Как им обустроить чечню

14 ноября 2002 10:00

Депутат Госдумы Франц Клинцевич - один из тех, кто имеет отношение ко всему тому, что и как сегодня происходит в Чечне. По его собственным словам, там он проводит едва ли не больше времени, чем в Москве. Он - человек, знающий Восток, четыре года воевал в Афганистане, говорит на дари (правда, чеченского не знает, но говорит, что скоро уже придется учить). В Думе он - член комиссии по содействию политическому урегулированию и соблюдению прав человека в Чечне, а в Чечне занимает экзотическую должность - председатель политсовета партии «Единая Россия» в Чеченской Республике.





Да-да, именно так. ЕР в Чечне возникла еще в апреле этого года, а начала свою деятельность с августа. И сегодня в ее рядах, по словам Клинцевича, - 4800 человек.
- Хотя часто, - говорит депутат, - в партию вступают не по каким-то высоким идеологическим соображениям, а просто из страха. Скажем, кто-то подсказывает: «Чтобы не было особых проблем с федералами, надо вступить в «Единую Россию». И - идут записываться чуть ли не целыми селами.
Конечно, не все записываются в ЕР. Примерно треть населения, по словам Клинцевича, лояльно относится вовсе не к российскому президенту, а к тем, кого в России называют боевиками. Да и из активистов-партийцев 11 человек уже убиты. Тем не менее записываются, в том числе и «бывшие»: среди замов Клинцевича по партии - бывшие дудаевские бригадные генералы.
- Да, это люди, которые сегодня перешли на сторону российской власти, - говорит Клинцевич, - и это нормально, я бы, наверное, мог этому удивляться, если бы прежде не видел почти то же самое в Афганистане...
По словам депутата, как только чеченские партийцы узнали о захвате концертного центра, они выразили готовность ехать в Москву, чтобы заменить собой заложников. А вот кадыровская администрация «легла на дно», не зная, что делать, и замерла в ожидании - что предпримет российская власть. Больше всего вопросов было к самому Кадырову, который в тот момент просто куда-то исчез.
- Нет, к террористам, как они требовали, ему идти было не нужно, - говорит Клинцевич. - Больше того, ему это запретил президент. А вот находиться в штабе, чтобы быть рядом, помочь советом, - это надо было сделать...
Что теперь будет в Чечне? Здесь Франц Клинцевич рисует такие перспективы. Никаких переговоров с Масхадовым не будет. И вообще его жизнь как политика кончена. Теперь либо он уйдет сам, либо его уничтожат физически. Уничтожат и других лидеров сепаратистов, и произойдет это, как уверен Клинцевич, буквально в ближайшие два месяца. А вся проблема Чечни должна быть «закрыта» к 2004 году. Почему именно к этой дате? Здесь долго гадать не приходится: в этому году - выборы президента. И если в 2000-м призыв «мочить в сортире» был воспринят в России с энтузиазмом, то сегодня беспросветная чеченская война встала уже комом в горле.
Впрочем, надо отдать должное Францу Адамовичу, положение дел в Чечне он оценивает весьма трезво. Легких путей, по его словам, там нет. И слишком многие в окончании войны не заинтересованы. И не только пресловутые боевики, подпитываемые деньгами пресловутых экстремистских мусульманских организаций, но и многие другие люди, в том числе и многие обитатели уютных московских кабинетов.
- Слишком многие наживаются на этой войне, - говорит депутат. - Ведь на войну можно списать многое. Вот, к примеру, по моим данным, нефти в Чечне добывают ежедневно где-то полторы тысячи тонн, а по официальным отчетам - всего 120 тонн. А миллионы долларов кладут себе в карман криминальные структуры и в Чечне, и в Ставропольском, и в Краснодарском крае, и в Москве... Средства, выделяемые из федерального бюджета на восстановление Чечни, разворовываются. Это тоже миллионы. Скажем, стоимость одного кирпича, если она, к примеру,
1 рубль, когда он уложен в кладку, в Чечне возрастает до 15 рублей. Строят дом, потом подъезд взрывают - и все списывают на войну. Все это знают, но не очень-то об этом говорят... Потом военные - они получают ордена, звания, «боевые»...
По словам Клинцевича, беспросветная обстановка в Чечне во многом создана как раз самими военными. Беспредел, творимый федералами, установлению мира никак не способствует. Без зачисток, мол, не обойтись, но разве это надо делать так: громить дома, мародерствовать, бить женщин и стариков прикладами? Да еще и после этого люди вообще пропадают?
- Это удивительно, - говорит Франц Клинцевич, - но никто в Чечне не занимается людьми. Никто не пытается, скажем, объяснить им суть происходящего, вообще просто поговорить, успокоить. А ведь я вижу, что люди уже бесконечно устали от войны, они не хотят, чтобы все оставалось как прежде, многие поверили российскому президенту и даже готовы помогать власти наводить порядок. Но я боюсь только, чтобы федералы их вновь не предали, как случалось уже дважды...
Как поведет себя власть? И о чем она думает - о том, чтобы разбиться в лепешку, чтобы только помочь людям, или о том, чтобы любой ценой оставаться у власти? Романтических ответов на эти вопросы мировая история, пожалуй, еще не знает.

Николай ДОНСКОВ
Фото Федора ИЛЮШКИНА