Автограф ценой 6 млн евро

7 октября 2002 10:00

По инициативе «Новой газеты» экспертизой установлено: подпись Дмитрия Сычева на его контракте со «Спартаком» - подлинная





Неделю назад мы писали о том, что подлинность контракта нападающего «Спартака» Дмитрия Сычева оспаривается конфликтующими сторонами: руководством футбольного клуба и отцом молодого форварда вкупе с окружающими его лицами. Обе стороны настаивали на экспертизе документа. «Новая газета» решила оказать эту услугу. И оказала.
Цена вопроса - 6 миллионов евро. Именно столько, по мнению руководства «Спартака», должен выплатить «красно-белым» другой клуб, возжелавший приютить блудного форварда. Вернее, 5 миллионов - с клуба, а миллион - с самого Сычева, поскольку он уволился в одностороннем порядке, что противоречит контракту. Во всяком случае, именно на таких условиях настаивает президент «Спартака» Андрей Червиченко, который заявил, что все это оговорено в контракте Дмитрия, в статье 7 «Особые условия». Условия эти написаны от руки протоколирующим лицом и подписаны самим же Сычевым, как, впрочем, и каждая страница контракта.
Отец Дмитрия - Евгений Михайлович - несказанно изумился подобному обстоятельству и усомнился в подлинности самого документа. Сначала Сычев-старший заявлял, что, мол, вообще никакого контракта и не было. Потом говорил: контракт был, но статья седьмая в нем не заполнена, а на месте упомянутых «особых условий» красовался огромный значок «Z». Из заявлений Евгения Михайловича следовало, что контракт с вышеупомянутыми 6 миллионами, конечно, существует, но только подпись на нем вовсе не принадлежит его сыну - одним словом, подделка.
С одобрения президента «Спартака» Андрея Червиченко и президента РФПЛ Виталия Мутко мне дали возможность полюбоваться подлинником контракта Сычева, а затем и предоставили его копию. Кстати, для чистоты эксперимента мы взяли экземпляр контракта, который хранится не в «Спартаке», а в офисе премьер-лиги. Никакого намека в контракте Дмитрия Сычева на таинственный знак «Z» обнаружить не удалось. Зато все озвученное Андреем Червиченко присутствовало в статье 7 «Особые условия». Внизу листа, как и на всех остальных, - подпись, «очень похожая на росчерк Дмитрия Сычева».
Получив копию контракта и образцы почерка Сычева, я направился в Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ. Спустя три дня после того, как я, выражаясь казенным языком, официально поставил перед экспертом вопрос: «Кем - Сычевым Д.Е. или другим лицом выполнены подписи от его имени в трудовом договоре (контракте) от 21 января 2002 г.?», мне предоставили результаты почерковедческой экспертизы. Вывод специалиста перед вами:
«Подписи от имени Сычева Д.Е. (их электрофотографическое отображение) в электрофотографической копии трудового договора (контракта) от 21 января 2002 г., расположенные - в нижней правой части листа (на первых четырех листах) и на бланковой строке над словами «Сычев Дмитрий» (на 5-м листе), выполнены самим Сычевым Дмитрием Евгеньевичем, а не другим лицом (лицами)».
Добавлю, что этот вывод сделан старшим экспертом Ларисой Макаровой, имеющей квалификацию судебного эксперта по специальности «исследование почерка и подписи» и стаж работы 21 год. Так что сомневаться в результатах, думаю, не имеет смысла.
«Новая газета» несколько прояснила ситуацию со скандальным контрактом молодого форварда. Но в результате в «деле Сычева» появился новый вопрос: что или кто заставляет отца Сычева делать подобные заявления? Постараемся разобраться и в этом.

Руслан ДУБОВ