Дуга высокого напряжения

23 января 2003 10:00

Десять лет назад - в 1992 году - «Ленэнерго» стало первой региональной энергетической компанией в России, которая прошла через процедуру приватизации. Сегодня она может стать первой из тех, чья приватизация будет признана незаконной. Во всяком случае, этого от Арбитражного суда города и области требуют сразу три заявителя: питерская администрация, питерская прокуратура и ООО «Независимые эксперты»... Соответствующие иски были поданы в конце декабря, а судебные заседания начнутся в феврале. Предсказать их результат крайне сложно. При этом попытка деприватизации крупнейшей энергетической компании Северо-Запада, обеспечивающей 100% поставок электрической и 60% тепловой энергии потребителям Петербурга и Ленинградской области, не может быть названа иначе как сенсационной. К тому же такой немаловажный факт: городу не принадлежит ни одной акции АО «Ленэнерго», крупнейшим акционером является РАО «ЕЭС России» (49% акций), еще около 40% акций принадлежат западным компаниям, остальное - российским компаниям и банкам. Изрядная доля иностранного капитала придает скандалу дополнительную пикантность, на этот раз уже международную...





От слов – к делу
Тот факт, что питерская администрация и «Ленэнерго» - давние и непримиримые оппоненты, хорошо известен. Мало того, что энергетическую компанию в последние годы традиционно возглавляют люди, близкие к Анатолию Чубайсу, находящемуся «на ножах» с Владимиром Яковлевым, так еще и глава «Ленэнерго» (и один из лидеров питерского СПС) Андрей Лихачев является одним из главных оппонентов Яковлева и, скорее всего, примет участие в будущих губернаторских выборах. Противостояние проявляется постоянно. При каждом удобном случае в Смольном стараются обвинить «Ленэнерго» в том, что компания несет львиную долю вины за аварии на сетях тепло- и электроснабжения, и только и умеет что отключать потребителей за долги да повышать тарифы. В свою очередь, руководство энергокомпании также при всяком удобном случае (а то и без случая) спешит заявить, что нынешняя администрация, дескать, неспособна управлять городом.
В позапрошлом году словесная пикировка перешла в область реальных действий. Горадминистрация создала собственную компанию «Санкт-Петербургские электрические сети» со 100-процентным участием администрации в уставном капитале, и передал ей ряд городских энергетических объектов, которые ранее обслуживало «Ленэнерго», на общую сумму в 150 миллионов рублей. Попытки энергетиков оспорить это в суде закончились их поражением. Видимо, желая развить успех, администрация решила пойти дальше и оспорить законность самого существования оппонентов...
Казалось бы, событие такой значимости - когда ставится под вопрос законность приватизации компании, от нормальной работы которой прямым образом зависит жизнеобеспечение пятимиллионного города и полуторамиллионной области, - не может не служить поводом для многочисленных публикаций в СМИ, пресс-конференций спорящих сторон, публичного столкновения аргументов, журналистских расследований и так далее. Но не тут-то было. В прессе по этому вопросу - едва ли не полная тишина. Даже о подаче исков удалось узнать совершенно случайно: если бы на первом заседании Законодательного собрания об этом не обмолвилась в кулуарах вице-губернатор по правовым вопросам Анна Маркова, возможно, ничего бы не было известно до сих пор.
Но и после того как скрывать факт оспаривания приватизации «Ленэнерго» стало невозможно, комментариев не последовало. Энергетики ограничиваются общими заявлениями о том, что «городские власти уже давно обещали пересмотреть результаты приватизации «Ленэнерго», и вот они приступили к действиям». В «Ленэнерго» старательно подчеркивают, что юридические аргументы Смольного, по их мнению, ничтожны, и громогласно объявляют, что дело носит якобы чисто политический характер: это, мол, стремление губернатора Владимира Яковлева набрать очки перед будущими выборами. В свою очередь, администрация устами Анны Марковой говорит, что городские власти всего лишь «настаивают на приведении приватизации «Ленэнерго» в соответствие с законодательством», и полагает, что доставшиеся в свое время «Ленэнерго» электрические сети должны принадлежать городу. От каких-либо детальных разъяснений и те, и другие отказываются. В «Ленэнерго» говорят, что принципиально не будут никак комментировать ситуацию, а в Смольном невозможно даже выяснить, кто конкретно занимается этим вопросом.
Единственное, что просочилось наружу, - это информация о том, что питерские власти оспаривают план приватизации «Ленэнерго» и саму приватизацию компании, поскольку она прошла без распоряжения российского правительства, исключительно по решению городского КУГИ. При этом план приватизации не был согласован с Ленсоветом и с трудовым коллективом, и в него были включены объекты инженерной инфраструктуры городов и районов, что было запрещено Государственной программой приватизации на 1992 год.
Разумно объяснить чрезвычайную закрытость предстоящего процесса обеими сторонами спора почти невозможно - разве что у них есть такие аргументы, которые они не хотят разглашать раньше времени. Но попытаться разобраться в сути вопроса вместе с тем можно и так.

Десять лет спустя
Приватизация «Ленэнерго» началась более десяти лет назад - на основе Указа Бориса Ельцина от 15 августа 1992 года № 923 «Об организации управления электроэнергетическим комплексом Российской Федерации в условиях приватизации». Данным указом Госкомимуществу России (которым тогда руководил Анатолий Чубайс) предписывалось «учредить государственное Российское акционерное общество энергетики и электрификации (РАО «ЕЭС») и внести в качестве вклада в его уставный фонд не менее 49% акций, принадлежащих Российской Федерации в уставном капитале каждого из акционерных обществ, учреждаемых на базе предприятий, объединений, организаций, перечисленных в приложениях». Среди акционируемых предприятий значилось и «Ленэнерго» со всем своим многочисленным хозяйством.
Данный документ достаточно известен. Но есть и документ, куда менее известный. А именно - решение малого Совета Санкт-Петербургского горсовета от 5 февраля 1993 года № 44.
В нем говорилось о том, что вопрос о приватизации производственного объединения энергетики и электрификации «Ленэнерго» должен быть рассмотрен на совместном заседании малых Советов Петербургского горсовета и Ленинградского областного совета. Проект плана приватизации должны были внести КУГИ и специальная комиссия, которую предполагалось создать из депутатов города и области. До рассмотрения этого плана «Ленэнерго» относилось к «социально значимым объектам». Также депутаты обращались в российское правительство с предложением о приостановке акционирования «Ленэнерго» до рассмотрения вопроса о его приватизации в соответствии с указанным порядком. И еще несколько пунктов такого же рода...
«Ни один пункт нашего решения не был выполнен, - говорит Сергей Егоров - известный юрист, профессор и доктор права, в 1990 - 1993 годах возглавлявший в горсовете Комитет по вопросам собственности. - КУГИ просто-напросто проигнорировал его, самостоятельно утвердив план приватизации». По словам Егорова, российский закон о приватизации был сформулирован так, что все планы приватизации должны были в обязательном порядке утверждаться соответствующим представительным органом - советом народных депутатов. Обойти горсовет было нельзя: приватизация любого объекта, осуществленная иначе, была незаконной.
В Петербурге, чтобы не утверждать тысячи приватизационных планов на сессии или на заседании малого Совета, была введена облегченная процедура: соответствующее право было делегировано депутатам, входящим в комиссии по приватизации. «Но в случае с «Ленэнерго» решением № 44 горсовет «адресно» отменил это «делегирование», - говорит Егоров, - и, таким образом, обязал вынести план приватизации на коллегиальное утверждение депутатов. Этого не было сделано. Не знаю, собирались ли какие-либо комиссии, но то, что горсовет больше никогда не рассматривал этот вопрос, - ручаюсь. Впрочем, это был не единственный случай, когда КУГИ делал вид, что представительной власти в городе просто не существует».
Правда, существовало единственное исключение, когда без горсовета можно было обойтись - если бы вся приватизируемая собственность была федеральной. Но и тут депутаты, по словам Сергея Егорова, могли выложить на стол «козырной туз» - отнести объект к «социально значимым», что они в случае с «Ленэнерго» и сделали. Это означало особые условия приватизации, которые требовалось согласовать с представительной властью. В свою очередь, этот «туз» можно было побить «джокером» - соответствующим постановлением Верховного Совета России или правительства России. Но, говорит Егоров, ему ничего неизвестно о том, чтобы такие согласительные процедуры были использованы...

Хозяин точно неизвестен
Что касается вопроса о том, какая же собственность тогда приватизировалась - городская или федеральная, - то он чрезвычайно запутан.
Во-первых, Постановление Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1991 года № 3020-1, которым разграничивалась вся собственность в стране, относило, в частности, предприятия топливно-энергетического комплекса, предприятия и объекты электроэнергетики к федеральной собственности. Во-вторых, то же постановление делало исключение для «объектов инженерной инфраструктуры городов». В-третьих, стороны, в марте 1992 года был подписан Федеративный договор, с которым данное постановление вошло в противоречие, и потому в «энергетической» части было отменено Конституционным судом. В-четвертых, решение суда было принято только 10 сентября 1993 года, а 21 сентября Ельцин разогнал Верховный Совет, после чего решения КС надолго перестали кого-либо интересовать. В-пятых, в ноябре 1994 года Анатолий Собчак своим распоряжением отменил указанное решение малого Совета...
В общем, дело ясное, что дело темное, и все зависит от того, какие нормы каких юридических актов захочет сегодня применять Арбитражный суд, а какие - не захочет. Но если предположить, что суд признает иск обоснованным, а сделку по приватизации «Ленэнерго» ничтожной, - вступает в силу 167-я статья Гражданского кодекса, согласно которой стороны возвращают все, полученное ими в результате сделки. Иными словами, имущество «Ленэнерго» отходит обратно государству. В том числе и то, которое принадлежит иностранным инвесторам, владеющим почти 40% акций...
Скорее всего, такой сценарий следует признать маловероятным: вряд ли суд решится признать незаконным создание «Ленэнерго». Как по причине масштабности последствий для Петербурга, так и по причине масштабности последствий, идущих куда дальше, - ведь тем самым не только будет спровоцирован международный скандал, но и будет создан прецедент, который может быть повторен в других регионах. И даже если закон в данном случае на стороне Смольного - он вполне может уступить место целесообразности.
Но последствия - причем заведомо негативные - уже неизбежны. Их уже нельзя предотвратить ни отказом спорящих сторон от комментариев, ни каким-либо иным замалчиванием происходящего.
Все обстоятельства, изложенные выше (а может быть, и не только они) неизбежно выплывут в судебном заседании, доказав противоречивость и шаткость юридического «фундамента» приватизации энергетического комплекса (и возможно, не только энергетического). После этого иностранным инвесторам станет ясно: то, что сегодня один суд, в одной политической ситуации признает законным, завтра другой суд, в другой ситуации может запросто отменить, поскольку будут руководствоваться совсем другой целесообразностью. Угадайте с трех раз, как это повлияет на готовность вкладывать деньги в Россию вообще и в российскую энергетику в частности?
Между тем запланированная реформа электроэнергетики включает в качестве непременного условия привлечение десятков миллиардов долларов инвестиций, большей частью западных. Иначе российский энергокомплекс рискует просто развалиться. Но пойдут ли потенциальные инвесторы на этот риск в ситуации, когда им в любой момент могут сказать: то, что вы купили вчера, как теперь выясняется, было незаконно продано еще позавчера и потому вам уже не принадлежит?

Борис ВИШНЕВСКИЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close