Героиновый шик по-нашему

23 декабря 2002 10:00

Лет десять назад на Западе было такое понятие - героиновый шик. Субтильные фигуры, изможденные лица и синяки под глазами считались безумно модными. Но в конце концов героиновый шик был вытеснен страхом. Страхом перед ВИЧ. Взамен пришла повсеместная пропаганда здорового образа жизни. В России пропаганда жизни без наркотиков тоже набирает обороты, но «героиновый шик», ставший достоянием улиц, победить не так-то просто. Полграмма героина нынче в Питере можно приобрести за пятьсот-восемьсот рублей. Это доза для начинающих. И мало кто удерживается на ней больше года. Героин - самый коварный из наркотиков, физическое привыкание вызывает с первого приема, а через небольшой промежуток времени уже требуется увеличение дозы. Организм начинает разрушаться практически сразу. Первым страдает мозг. Его клетки начинают деградировать. Если же человек, принимающий наркотик, использует чужие шприцы, общие ложки и прочую атрибутику, необходимую для приготовления наркотика, то рано или поздно заражается инфекционными заболеваниями. В первую очередь наркоману угрожают гепатиты самых разных мастей и, конечно, ВИЧ.





Волшебный автобус
Автобусы с надписью «Врачи мира» появились в Петербурге в 1997 году. Сейчас один - маленький - курсирует по улицам города, другой - «Skania» - по расписанию появляется в разных районах и до глубокой ночи стоит на обочине. В этих автобусах врачи и социальные работники ведут прием наркоманов, обменивают использованные шприцы на стерильные, выдают презервативы, берут кровь на анализ ВИЧ-инфекции, гепатита и сифилиса, выписывают направления на бесплатное обследование.
- Много ВИЧ-инфицированных было выявлено с вашей помощью? - задаю вопрос «автобусным» социальным работникам Вячеславу и Ирине.
- Немало, и среди несовершеннолетних в том числе, - говорит Вячеслав. - У нас есть специальная программа - «Дети улиц». Так вот, наши волонтеры общались с группой молодых людей, их десять человек, и все ВИЧ-инфицированы. В принципе, все зависит от того, кто в подростковых кланах верховодит, кто задает тон. В таких уличных сообществах дети, как правило, принимают наркотики или хоть раз пробовали. Если лидер такой тусовки научит своих подопечных элементарным правилам гигиены - хорошо, а если нет - результаты будут плачевными.
- А просто любопытствующие люди к вам заходят?
- Случается, мальчишки забегают, презервативы халявные просят. Но это редко... Работники милиции заходили, сдавали анализы на ВИЧ. Объяснили, что во время задержания могли пораниться. Они ведь по роду работы тоже принадлежат к группе риска. Естественно, мы их принимаем. Но все же наша программа рассчитана не на них, а на тех, кто ступил на скользкую дорожку. Мы на таких никогда не напираем, не идем в атаку. Если человек сам захочет сделать первый шаг, пойдет на контакт, тогда начинаем работать. Главное - создать условия, в которых наши посетители смогут почувствовать себя спокойно, в безопасности, чтобы они знали, что здесь их всегда примут. Мы снабжаем наркоманов профилактической литературой, из которой они узнают, например, как определить первые признаки гепатита, в какое лечебное учреждение, к какому доктору обратиться.
- А не слишком ли это пассивная позиция?
- Понимаете, если мы даже будем на чем-то настаивать - сдать анализы или пройти курс лечения, - если мы будем давить, то в результате потеряем контакт с человеком. Он просто больше к нам никогда не придет. Вот и все. К тому же чужая инициатива слишком расслабляет. В первую очередь должно появиться желание изменить свою жизнь у самого наркомана.
- Конфликтные ситуации случаются?
- А как же! Вот вчера пара молодчиков в автобусе пьяный дебош устроила.



Клиентура
Большинство посетителей «волшебного автобуса» - люди молодые. Но приходят и наркоманы со стажем. Один из них, Григорий, принес на обмен целый чемодан шприцев. Когда подсчитали, оказалось, что их аж тысяча сто. Владелец этой коллекции начал колоться с 17 лет. Стаж у него грандиозный, если, конечно, здесь уместно это слово: 20 лет. Правда, глядя на него, меньше пятидесяти ему не дашь: невнятная речь, лысый, передвигается с трудом. Удивительно, как он вообще смог протянуть так долго. Обычно «героинщики» живут не больше десяти лет после того как сядут на иглу.
Забегают в автобус и девушки. Как правило - проститутки, работающие на улице «за дозу». В среднем им от 18 до 25 лет, но выглядят гораздо старше. Дорожки на руках красноречиво говорят о дурном хобби. Но это даже не самое страшное. Многие из них для остроты ощущений добавляют в наркотик димедрол, а от этого разрушаются сосуды. Хуже всего то, что раствор часто смешивают с водой, которую берут прямо из крана. Если же инъекцию делают в мелкий сосуд и неточно в него попадают, то в качестве «подарка» после таких экспериментов наркоманы получают некроз тканей и свищи.
- Ой, у меня такая рука была раздувшаяся, такая раздувшаяся, вы не представляете, - трещит одна «димедрольщица». - А палец-то! Просто страх, весь разворотило. Вот посмотрите. А эти белые ниточки - наверное, нервы, да? Когда прикасаешься, как будто током бьет... День сегодня какой-то неудачный - клиент не идет. Я в шапке, наверное, поэтому никто и не берет...
Следующая визитерша выглядела довольно ухоженной. Картина нетипичная. Просто студентка-комсомолка-активистка. Барышне двадцать один год, а на игле она два года. Поразительно, но никто - ни ее родители, ни ее молодой человек - не догадываются, что их девочка уже успела пару раз переломаться...



Последнее желание
Героини сексуальных фронтов обычно охотно болтают с врачами и социальными работниками. Рассказывают о своих проблемах - проблемах девиц, которые в жару и мороз стоят на обочинах. Они - легкая добыча для психически неполноценных или жестоких мужчин, которые издеваются над ними, избивают. Легкая добыча и для нечистых на руку милиционеров. Последние жриц любви просто-напросто регулярно обирают. Или, к примеру, в середине рабочей ночи милиционеры загружают девочек в «козелок» и увозят во чисто поле аж за Ржевку, откуда им приходится по морозцу добираться домой пешком...
А одна из них рассказала о себе так:
- Мне 26 лет. Никто меня не заставлял принимать наркоту. Сама хотела попробовать - новых ощущений искала, что ли. Сначала с друзьями - джеф (наркотик, вызывающий сексуальное возбуждение), потом - героин. Ну и понеслось. Уже восемь лет торчу, и сейчас мне в день нужно два грамма. Конечно, пробовала завязать. Переламывалась. Когда в тюрьме сидела. Там все равно наркоту достать было негде. Потом вышла - и все сначала. На улице стою полгода. На ширево денег хватает, да и на себя тоже. К маме иногда в гости приезжаю, денег привожу. Опасно, конечно, на улице. Клиенты всякие встречаются, но, слава богу, пока в истории не попадала. Анализы я давно уже не сдавала, надо бы сходить в поликлинику. Здоровье уже не то. Одышка жуткая, сердечко пошаливает, печень. Я ведь гепатитом «С» переболела. По молодости, случалось, чужим шприцем пользовалась, вот и подцепила... Вылечиться хотят все. Но не у всех хватает силы воли. У меня много друзей-наркоманов. Многие уже умерли - кто от передозировки, кто от цирроза печени, кто от СПИДа... А те, кто еще жив, хотят побыстрее сдохнуть...
Бороться с наркоманией нынче модно: разномастные фестивали, программы и политические воззвания по противодействию страшному недугу человечества. А количество наркоманов все растет. Сейчас в Питере только на официальном медицинском учете их 10 тысяч. А специалисты гадают, как оценить реальное количество, на какой коэффициент надо эти 10 тысяч умножать - на 10, 20... И сколько у нас на самом деле тысяч и миллионов молодых людей, которые однажды могут произнести страшные слова: «Я - наркоман и хочу побыстрее сдохнуть. Потому что зачем она, такая жизнь»...

Татьяна ОВЧАРОВА



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close