Ядерные цветочки

11 ноября 2002 10:00

Почему Россия решила взять на себя миссию переработчика мировых запасов отработавшего ядерного топлива, до сих пор мало кто понимает. Особенно учитывая накал проблем с одноименным материалом на российских АЭС. Ленинградская атомная - не исключение. Именно здесь, в восьмидесяти километрах от Петербурга, идет строительство комплекса по хранению и разделке ОЯТ. И словно по уже сложившейся традиции опасный ядерный объект возводится без заключения государственной экологической экспертизы. (Такая же ситуация с расположенным на территории ЛАЭС заводом по переработке радиоактивных металлических отходов «Экомет-С».) «Зеленые» в очередной раз бьют тревогу, а атомщики вновь уверяют общественность, что все в порядке.





«Зеленые» тревоги
Отработавшее топливо, которое еще называют «хвостом» ядерной энергетики, - самое проблематичное звено отрасли. Если, к примеру, отходы низкой и средней активности через какие-нибудь 30 - 50 лет могут превратиться в безобидные железки или тряпье, то выгоревший уран, упрятанный в тепловыделяющие сборки семиметровой длины (ТВС), будет опасен для человечества еще в течение 24 тысяч лет - период полураспада плутония-239. А сила излучения такой только что выбранной из реактора штучки поистине адова - десятки тысяч рентген. Доза, при которой человек за секунду превращается в труп. И такую сборку - правда, уже остывшую - наши атомщики собираются разрезать пополам...
- На территории ЛАЭС, расположенной в 80 километрах от Санкт-Петербурга, втайне от населения прямо на берегу Финского залива строится новое хранилище для отработавшего ядерного топлива, - заявляет член экологической правозащитной организации «Беллуна» Сергей Харитонов. - На самой станции уже имеется одно хранилище, в котором находится 25 тысяч отработавших тепловыделяющих сборок. А на вновь сооружаемом атомщики планируют заняться их разделкой. Это может привести к облучению персонала и загрязнению окружающей среды.
«Зеленые» выяснили еще один скандальный момент: новое хранилище строится без заключения государственной экологической экспертизы. Короче, «зеленые» уверены, что жителей Петербурга, области и всего Северо-Запада втягивают в опасную ядерную интригу.

Ядерный хомут
Обеспокоенность «зеленых» понятна. В начале 70-х, когда строились первые блоки ЛАЭС, предполагалось, что ядерные «хвосты» будут вывозить на переработку. Хранить опаснейшие радиоактивные отходы на территории действующего предприятия даже 30 лет назад, то есть задолго до Чернобыля, считалось делом крайне рискованным. Ведь существует такое понятие, как вероятность случайной аварии. И с каждым годом, по мере того как количество ТВС возрастает, эта вероятность растет.
Хотя отслужившие свой срок сборки никто не требует вывозить в тот же день. В ТВС дотлевает ядерная реакция, поэтому еще в течение года, а то и больше они требуют интенсивного охлаждения и повышенных средств защиты. Лучшим охладителем и поглотителем является дистиллированная вода, поэтому отработавшее топливо опускают в «бассейны выдержки», находящиеся в реакторном зале. Так сказать, на временное хранение.
Предполагалось, что после этого ядерные отходы будут доставлять на завод РТ-2, что в Красноярске-26. Но время шло, а забирать высокоактивные отходы у ЛАЭС никто не собирался. То ли потому, что завод в далекой Сибири требовал реконструкции, а значит, и больших вложений. То ли потому, что специалисты начали сомневаться в целесообразности переработки вообще. Ведь если подсчитать затраты, которые потребуются на транспортировку опасного груза, да приплюсовать расходы на извлечение плутония, затея может оказаться убыточной.
- В отработавшем топливе реакторов РБМК - мизерное количество материала, который можно было бы вновь пустить в дело, - говорит заместитель главного инженера ЛАЭС Валерий Московский. - Например, урана-235 - всего 0,4 процента. Не случайно сегодня все меньше говорят о переработке и все больше - о необходимости захоронения ОЯТ.
Самое поразительное, что знаки препинания во фразе - «Захоранивать» нет перерабатывать» - Минатом не проставил до сих пор. Все прошедшие три десятка лет использованное ядерное топливо копилось - и не только на Ленинградской, но и на Смоленской, Курской, Игналинской АЭС, - превратившись в тяжелый хомут на шее администраций предприятий.

Игра «всухую»
В 1983 году ЛАЭС первой в стране построила хранилище для ядерных отходов на своей территории. Здесь, в «здании 428», состоящем из пяти бассейнов выдержки, скопилось 25 тысяч ТВС. Но всему приходит конец: места в спецздании остается еще лет на пять работы. А дальше? Остановка четырех блоков ЛАЭС, обесточивание Петербурга, выплаты неустоек Финляндии, которой Ленинградская атомная экспортирует электроэнергию?..
- Еще в середине 90-х, - говорит Валерий Московский, - мы начали развивать идею «сухого» хранения - самого безопасного способа обращения с ОЯТ.
Остывшие ТВС закладываются в сверхпрочную тару - контейнеры. А те в свою очередь помещаются либо в специальное здание, либо в подземное хранилище. И тогда никакая коллизия - наводнение ли, ураган, рухнувший с неба самолет - ядерной скверне не страшны.
Такой контейнер должен выдержать падение на острый штырь с 9-метровой высоты. При весе более 6,5 тонны (в загруженном состоянии), согласитесь, это что-то. Он должен сохранить прочность, жарясь в огне при температуре 800 градусов. Не страшна ему и вода.
Такой контейнер уже изготовлен - на Ижорских заводах, на средства ЛАЭС. В сентябре он прошел очередные испытания. Атомщики ждут, что уже к 2005 году первая партия надежной тары для ОЯТ прибудет на станцию.
- Да, ТВС из-за большой длины придется разделять пополам, - продолжает Валерий Московский. - Но самого топлива мы даже не коснемся. Дело в том, что конструктивно сборка состоит из двух половинок и разрезаться будет металлическая перемычка. Участок, где будет проводиться операция, оснастим специальным оборудованием, обучим персонал...
Строит ЛАЭС и здание для «сухого» хранения. Только в нынешнем году на проблему ОЯТ намечено потратить около 300 миллионов рублей собственных средств. Для сравнения: на все другие нужды станции планируется израсходовать 319 миллионов. Если ничто не помешает, крыша для контейнеров будет готова к 2005 году.



Странное предложение
«Зеленые» говорят о том, что разделку тепловыделяющих сборок на ЛАЭС собираются делать впервые в мире, то есть без должного опыта, спецоборудования и много чего еще... Но... уже в течение трех лет разделкой ОЯТ занимается литовская «Игналина», имеющая тот же тип реакторов, что и ЛАЭС. Только контейнеры используют немецкие. Общественность Литвы, а также население соседних стран относится к этому достаточно одобрительно.
С обстановкой секретности, в которой якобы работают атомщики, похоже, тоже вышла заминка. По крайней мере, в СМИ Соснового Бора о новом способе хранения и о строительстве спецздания сообщалось не раз.
А вот вопрос с экспертизой действительно не прост. Именно это вызывает бурю в стане экологов: положенного по закону заключения государственной экологической экспертизы на строительство хранилища нет. Но атомщики уверяют, что это в данном случае и не нужно.
- Мы рассматриваем сооружение «сухого» хранилища как завершающую часть проекта здания 428, - говорит начальник отдела контроля качества ЛАЭС Николай Веселов. - Убедить в этом нам удалось и Госатомнадзор. Поэтому отдельной экологической экспертизы данное строительство не требует.
Для убедительности атомщики приводят и такие факты. Проведение отдельной госэкспертизы, по их словам, может длиться до трех лет. Значит, разгрузка забитых ядерным материалом бассейнов будет отложена еще на три года. А вдруг за это время с неба возьмет да и рухнет самолет?
Все это, конечно, впечатляет... Хотя можно рассуждать и иначе. А вдруг все же подтвердятся худшие опасения «зеленых», и, не дай бог, случится ядерное загрязнение? Тогда ссылки на спешку и отсутствие времени на проведение экспертизы вряд ли будут звучать убедительно. А вот исправлять что-то будет уже поздно...
Так или иначе, спокойной жизни у атомщиков не предвидится - даже если не случится никакой чрезвычайщины. Им нужно быть убедительными в диалоге с обществом. И к тому же, не надеясь на государство, самим подчищать свои «ядерные хвосты». Ведь Минатом, похоже, все ресурсы направляет на то, чтобы лоббировать ввоз на территорию России иностранного отработанного ядерного топлива. Забывая о том, что со своим-то ядерным хламом пока не знаем как разобраться.

Лина ЗЕРНОВА
Фото ИНТЕРПРЕСС