Мода на экстремизм

17 октября 2002 10:00

В Петербурге около 5 тысяч скинхедов, и каждый год их «поголовье» увеличивается вдвое. Это данные отдела по работе с неформальными молодежными формиро-ваниями...





Отдел существует в структуре подведомственного Комитету по молодежной политике горадминистрации Городского центра профилактики безнадзорности и наркозависимости несовершеннолетних. И его начальник Владимир Гущин, по всей видимости, должен стать первым кандидатом на «привлечение к административной ответственности» за упущения в работе по противодействию «экстремистской деятельности в молодежных организациях», как призывает в своем обращении к губернатору прокурор города Иван Сыдорук...
По мнению прокурора Ивана Сыдорука, администрация города «принимает недостаточные меры по реализации, обеспечению и защите прав человека». Поэтому главе исполнительной власти предложено «разработать комплекс мероприятий, направленных на противодействие экстремизму в молодежной среде», а также наказать руководителей подразделений, заваливших возложенную на них работу.
Комитет по молодежной политике не располагает «сведениями о существовании на территории Санкт-Петербурга неформальных молодежных группировок, публичном демонстрировании нацистской атрибутики членами молодежных и детских объединений», отмечается в представлении. Более того, подведомственные комитету структуры не осуществляют взаимодействие с органами внутренних дел и не направляют туда информацию «о лидерах и наиболее активных членах группировок, имеющих экстремистскую окраску, а также о криминальных аспектах их деятельности».
Здесь, правда, концы с концами не сходятся. Если у сотрудников означенных структур нет сведений об экстремистских группах, то как они могут направлять их в правоохранительные органы? Если же речь идет о нежелании взаимодействовать, то обвинения в неинформированности вряд ли уместны. Тут надо выбирать что-то одно...
- А еще лучше - не путаться в терминах, - добавляет Гущин. - Прокуратура спрашивала нас о зарегистрированных молодежных организациях, чья деятельность носит экстремистский характер: по нашим данным, их в городе действительно нет.
- А пять тысяч скинхедов - это не организация?
- Ни в коей мере. Многочисленные группировки, возникающие в городе, не имеют общего руководства: половина из них относится к периферийным.
- К каким-каким?
- Вспомните эпоху хиппи и бытовавшее тогда деление на «олдовый пипл» и «пионеров». То есть на тех, кто воспринял идеологию движения - и тех, кто ограничился внешней атрибутикой. Сейчас происходит нечто подобное, и многие из тех, кто называет себя скинами, лишь отдают дань моде.
- Но чем определяется выбор именно такой моды?
- Отчасти соображениями личной безопасности: подростки говорят, что «скинов никто не трогает», и для них это чрезвычайно важно...
Дело, впрочем, не только в безопасности. По мнению независимых специалистов, движение скинхедов - как и любая подростковая субкультура - носит отчетливый протестный характер. Значительная часть бритоголовых - это дети «бюджетников». Они видят, что их родители вкалывают за гроши и не могут даже помыслить о тех «земных благах», которые рекламируются на каждом шагу и легкодоступны более удачливым согражданам. Они считают, что наш мир устроен несправедливо, и пытаются, в меру своих возможностей, протестовать против этой несправедливости.
«Если бы коммунисты настолько себя не скомпрометировали, то, возможно, эти ребята пошли бы к ним, - уверен один из моих собеседников. - А так они бреют головы и называют себя скинхедами. Кстати, обратите внимание, у многих из них нет полного «прикида»: просто потому, что он недешево стоит. Они ограничиваются брюками в стиле «милитари» и ботинками, - кстати, весьма удобными по нашей питерской погоде»...
- Мы по мере сил работаем с ребятами из периферийных групп, чтобы не допустить их вхождения в идеологию, - поясняет Гущин. - В «идеологизированные» группы не лезем. В отделе всего пятеро сотрудников, и мы не в состоянии объять необъятное. Кроме того, это небезопасно... Хотя информация о таких группах у нас, разумеется, есть, и зачастую она очень помогает в работе с «неидеологизированными».
- Например?
- Ну, например, весьма любопытные сведения мы получили из... «голубой» тусовки. Выяснилось, что ряд лидеров скинхедов в разное время оказались в местах лишения свободы и были «опущены». И после этого у них сформировалась устойчивая потребность в такого рода отношениях как с мужчинами после сорока, так и с подростками. Мы брали интервью у одного из таких людей, и он рассказывал, что свою группу использовал как гарем...
- Но в таком случае вы сами должны быть заинтересованы во взаимодействии с правоохранительными органами.
- Взаимодействия не получается. Мы не можем проводить оперативно-розыскные мероприятия и проверять появляющиеся у нас из разных источников сведения о правонарушениях, совершенных теми или иными лицами. Если мы официальным порядком передадим их в милицию, то, вполне возможно, «подставимся» под обвинение в ложном доносе. А передавать их неофициально не имеет смысла: результата не будет. Что там скинхеды: мы однажды передали данные о двух детских порностудиях, так никто их даже проверять не стал.
Владимир Гущин надеется, что представление прокуратуры окажет определенное воздействие на правоохранительные органы, заставив их реагировать на выступления и действия экстремистских групп. Пока, однако, реакция весьма вялая. Был, например, митинг у офиса лесопромышленной корпорации: националистическая Партия свободы вывела на него подростков из двух школ. Милицию это действо не заинтересовало, хотя речь идет о весьма опасной тенденции: подростковые неформальные группы активно пытаются использовать и РНЕ, и «Солнцеворот», и национал-большевики, и та же «Партия свободы». Кстати, по оперативным сведениям, именно ее лидер Юрий Беляев имел отношение к осквернению памятника жертвам политических репрессий на Троицкой площади...
Вообще деятельность подобных партий вызывает много вопросов, но стоит отметить, что неоднократные попытки привлечь к ней внимание прокуратуры не давали никакого результата. По мнению Ивана Сыдорука, озабоченного ростом экстремизма в молодежной среде, «взрослые» партии никаких нарушений закона не допускают. А значит, их внимание к скинхедам, наверное, можно считать бескорыстной заботой о воспитании подрастающего поколения. Что ж, остается утешать себя тем, что превращение молодежной субкультуры в организацию - это чрезвычайно сложный и, безусловно, длительный процесс. Потому что если скинхеды, численность которых, напомню, ежегодно увеличивается вдвое, станут настоящей мощной организацией, то писать представления будет уже поздно...

Вероника АЗАРОВА
Фото ИНТЕРПРЕСС



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close