Науку – под нож

4 ноября 2002 10:00

В четверг вечером российская наука чуть не понесла очередную утрату. В своем подъезде на бульваре Новаторов, 35-2, неизвестный налетчик ранил ножом 68-летнего генерального конструктора ЦКБ «Рубин» Евгения Горигледжана. Доктора наук в состоянии средней тяжести госпитализировали в больницу на улице Костюшко.



По словам оперативников, ограбление прошло на удивление банально. Преступник, действовавший в одиночку, выследил ученого у кафе, куда тот зашел после метро. В подъезде он пригрозил жертве ножом и потребовал денег. Горигледжан отказался, и тогда грабитель ударил его ножом в руку и ногу. Добычей злодея стала одна тысяча рублей. Истекающий кровью конструктор сам поднялся к себе в квартиру и вызвал «скорую».
По стилю нападение на Горигледжана ничем не отличается от скандального январского, в результате которого погиб академик Игорь Глебов. Судя по всему, разбойник был наркоманом - как и убийцы Глебова. Во всяком случае, связывать его с профессиональной деятельностью засекреченного ученого не собираются ни милиционеры, ни коллеги Горигледжана по «Рубину». Зато, в отличие от убийства академика, у этого преступления есть неплохие шансы на раскрытие: во-первых, преступника успел разглядеть сам Горигледжан, во-вторых, его могли видеть в пресловутом кафе.
Грабеж в отношении известного ученого заставил вновь вспомнить судьбу уголовного дела по факту убийства академика Глебова - этот самый безнадежный «глухарь», с которого начался 2002 год. Пока что единственными, кто сел на скамью подсудимых в связи с этим делом, стали двое дежурных из 34-го отдела милиции Приморского РУВД, которые не позаботились о немедленном возбуждении уголовного дела, не выехали на место происшествия и в больницу сразу после получения телефонограммы и вообще проявили недюжинную халатность. Спустя неделю после того как академик умер в больнице, а о деле узнали в СМИ и в верхах (говорят, в записной книжке супругов значился даже телефон Путина), дело поставили на контроль в МВД, и оно моментально превратилось в «дело № 1». Что, впрочем, отнюдь не приблизило его к раскрытию. На практике весь контроль означает только то, что все бумаги приходится писать в нескольких экземплярах...
Как рассказала «Новой газете» вдова Глебова Екатерина Даниловна, за десять месяцев этого года следствие, увы, не продвинулось ни на шаг. Конечно, ей, как единственной свидетельнице происшествия, приходилось просматривать картотеку подучетных лиц, на которой она никого не узнала, но до реального опознания дело так и не дошло. Одним словом, за все 10 месяцев у следствия так и не появилось ни одного конкретного подозреваемого. В сентябре сроки следствия в очередной раз продлили - на этот раз на год. «Я понимаю, что я следствию не помощница: грабителей не разглядела, и в то же время очень боюсь оговорить невиновного, - говорит Екатерина Глебова. - Так что дело это, скорее всего, так и не раскроют...»

Мария ЮРЧЕНКО