Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

На раздвоение несогласный

12 июля 2007 10:00

Милиция, по-видимому, не брезговала подлогом документов и лжесвидетельством, пытаясь доказать виновность невиновного. Напрасно. Не сработало. Хотя почти все судебные процессы по делам несогласных (задержанных до и после второго марша — 15 апреля) отличались явной предвзятостью, а то и откровенным абсурдом. Однако история осуждения известного московского политолога, профессора философии РГГУ, экс-депутата Госдумы РФ Александра Осовцова выделяется даже на этом фоне.

Закрытый в милицейской камере профессор как зверь бросался на прохожих





Чтобы принять ее, следует допустить либо раздвоение личности у совсем еще нестарого профессора, либо синхронные галлюцинации как минимум у десяти человек. Смольнинский районный суд Петербурга не сумел настолько исказить действительность, и, рассмотрев апелляционную жалобу члена партии «Яблоко» и Александра Осовцова, 10 июля его оправдал.
Проигнорировать Марш несогласных в Петербурге (тем более — после шумного разгона московской акции) Александр Осовцов, как он сам объясняет, «не мог в силу определенных черт личности». Но попасть на митинг в северной столице доктору философии не удалось в силу определенных условий сегодняшней российской действительности.
Из рассказа Александра Осовцова в «Живом журнале» о событиях 14–15 апреля 2007 г.:
«Если бы я был суеверным, то обвинил бы в этом интернет-ресурс compromat.ru. Там накануне маршей вывесили дурацки-провокационный список правительства, который сформирует «Другая Россия», если когда придет к власти, и мне в этом списке присвоили должность «министра общественной безопасности». Накаркали, паразиты. За два выходных я только и делал, что инспектировал российские отделения милиции, и узнал о них много нового. Такого, что теперь каждого, кто попытается связать меня с этими структурами и этими людьми, буду считать своим недоброжелателем. Но обо всем по порядку…»
В ночь с 14 на 15 апреля Осовцов ехал в поезде «Москва—Петербург» на марш, вместе с другими «несогласными». Прибыли на Московский вокзал рано утром. Только профессор вышел из вагона — на платформе его задержала милиция. Впервые в жизни Александр Абрамович узнал, что «находится в федеральном розыске». Его доставили в 79-й отдел милиции Центрального района на Гагаринской улице и заключили под стражу.
Из рассказа Александра Осовцова в «Живом журнале» о событиях 14–15 апреля 2007 г.:
«Нас зарегистрировали без фамилий, указав в списке «экстремист-1», «экстремист-2» и т. д. Много фотографировали (две бесплатные фотосессии за два дня для мужчины в моем возрасте — это просто лестно). Расспрашивали о политике… К концу дня предъявили обвинение в «мелком хулиганстве, выразившемся в нецензурной брани в общественном месте» и повезли в суд, в глухом железном ящике…»
Сотрудники правоохранительных органов заявили Осовцову: «Сегодня, в воскресенье 15 апреля, в 13 часов у дома № 9 на Гончарной улице в Петербурге Вы, профессор, ругались матом и бросались на прохожих». Несчастный Осовцов, сильно подозревая у себя раздвоение личности, возразил: «Позвольте, я с восьми утра не видел ничего, кроме этих стен, и никого, кроме сотрудников милиции, то есть вас…» В ответ: «На улице Гончарной… матом… в суд».
— Утром 15 апреля мне позвонил Александр Осовцов и сообщил, что его задержали, — рассказывал выступавший в качестве свидетеля в суде известный петербургский адвокат Юрий Шмидт. — В 79-й отдел милиции я подъехал около 13.00 и пробыл там до 14.30. Ушел, когда майор милиции мне пообещал: «Их скоро отпустят, помощь больше не нужна». Я поверил… А вечером узнал, что Осовцова осудили без вызова свидетелей, без заявления ходатайств, без защиты…
Как говорит Осовцов, судью эти мелочи не смутили, а сам он и вовсе не понял, что это была представитель Фемиды и состоялся суд.
— Открылась дверь в комнату, где я сидел в ожидании заседания мирового суда, — вспоминал подсудимый в разговоре с корреспондентом «Новой». — Вошла какая-то женщина, ничем не напоминающая судью. Не представляясь, спросила мои фамилию, имя, отчество и вышла. Вернулась через пять минут уже с готовым решением: «Суд признает вас виновным в хулиганстве, штраф — 500 рублей».
Сначала вездесущий профессор вздохнул с облегчением: надо же — все закончилось! Чуть позже переоценил случившееся: это не просто штраф — судимость в личном деле на всю жизнь… Осовцов подал апелляционную жалобу на решение мирового суда. Обжалование, в отличие от суда первой инстанции, оказалось очень долгим и сложным.
Сотрудники, составившие протокол об инциденте на Гончарной, ссылались на беспамятство: «В тот день было много работы — мы не помним, кого именно и за что задерживали» и лгали: «Как в документах написано — так и было».
А в документах было написано по-разному. В копии протокола, выданной Осовцову в отделе милиции, время и место задержания не указаны. А в милицейском экземпляре эти строчки дописаны: «Время — 13.00, место — Гончарная ул., 9».
Из рассказа Александра Осовцова в «Живом журнале» о событиях 14–15 апреля 2007 г.:
«…Все, кто меня знает, прекрасно осведомлены, что если я минимум пару раз в день не побранюсь нецензурно в общественном месте, то потом не смогу уснуть из-за попусту прожитого дня, но с другой стороны — в протоколе сказано, что я это делал в 13.00, т. е. тогда, когда уже четыре часа сидел в отделе. Естественно было бы предположить, что я бранился прямо в милиции, но является ли отдел общественным местом? А в протоколе место совершения правонарушения почему-то не указано...»
Смольнинский районный суд сравнил оба варианта документа, сопоставил все показания свидетелей и заключил: протокол сфальсифицирован, слова стражей порядка противоречат действительности, решение мирового судьи немотивированное, вынесено с нарушениями и подлежит отмене.
Из рассказа Александра Осовцова в «Живом журнале» о событиях 14–15 апреля 2007 г.:
«Какой-то полупьяный милицейский майор в отделе, проходя мимо меня, все время бормотал: «Безобразие! Бардак! Мы совершенно не готовы к массовым репрессиям!» Шутки шутками, но если тот беспредел, который они учинили, позволяет им прийти к таким выводам, то что же будет, когда они наконец подготовятся?..»

Нина ПЕТЛЯНОВА
Фото Сергея ЕРМОХИНА


Досье «новой»
Александр Осовцов — в настоящее время является директором образовательно-просветительских программ МОО «Открытая Россия», членом федерального бюро РП «Яблоко» и федерального политсовета ОГФ.
В 1990–1993 гг. Александр Осовцов — депутат Моссовета и член Координационного совета движения «Демократическая Россия», в 1993–1995 гг. — член фракции «Выбор России» в Госдуме первого созыва. Входил в политсовет партии «Демократический выбор России» с момента ее создания в 1994 г. до 1997 г. С 1996 г. до февраля 2002 г. — исполнительный вице-президент Российского еврейского конгресса.
Во время первой чеченской войны Александр Осовцов несколько раз ездил в Чечню. Вместе с Сергеем Ковалевым, Юлием Рыбаковым, Михаилом Молоствовым, Валерием Борщевым они делали все возможное, чтобы предотвратить гибель людей. В июне 1995 года — во время событий в Буденновске — депутат Госдумы Осовцов стал добровольным заложником банды Шамиля Басаева. Самоотверженность и риск Осовцова, Ковалева, Рыбакова помогли остановить штурм буденновской больницы и спасти жизни многих сотен людей.
Александр Осовцов награжден медалью «Защитнику свободной России». В июле 2007 года ему исполняется 50 лет.