Письмо президенту

24 февраля 2003 10:00

О полковнике Евреинове, бывшем боевом летчике, ветеране Афганистана и Чечни, мы писали уже много раз. Постоянным читателям «Новой газеты» его история, по-видимому, уже давно и хорошо знакома. История того, как боевой офицер оказался уволенным фактически без жилья и, что уже совсем невероятно, до недавнего времени даже не имевшего возможности получать пенсию. И как он три года судится с родным военным ведомством в лице 6-й армии ВВС и ПВО (где проходил службу) за то, чтобы получить причитающиеся ему по закону пенсию и квартиру. Впрочем, с пенсией уже почти все в порядке. Почти - потому что пенсию он уже больше полугода получает, осталось решить вопрос кто и когда заплатит ему за два «пропущенных» года. А вот с квартирой сложнее. И впереди - очередные суды, очередные обращения к должностным лицам, включая министра обороны и президента.





К президенту полковник Евреинов обращался уже дважды. В том числе и через нашу газету. События последних месяцев заставили его направить очередное письмо в Кремль. Вот оно.
«Уважаемый господин Президент РФ!
Возможно, мои телеграммы от 14 и 20 июня 2002 года до Вас не дошли. И те публичные обращения к президенту России через «Новую газету», опубликованные 24 июня 2002 года и в последующем номере под заголовком: «Письмо полковника Евреинова полковнику Путину», также Вы не видели, тем более что у президента огромной страны и без того масса дел. В таком случае обращаюсь к Вам в очередной раз лично, и в соответствии с Вашим реагированием на данное обращение, буду иметь представление о работе Вашей Администрации и о работе чиновников, составляющих исполнительную власть.
Совершив подлог при увольнении меня из Вооруженных сил в запас в 1999 году, командир войсковой части 09436 пытается во второй раз лишить меня и мою семью жилья. В первый раз: в 1998 году под увольнение сокращаемых офицеров были приобретены квартиры по проспекту Энгельса, в доме 134, корпус 1, однако ни одна из них так и не досталась увольняемым офицерам. В последующем - Министерством обороны РФ во исполнение решения суда мне была выделена безвозмездная финансовая помощь на покупку квартиры в Санкт-Петербурге по нормам, установленным действующим законодательством. На выделенную БФП была приобретена для меня и моей семьи трехкомнатная квартира по адресу: проспект Косыгина, дом 35, корпус 1 (договор № 72/ РА-25 от 06.06.2002 года), о чем было направлено распоряжение в войсковую часть начальником расквартирования ВВС генерал-лейтенантом Чечетом В.Л. 12 сентября 2002 года за № 680/2/294.
Однако командир войсковой части 09436 генерал-лейтенант Торбов Г.А., по-видимому, присвоил данную квартиру и распорядился ею по своему усмотрению, тем самым лишая меня безвозмездной финансовой помощи, выделенной мне по решению суда.
Вы спросите: «А где же суд?» Отвечу на этот вопрос: «Занимается волокитой и назначает рассмотрение жалобы в лучшем случае через 4-5 месяцев, а частных и кассационных жалоб - через полгода. А вот надзорная инстанция, так та вообще не отвечает на надзорные жалобы». Мною 25 ноября 2002 года была направлена жалоба Председателю Верховного суда РФ Лебедеву В.М., 5 декабря получена в Верховном суде, однако уже февраль месяц, а ответа до настоящего времени нет».
Такое вот невеселое письмо. Но веселиться-то семье полковника Евреинова не с чего (кстати, его жена - тоже ветеран Афганистана, они и познакомились в Кабуле). Невероятно, но факт: с наступлением нынешней зимы семья полковника оказалась в условиях, максимально приближенных к блокадным, образца ленинградской зимы 1941-го. Они остались без воды, тепла, света и канализации в продуваемом всеми ветрами полуразрушенном доме. И это - не результат стихийного бедствия, а итог противостояния с недовольными отцами-командирами и безжалостной государственной бюрократической махиной.
Но не будем повторяться. Об этом я уже писал. Никаких изменений с тех пор, к несчастью, не произошло. Если не считать очередных писем, заявлений, жалоб и бесчисленных судебных заседаний. На одном из них в январе этого года в Дзержинском федеральном суде Центрального района я был. Уходил оттуда, как из театра абсурда. Казалось бы, требования Евреинова законны, доводы логичны. А аргументы представителей воинской части, напротив, необоснованны и противоречивы. Но... суд упорно выносит решение в пользу воинской части. Что это? Пресловутая «судебная практика», нежелание создавать прецедент, когда отставной полковник может пересилить действующих генералов? Результат сговора судебных властей с военными? И сколько сил и терпения надо иметь для того, чтобы все это вынести и остаться человеком и, продолжая долбить лбом стену, не сорваться, не озвереть, не сойти с ума...
P.S. «Все время нас учили: «тяжело в ученье - легко в бою». Но почему-то это самое «тяжело» становилось правилом и в ученье, и в бою. Словно кто-то невидимый ставил перед собой цель сделать существование людей в армии невыносимым. Бытовые условия, боевые задачи - все напоминало эксперимент по выживанию». Так написал в предисловии к своей повести Николай Прокудин. Он писал об армии, всего лишь об армии. Но эти слова можно понимать шире. Даже вне армии - эксперимент по выживанию продолжается.

Николай ДОНСКОВ
Фото Юрия ФАЙНБЕРГА



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close