Убойная сила 73 м2

23 декабря 2002 10:00

Мы идем по коридорам «Ленфильма» с Виктором Бутурлиным - режиссером, снимавшим «Улицы разбитых фонарей» и «Убойную силу». Знаменитые ленфильмовские коридоры, в прежние годы сутки напролет гудевшие, как улей, непривычно пусты. В гулкой тишине эхом отдаются шаги. «До чего надоело это все! - говорит Виктор. - Куда мы только ни обращались - никакого толка. Ничего. Полный беспредел». Это не о кино. Это о вещах сугубо прозаических. О том, как его в числе сотен других людей элементарно «кинули». Не лохотронщики в подземном переходе, а строительная фирма, с которой Виктор сыграл в азартную игру под названием «долевое строительство».



Виктор Бутурлин третий год не может попасть домой

Холодное лето 2000-го
Для Виктора Бутурлина эта история началась три года назад. В 1999 году он решил купить квартиру в строящемся доме. Все подходило как нельзя кстати: дом красивый, удобный (судя по проекту), рядом метро «Пионерская», цена подходящая - 340 долларов за метр. Удалось и деньги собрать - для этого жена продала свою квартиру в Саратове. Хватило на двухкомнатную квартиру площадью 73 квадратных метра - 25 тысяч долларов.
Поначалу все шло как по маслу. Когда заключали договор, семь этажей дома (из тринадцати) уже стояли и работа спорилась. Приезжая туда, они смотрели, как их будущий дом подрастает, осталось уже немного, совсем чуть-чуть... Виктор уже договаривался со строителями о перепланировке своей квартиры. Дом приняла рабочая комиссия, оставалось сдать его госкомиссии. Стояла июльская жара 2000 года. И вдруг...
За десять дней до госкомиссии несостоявшиеся квартировладельцы, которые уже привыкли ходить на стройку как на работу, придя, уткнулись в стальные двери, которые были не просто закрыты - заварены. На дверях висело невзрачное объявление, из которого следовало, что заказчик строительства - фирма «Инкост» (о которой они в тот момент узнали впервые) разрывает договор с подрядчиком - УНР-86 (которое строило дом) из-за невыполнения условий их договора. А поскольку договоры с дольщиками (будущими жильцами, которые внесли свои деньги на строительство) заключало УНР-86, все претензии - к ним.
Начался стихийный митинг. Виктор, как человек эмоциональный, бросился звонить своим киношным «ментам» - Дукалису и прочим: «Мужики, приезжайте, нужна помощь». Приехали. Произнесли пламенные речи перед камерами телерепортеров.
Горячие головы, оставшиеся без своих кровных метров и не менее кровных тысяч у. е., полученных в том числе за уже проданные старые квартиры, то есть оставшиеся буквально ни с чем, предложили элементарно захватить дом. Но нашлись трезвые головы, которые сказали: «Господа, мы живем в правовом государстве, правда на нашей стороне, давайте действовать по закону». В принципе верно. Помните: «В чем сила, брат? Сила не в деньгах, а в правде!» Впрочем, вероятно, могут быть варианты - когда деньги большие.

В чем сила, брат?
Беда, как известно, объединяет. Стихийно митинговавшие люди объединились в организацию - Товарищество собственников жилья. И уже на правах организации вступили в судебную тяжбу, разразившуюся между «Инкостом» и УНР-86. Тяжбу, которая длится до сих пор, и конца которой пока не видно.
Не будем перечислять все захватывающие нюансы, которые им удалось узнать в процессе многочисленных заседаний в Арбитражном суде. Тут и то, как земля, отданная в свое время под строительство дома для рабочих государственного тогда предприятия «Светлана» путем юридических комбинаций перешла к частной фирме, которая уже никакого отношения к «Светлане» с ее рабочими не имела. И то, как некая фирма «Инкост», не имеющая за душой никакого серьезного капитала, занялась жилищным строительством, заключив договор со строительной организацией, которая в свою очередь использовала в качестве инвесторов самих же жильцов, заранее оплативших свои еще не построенные квартиры. Все это - картина для нашего времени совершенно типичная.
Поражает элегантность всей комбинации. Когда дом уже практически построен, заказчик находит повод разорвать договор с подрядчиком. Перед отдавшими свои деньги людьми у него никаких обязательств нет. Подрядчик тоже разводит руками: мы, мол, все деньги вложили в строительство, денег нет. Подрядчик объявляется банкротом. Заказчик, ставший владельцем дома, за небольшие деньги доводит его до ума и снова продает уже готовые квартиры. Облапошенные дольщики остаются ни с чем. А авторы комбинации подсчитывают навар (к примеру, в данном случае это может быть около 4 миллионов долларов). Занавес.

О, «Виадук» моей души
В те же годы - 2000 - 2001-й - петербургский рынок недвижимости залихорадило. Первым «звонком» стало банкротство строительной компании «Виадук». Вслед за этим - «РосГлавМатериалы». Тогда же заговорили о сходстве строительных пирамид с приснопамятной МММ. Застройщики ведут активную рекламную кампанию, привлекая средства горожан обещаниями качественного и дешевого жилья, и...
Очень точно описал ситуацию Феликс Шепскис, которого Арбитражный суд назначил в сентябре 2001 года конкурсным управляющим признанного банкротом ООО «Виадук».
- Мне, - пишет Шепскис, - приходилось часами выслушивать людей, рассказывающих, как они отдали последние средства под свою мечту - отдельное жилье. И вот - ни жилья, ни денег. И помочь практически нечем. После краха ряда коммерческих банков с большим количеством частных вкладчиков государство ужесточило контроль над банками, имеющими лицензию на привлечение частных вкладов. А что же с долевым строительством? А ничего. Риски огромные, никакой законодательной защиты, не говоря о страховании, нет. По существу, любой частный вкладчик, отдав свои кровные под будущее жилье, до момента получения документа о собственности может только молиться, чтобы его фирма не лопнула...

Страшный суд
Как водится, оставшиеся ни с чем дольщики обращались за помощью к власти: губернатору Владимиру Яковлеву, полпреду президента Виктору Черкесову, председателю Госдумы Геннадию Селезневу. Ничего.
- Вице-губернатор Александр Вахмистров много раз обещал нам, что они вмешаются, все будет нормально - и никакого толка, - говорит председатель ТСЖ Владимир Герасимов. - Уже начинаешь думать: может быть, они сами принимают в этом участие, получают от застройщиков деньги - потому и не чешутся?
Осталась одна надежда - на справедливое решение суда. Хотя и здесь особых поводов для оптимизма пока нет. Истории, которые в связи с этим рассказывает Владимир Герасимов, в общем, тоже вполне типичные. Мол, кто-то от имени Арбитражного суда предлагал им посодействовать за скромную сумму в 30 тысяч долларов. Мол, все судебные решения принимаются без учета интересов дольщиков, в пользу застройщиков. Возможно, те-то как раз сумели сделать суду предложение, от которого там не смогли отказаться? Судьи ведь тоже люди. И, кстати, совсем не обязательно, что их «подмазали» хорошими деньгами. Все может быть проще. И страшнее. Как сказал Герасимову один юрист: «Что же вы хотите? Знаете, что случилось с судьей, которая по делу «Виадука» приняла решение в пользу дольщиков? Застрелили вместе с сыном»...
Впрочем, это эмоции. А впереди - очередные суды. Хорошо еще, что у Владимира Герасимова есть силы и время, чтобы третий год тянуть на себе тяжелый воз судебных тяжб (он подводник, капитан первого ранга, бывший командир соединения атомных подводных лодок на Северном флоте). У Виктора Бутурлина времени на это нет. Не так давно в эфире прошел его очередной сериал - «Время любить». Сейчас готовится к очередной работе.
- Знаете, - говорит он, - вот приезжаю со съемок, звоню Владимиру, чтобы узнать, не изменилось ли что. Не изменилось. И просто руки опускаются, даже работать не хочется... Вот я снимал своих «Ментов», думал, надо людям в такое тяжелое время какую-то надежду дать, что кто-то их все-таки обязательно защитит. А потом убедился, что на деле все не так. Никто нас не защитит. Никто...
Выйдя с «Ленфильма», я спустился в метро. И увидел привычное: «Купи квартиру в строящемся доме. Строительная компания № 1»...

Николай ДОНСКОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close