А город подумал...

22 августа 2002 10:00

"Этот дом не являлся памятником архитектуры, хоть и был построен в середине позапрошлого века", - сказал вице-губернатор Александр Смирнов, прибывший во вторник вечером к обрушившемуся дому на восьмой линии Васильевского острова. "Он был передан на баланс инвестиционно-строительной фирме "Ронис", которая занималась его реконструкцией и теперь, по идее, должна отвечать за это ЧП", - утверждали в тот же вечер чиновники районной администрации. "Оформление тендерного пакета еще не было закончено, а вообще-то нам позволили пока только реконструировать дом, а никак не сносить, - возражал гендиректор "Рониса" Александр Ремесков. - Хотя мы-то ратовали именно за снос: все-таки дом стоит на гнилом фундаменте, рассчитанном на два этажа, а не на пять, так что неизвестно, спас бы его капремонт или нет".




Все эти реплики звучали спустя считанные минуты после ЧП, когда спасатели еще только ждали автолестницы с подъемными кабинами. Когда движение по
8-й и 9-й линиям только что перекрыли и на параллельных линиях еще не успели разрастись километровые пробки. Когда в контактные провода трамваев еще исправно подавался ток, хотя трамваи уже не ходили: рассыпавшиеся камни достигли даже проложенных посередине улицы рельсов. Ликвидировать последствия ЧП съехалось несколько бригад спасателей во главе с начальником УГПС Александром Чуприяном, газовщики и электрики, отключившие блага цивилизации в разрушенном доме, и рабочие контактно-кабельной сети, поспешно снявшие провода - на тот случай, если полуразрушенный дом все-таки рухнет вперед.
Дом разрушался внутри. Даже клубы строительной пыли, взметнувшиеся после первого обвала, уходили в небо - через разрушенную кровлю здания. По словам ремонтников, межэтажные перекрытия в доме были сняты еще до них, а им пришлось заниматься кровлей. Около трех часов дня на верхних этажах раздался характерный треск и стены накренились. Два десятка строителей спешно выскочили на улицу, как оказалось, вовремя. А в 16.25 остатки перекрытий ухнули вниз. Часть камней угодила на крышу деревянного пешеходного коридора вдоль тротуара, часть - вместе с балконными решетками - высыпала на проезжую часть. Легко пострадали только два человека - им даже не потребовалась медицинская помощь.
Вечером администрация района распорядилась расселить еще три дома: 35-й и
39-й по восьмой линии и 34-й - по девятой. В случае обрушения несущих конструкций 37-го дома - то есть в случае, если бы он рухнул, сложившись как карточный домик, в первую очередь пострадали бы два соседних, примыкающих к нему стена к стене, и тот, что напротив. 287 жильцам предложили провести ночь в интернате на Каховской, но никто не согласился, очевидно, боясь мародеров. В итоге все жильцы засели во дворах, а отогреваться ходили в специально подогнанный автобус. К утру стало ясно, что самопроизвольно дом уже не рухнет: только после того, как его разберут по кусочкам. Жильцам позволили вернуться обратно и даже включили свет и газ...
Пожалуй, все сложилось как нельзя лучше. Жертв удалось избежать, остатки 150-летнего дома инвесторы разберут в течение нескольких дней, а на месте дома 37 через пару лет появится новый, элитный жилой комплекс. И даже жители трех соседних домов, которые провели всю ночь то дома на узлах и чемоданах, то на улице, уже вернулись в свои родные стены и облегченно вздохнули. Хотя многие питерцы, памятуя об инцидентах на Двинской, на Полярников, до сих пор уверены: ЧП без пострадавших не бывает. Все выжили - значит, лишатся жилья. Или будут прозябать в аварийных домах. Известно, что почти никто из бывших обитателей общаги на улице Полярников не в восторге от предоставленных им комнат. Жильцам с Двинской, чьей судьбой в течение месяца жил весь город, повезло чуть больше: они получили свои метры хоть и в пригороде, но в новых домах. Правда, не все: как известно обитатели второго, уцелевшего, корпуса общежития, до сих пор ютятся в своих шатающихся стенах, наблюдая за разрастанием трещин.
В этом их судьба кардинально расходится с судьбой жителей дома 39 по восьмой линии. Этот дом, по возрасту не сильно отличающийся от разрушенного 37-го, тоже был не так давно признан аварийным, а во вторник представители администрации всерьез заговорили о его расселении. Но воспротивились сами жильцы. Сейчас идея расселения уже затихла: как выяснилось, стены его, скорее всего, выдержат даже обрушение соседнего дома. Зато жильцы той половины дома на Двинской, которая еще признана жилой, продолжают походы по инстанциям...
Напомним, это уже пятый - за неполные восемь месяцев этого года - случай обрушения если не целых зданий, то их частей. Правда, в предыдущих случаях страдали не реконструируемые, а вполне действующие строения. В общежитии на улице Полярников, 6, где 22 марта рухнула часть стены, продолжали и продолжают жить люди. На Кожевенной фабрике (угол Лиговского и Рязанского переулка), где 25 марта рухнули перекрытия, тоже жизнь не стихала. Пятиэтажное помещение завода "Светлана", в котором 24 мая обвалился целый угол, хоть и не эксплуатировалось, но аварийным признано не было. Что уж говорить о жилом доме на Двинской...
Про дом на Васильевском вице-губернатор Анна Маркова сказала, что, раз он был аварийным, такой исход был вполне прогнозируемым. Пожалуй, история дома на В.О. наиболее схожа с домом 6 по улице Марата, также рухнувшим в дни реконструкции. Правда, его падению предшествовали ливневые дожди, которые и расшатали перекрытия и размягчили раствор. Дом на В.О. погубил сильный ветер.

Мария ЮРЧЕНКО