил, что у кабины пилотов висела табличка с номером самолета и годом постройки - 1983. Я еще спросил: «Не старовата ли машинка?»... Сейчас стараюсь не думать, что все это было со мной!
Хроника последних событий показывает, что это могло произойти практически с любым самолетом. В ближайшее время будут проверятся все отечественные 86-е «Илы», особенно система управления стабилизаторами. Предоставим решение технических проблем специалистам. Но у пассажиров возникает не меньше своих проблем.
Богатая на трагедии середина лета преподнесла мучительный вопрос: летать или не летать?! Последнее происшествие лишило нас остатков веры в безопасность авиаперелетов. Так что, отважившись сесть в мягкое кресло авиалайнера, не забудьте перекреститься...

Дарья ЗЕРНОВА


P.S. Когда мы верстали номер, было получено официальное заявление заместителя министра транспорта РФ, руководителя Государственной службы гражданской авиации России Александра Нерадько. Он сообщил, что уровень безопасности полетов в гражданской авиации России не снижается, а неблагоприятную картину в области безопасности полетов «создают некорректные высказывания отдельных специалистов», в том числе из МЧС, которые рядовые авиационные инциденты классифицируют как аварийные посадки. Авиационных инцидентов в России происходит около тысячи в год. При этом изменения соотношения авиапроисшествий, связанных с отказами техники и с ошибками персонала, в России нет. Пропорции остаются прежними, как и во всем мире: 20% инцидентов связано с техническими отказами, 80% - с человеческим фактором. Вопрос о запрете эксплуатации воздушных судов «Ту-154» или «Ил-86» в настоящее время никто не рассматривает. В то же время, как сказал глава Госавиаслужбы, «правительство наконец предприняло меры для обновления парка воздушных судов, чего не делалось на протяжении последних восьми лет»... Как в поговорке: не было бы счастья, да несчастье помогло.