Как я с апраксиным ниенштадт брал

24 февраля 2003 10:00

Кампания Северной войны 1703 года была тяжелой. Бои за Ниеншанц и Ниенштадт, битвы в Ливонии, основание Петербурга и последующая сдача будущей столицы. Однако, несмотря ни на что, русские оказались сильнее, и отрыв от шведов составил почти 100 очков...





Генерала Апраксина я встретил на вокзале в Гатчине. Опознать его помогли не столько серые джинсы или сумка с надписью «Montana», сколько почтительное отношение к этому высокому усатому человеку его солдат: «Апраксин, - говорили они, - куда идти-то?»
Генерал останавливался на парковой тропинке, сверялся с картой и начинал рассуждать: «Наша задача - не пустить шведские отряды на помощь к их главным силам в Ниеншанце, который будет штурмовать наш главнокомандующий Шереметев. Они пойдут в крепость из Выборга». Первым местом диспозиции, на котором происходил смотр войск, был Ям. Во время смотра солдат проверяли на правильную пришитость погон и знание своего дела. «Кто, - спрашивали солдат, - войсками командует? В каком году воюем?» Солдаты мялись и бормотали что-то про 1703 год.
Ям, сразу скажу, остался за нами - атаковать никто и не пытался, а вот с Копорьем пришлось повозиться: шведы засели там, воткнули в снег четыре пушки у ворот крепости и начали осыпать нас снарядами. В общем, войска наши еле успели уложиться в нужное время и взяли крепость, когда на штурм оставалось секунд тридцать.
После этого в задачу наших полков входило удерживание стратегически важного перекрестка. Когда с этим справились, перешли на не менее стратегически важный мост. Тут вышла незадача (шведов было слишком много), однако появился главный посредник (главный посредник - он круче Шереметева, всё считает и следит за всем). Так вот этот главный посредник решил, что обижать русских не очень хорошо, и велел шведам уходить вбок. Шведы понедоумевали немного для приличия и ушли. А мы отправились Ниенштадт брать. С ходу взять не получилось, вступили перестрелку. По странному стечению обстоятельств два русских полка не выдерживали иноземного натиска и отодвигались от крепости. И казалось уже - не выполним план, но тут... Тут у шведов от пушки фанерка отлетела, и главный посредник сказал, что мы можем наступать, а шведы - пока пушку не починят - могут отступать. В общем, пока шведы репу чесали и изоленту искали, мы и Ниенштадт взяли, и отогнали этих трекрунорцев подальше - чтоб неповадно было. Удержать пункт взятия - это было делом техники. Я после этого генералу Апраксину говорю: «Вы знаете, что мы сражение из-за сломанной шведской пушки выиграли?» «Что ж, - отвечает, - значит Бог был с нами».
Видать, и правда с нами. На остальные полки его как-то не очень хватило: шведы и Дерпт, и Кронверк, и Ниеншанц, и даже Петербург захватили. Впрочем, один из главных посредников меня утешил: «Это, - говорит, - ничего; главное, что мы основать столицу успели, за это очков много дают».
Нам еще утешаться тем можно, что мы Ракобор, Вильнев, Мариенбург взяли и по мелочи кой-чего. Если скрупулезно считать, то мы у них по мелочи больше взяли, чем они у нас по крупночи. И войну выиграли - ура! С 23 февраля вас, защитники!

Алексей КОБЫЛКОВ
Фото Александра ГУТОРКИНА


P.S. Ни один ребенок в снежковой войне не пострадал. Между тем воевало этих детей - 500 человек с лишним. Воевали в Гатчинском парке, и на будущий год опять собираются.