Уроки выборов. арифметика конфуза

16 декабря 2002 10:00

Подводя итоги выборов в Законодательное собрание Санкт-Петербурга, суммируя всё нелестное, что было сказано по этому поводу, все недовольства и разочарования, уместно задаться вопросом: а есть ли какая-то польза от этих выборов?





Ответ совершенно очевиден. Безусловно. Да. Есть.
Наверное, при этом надо вести речь не о пользе для избирателя. Избиратель - проблема глубоко факультативная. Его интересы - вещь слабо познанная. Не из-за трудности познания, но из-за равнодушия к его предмету.
Едва ли эта констатация может самого избирателя огорчить: в ней нет неожиданных для него открытий. Нет иллюзий и неоправданных ожиданий. Ожиданий, скорее всего, нет никаких. Реальную степень интереса к выборам в ЗС Петербурга лучше всего демонстрирует явка.
Но для пытливого ума исследователя польза от последних выборов в городской парламент была, без преувеличения, огромной. Прошедшая кампания позволяет сделать целый ряд выводов, представляющих несомненную ценность - не только «академическую», но и общественную. И даже (для кого-то) - вполне прикладную.
Переизбрать действующего депутата ЗС практически невозможно.
Депутаты, значительная часть которых вполне благородно негодует по поводу намерения Владимира Яковлева переизбраться на следующий срок, успешно создали и освоили механизм фактической несменяемости депутата. Основным содержанием деятельности городского парламентария становится обеспечение своего переизбрания на следующий срок. Используемая технология незамысловата, но вполне эффективна: прицельное распределение средств существующего под разными вывесками резервного фонда. «Целевая аудитория» депутатской псевдоблаготворительности за бюджетный счет - активное меньшинство электората, от которого, собственно, и зависит исход выборов.
В результате многолетних целенаправленных опытов селекционеров из Законодательного собрания выведена особая порода избирателей. Их не очень много, однако вполне достаточно для того, чтобы обеспечить минимально необходимую явку и победу своему кормильцу - депутату. Это преимущественно пожилые граждане, регулярно получающие «типа от парламентария» разного свойства адресную помощь. Представление этой публики о смысле депутатской деятельности безнадежно деформировано: депутат воспринимается не как законодатель, но как ходатай по хозяйственно-бытовым вопросам населения и альтернативный собес. Депутаты, судя по всему, довольны таким позиционированием - его в существующих условиях проще оправдать. Прикормленное население развращается необратимо, превращаясь в собаку Павлова и осуществляя свое «волеизъявление» в порядке условного рефлекса. Прочее население утрачивает всякий интерес к выборам. Выборы тем самым превращаются в профанацию с легко прогнозируемым результатом.
Могут возразить: в ходе последних выборов сменилось изрядное количество депутатов - около 20% Собрания, что позволяет поставить под сомнение тезис об их несменяемости. Увы - не позволяет.
Во-первых. Если оценивать работу парламентариев не по количеству вставленных избирателям зубов и отремонтированных почтовых ящиков, а по реальному результату, то потери среди депутатского корпуса должны были бы быть существенно большими. Иначе говоря, случившаяся двадцатипроцентная ротация ЗС абсолютно неадекватна объективной оценке качества работы Собрания.
Во-вторых. Частность, но частность вполне симптоматичная: в 9-м округе на новый срок переизбран Юрий Титович Шутов, уже четыре года исполняющий свои депутатские обязанности, находясь в следственном изоляторе. Можно предположить, следовательно, исполняющий их не очень успешно как минимум по вполне объективным причинам. Что не помешало избирателям округа избрать в ЗС ограниченно дееспособного кандидата.
И в-третьих. Большинство проигравших выборы действующих депутатов догадались заручиться поддержкой полпредства, что, по-видимому, самым драматичным образом сказалось на их судьбе. Не исключено, что если бы не помощь «федеральной вертикали», нынешние неудачники продолжали бы спокойно заседать в следующем составе ЗС - как и большинство их коллег. Но об этом чуть ниже.

Новое избирательное законодательство социально опасно
На избирателях Петербурга, как на мухах-дрозофилах, испытывали новую версию федерального избирательного законодательства, сработанную дружными усилиями г-на Вешнякова и депутатов Государственной Думы. Результаты впечатляют. Если прежде убожество соответствующих законодательных новаций было очевидно почти всем, кроме их авторов, то теперь оно очевидно просто всем. Может быть, за редким патологическим исключением.
Закон в существующей редакции страдает целым рядом «недочетов»: он блестяще решает задачу полной дискредитации выборов, превратив их в лотерею, при этом, как правило, жульническую; он обрекает всех кандидатов поголовно на нарушения закона, устанавливая абсолютно несуразные лимиты расходов на ведение избирательной кампании; он фактически наглухо перекрывает избирателю доступ к объективной информации, которая позволила бы гражданину принять сколько-нибудь осмысленное решение. Наконец, действующий закон является антиконституционным.
Логика закона - это неприкрытая логика абсурда; изначальная чистота помыслов авторов их не извиняет. Избирателю законом запрещено получать объективную информацию; любая информация может быть распространена только за деньги. Кандидат может заплатить за распространение необъективно позитивной информации про себя, хорошего. Либо - за распространение необъективно негативной информации про конкурента - негодяя. Последнее случается гораздо реже, в том числе и потому, что на многочисленных конкурентов денег не напасешься. На себя, хорошего, не хватает.
В результате общество оказывается абсолютно дезориентированным, беззащитным и беспомощным в условиях, когда на него обрушивается вал лукавой и, как правило, малосодержательной предвыборной агитации.
Все это справедливо для периода, когда агитация официально разрешена (один месяц до даты выборов). Существует, однако, и понятие несвоевременного начала агитации, которое также преследуется по закону. А поскольку кандидатом в депутаты может стать любой совершеннолетний гражданин, то прессе остается рассказывать только о детях, душевнобольных, иностранцах, покойниках и заключенных. А также - о вечном искусстве, животных, звездах и т.п. безобидных материях. Плюс - астрологический прогноз, программа телепередач и сводка гидрометеоцентра.
Список нелепостей действующего законодательства о выборах на этом, увы, не заканчивается.
Совершенно очевидно, что закон требует немедленной и жесткой ревизии. В противном случае необходимо либо смириться с фактическим отказом от реальной демократической процедуры выборов, либо, исходя из соображений политической целесообразности, «как правило», закрывать глаза на бесконечное попрание безумного закона. Но поскольку в российских условиях глаза на попрание закона закрываются избирательно, мы по факту получим пункт предыдущий: адресные правоприменительные манипуляции плохо совместимы с институтом демократических выборов.



Бюро медвежьих услуг
Аппарат полномочного представителя президента в СЗФО проявил, осторожно выражаясь, живейший интерес к прошедшим выборам - и в очередной раз ярко продемонстрировал степень эффективности и компетентности своего участия в политическом процессе.
Ниже - только сухая статистика.
Руководители общественных приемных программы «Диалог» были представлены в каждом избирательном округе. Среди них 16 человек являлись действующими депутатами. В новый состав ЗС избрано 9 участников программы, все - действующие депутаты прошлого созыва. При этом 7 действующих депутатов, руководивших приемными «Диалога», умудрились в новый ЗакС не попасть (большинство от общего количества проигравших выборы депутатов).
Прокремлевская партия «Единая Россия», намеревавшаяся сформировать крупнейшую фракцию в ЗС, провела 4 кандидатов, все - из числа депутатов прошлого созыва (для формирования фракции в ЗС СПб необходимо 5 депутатов).
В списке объединившихся «пропрезидентских сил» оказалось 24 фамилии, в том числе - 19 действующих депутатов прошлого созыва. В новый состав ЗС прошло 12 человек, все действующие депутаты. Еще 7 депутатов и 5 человек «без опыта работы в ЗС» остались за бортом избирательной кампании.
Комментарии к статистике излишни.
Судя по всему, руководству региональных отделений федеральных партий, сплотившихся вокруг полпредства и образовавших «Союз четырех», следовало гораздо более тщательно оценить целесообразность предвыборного взаимодействия с чиновниками полпредства и обслуживающими полпредство политтехнологами. Рентабельность такого взаимодействия оказалась по меньшей мере сомнительной. Впрочем, этот тезис актуален не для всех участников предвыборного альянса.
«Единая Россия», наверное, ничего не выиграла от патронажа полпредства, но и проиграть ничего по определению не могла. Безликая партия власти, чья программа сводится к безоговорочной поддержке курса Владимира Владимировича Путина, вполне органично смотрится под крылом полпреда, у которого «программа» точно такая же - в соответствии с требованиями должностной инструкции.
«Воля Петербурга», как и еще одна пользовавшаяся поддержкой «федералов» организация - Народная партия, изначально не могла рассчитывать на сколько-нибудь заметное представительство в Законодательном собрании.
Иначе обстояло дело с предвыборным блоком «СПС - Яблоко». Его политическое сожительство с полпредством определенно носило несколько противоестественный характер. На федеральном уровне СПС и «Яблоко» пытаются сохранить хоть какую-то независимость и хотя бы видимость фрондерства по отношению к Кремлю. На фоне тотального холуйства т.н. «центристов» эти попытки достойны сочувствия и уважения.
Питерские «правые», вступив в альянс с местным фрагментом «президентской вертикали», безусловно, рисковали разочаровать по меньшей мере часть своего электората. Включение кандидатов от блока «СПС - Яблоко» в мутного генезиса список «пропрезидентских сил» в компании с таким номенклатурным мутантом, как «Единая Россия», не могло добавить им сочувствия либерального электората (а на другой рассчитывать все равно не приходилось). При том, что все эти риски и издержки были заведомо бессмысленными - никаких выгод и преимуществ сотрудничество с «вертикалью» не сулило. Дополнительных ресурсов не принесло. От вредительства Смольного не предохранило. Потребность «правых» в интеллектуальной поддержке и морально-политическом руководстве со стороны полпредства едва ли стоит переоценивать.
Единственное, что могла предложить «вертикаль» из вещей более-менее осязаемых, - это возможность временно попользоваться популярным брэндом «В.В. Путин». Но реальная ценность такой услуги оказалась переоцененной.

Хочется разнообразия
В условиях, когда практически все политические силы (исключения причисляются к «маргиналам») наперебой заявляют о поддержке курса Президента, лояльность к президенту в принципе перестает выполнять роль идентифицирующего признака. Для современного российского политика заявить о поддержке В.В. Путина - все равно что гордо сообщить: «У меня есть голова два уха». Путина поддерживают все, интрига лишь в том, кто поддерживает его вдохновеннее прочих. Конкуренция нешуточная, но зрителям все равно безумно скучно. Тем более что повальная преданность ВВП сама по себе никаких проблем не решает.
Поэтому хочется разнообразия. Поэтому возникает устойчивый (и неудовлетворенный) спрос на какую-то более осмысленную и менее сервильную позицию. Поэтому, наконец, спекуляция фамилией гражданина Путина, похоже, перестает работать. Надо придумывать что-то поумнее.
Это, собственно, есть самое приятное из открытий минувшей избирательной кампании.
И это может быть то немногое, за что следует сказать искреннее человеческое спасибо политическим стратегам из полпредства. Ведь если бы не их старания по составлению шумно разрекламированных списков «пропрезидентских сил» (в обиходе - просто президентских), об этом еще какое-то время можно было бы не догадываться.
Скажет ли за это открытие такое же искреннее спасибо кремлевское начальство, неизвестно. Возможно, открытие признают несколько несвоевременным. Но это уже не наши проблемы.

Сергей КОМОВ