Кавказские пленники

28 октября 2002 10:00

В пятницу в Петербурге грянуло: по информационным лентам новостей прошла информация о росте антикавказских настроений. Мол, в адрес живущих в городе чеченцев поступают угрозы по телефону и через интернет. «Нет, ничего подобного не было!» - тут же опровергли эти сообщения чеченцы, к которым журналисты бросились за комментариями. И все же... На следующее утро мы договорились встретиться с одним из представителей чеченской диаспоры и проехать по некоторым «горячим точкам» - рынкам, станциям метро - там, где большие скопления людей, и искра розни может вспыхнуть особенно легко.



Усилятся ли зачистки на рынках?

Первое, что сказал мне Руслан Магомадов при встрече, протянув руку: «Поздравляю, поздравляю с тем, что все разрешилось именно так, могло быть гораздо хуже». (Тогда еще не были известны цифры погибших во время штурма.)
- Знаете, как только все это произошло, - продолжил он, - нас, представителей кавказских диаспор, собрали в управлении внутренних дел Санкт-Петербурга, проинформировали, предупредили, чтобы мы были бдительны. Кстати, на ближайший вторник у нас намечено собрание в городской администрации, там тоже будут все кавказские диаспоры, будем обсуждать, что мы можем все вместе сделать...
В нынешнюю субботу эти слова звучали уже как-то отстраненно. Ничто не указывало на вчерашнюю беду. Ни военных патрулей, обещанных двумя днями раньше в официальных сообщениях городской администрации, ни милиции с автоматами - ничего этого не было. Холодный осенний ветер гонял по тротуарам набухшие влагой листья, люди, поеживаясь, спешили по своим делам. Город жил своей жизнью. Все те же вечные автомобильные пробки, все так же гудела барахолка в Апраксином дворе. И нигде - ни в метро, ни на улицах, ни на рынках - не слышно разговоров на «главную тему».
- Террористы? Да, конечно, ужас, осуждаем...
Совсем иначе было накануне. В прямом эфире питерского телевидения собралась городская общественность: элегантный Борис Пиотровский, задумчивый Олег Басилашвили, горячий Александр Розенбаум - все говорили о случившемся. И едва ли не каждый находил свои слова, чтобы сказать главное: пора, наконец, кончать эту войну, которая и есть всему причиной. И блистательная Анастасия Волочкова говорила. У которой, кстати, в субботу был концерт в Большом концертном зале «Октябрьский».
- Возвращал ли кто-то в эти дни билеты? - говорит замдиректора БКЗ Эльдар Бекиров. - Нет, такого не было. Звонили, интересовались, не отменен ли концерт, охраняется ли зал. При полном аншлаге прошли выступления «Золотого кольца» Надежды Кадышевой, вот благотворительный концерт Анастасии Волочковой - полный зал детей, но соответствующие меры совместно с ГУВД и ФСБ приняты...
- Знаете, как только стало известно о случившемся, телефон представительства Чеченской Республики в Петербурге просто раскалился, - продолжает Руслан Магомадов. - Многие звонили, чтобы что-то узнать, но большинство предлагали помощь. Около ста петербургских чеченцев вызвались ехать в Москву, чтобы заменить собой заложников.
Один их тех, кто звонил с таким предложением, - питерский художник Султан Абаев. У которого все стены мастерской завешаны чеченскими пейзажами. И который рассказал такую историю. Есть у него сестра, муж которой погиб во время «первой чеченской», остались двое сыновей. Как-то младший сын выскакивает на улицу, там незнакомые люди, и тогда ему кричат из дома: «Вернись, там русские!» А он отвечает: «Нет, это не русские, они же без автоматов»... Других-то русских эти чеченские дети просто не видели - только в камуфляже и с автоматами...
- Да, я сразу же позвонил, - говорит Султан, - я был готов ехать в Москву, и другие питерские чеченские художники тоже.
Руслан Магомадов тоже был готов ехать. Как раз после нашего с ним субботнего «рейда» они планировали выехать на машине в Москву и к вечеру уже быть там. Не понадобилось...
- Нет, античеченских настроений в городе нет, - подтверждает Руслан. - Петербург вообще особый город. Вот часто кавказцы жалуются, что их останавливают на улицах, проверяют документы. Как это делают в Петербурге? Представляются, просят показать документы. А в других местах? Я сам был свидетелем, как сначала сбивали с ног, укладывали лицом в асфальт, а потом только про документы спрашивали. Где? Да в Москве... Но давно пора понять главное: ведь не все чеченцы - бандиты...

Николай ДОНСКОВ
Фото ИНТЕРПРЕСС