Бить или не бить

27 марта 2003 10:00

В Российской армии этот вопрос, похоже, решен однозначно: бить. Причем это не зависит ни от географического месторасположения части, ни от того, считается она элитной или нет. И даже - от возраста участников процесса. Последние события в Петербурге показывают, что это относится даже к детям - тем, кто надел черные шинели престижного военно-морского Нахимовского училища.





Прошедший День защитника Отечества ознаменовался в северной столице очередными скандалами по поводу навязшей в зубах армейской дедовщины. Вначале это коснулось хорошо известной воинской части в пригороде Петербурга - Сертолово. Речь о пресловутой учебке, где новобранцы должны сполна познавать все прелести армейской жизни. Надо полагать, что именно так и было. Правда, навыки, которые прививали солдатам, оказались специфическими. Настолько специфическими, что два дня назад военная прокуратура возбудила уголовное дело по факту «превышения должностных полномочий с применением насилия» в отношении командира взвода учебной мотострелковой части учебного центра Ленинградского военного округа в Сертолово-2.
По версии военной прокуратуры, старший сержант «применял неуставные методы воздействия» к новобранцам. Что и побудило двоих из них, призванных исполнять «почетный долг» в декабре прошлого года, в середине февраля покинуть часть и, добравшись до города, обратиться за помощью в правозащитную организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга». «Матерям» солдаты пожаловались не только на систематические побои, но и на жуткие бытовые условия.
В результате в части была инициирована прокурорская проверка, результаты которой ошеломили. Выяснилось, что там процветала не только дедовщина, но и откровенное рабство. Солдат использовали как дармовую рабсилу, которую отправляли вкалывать в гражданские организации, при этом условия их размещения трудно было назвать иначе как скотскими. Кто из офицеров и какой «навар» получал от солдатских принудработ - об этом результаты проверки умалчивают. Но факт остается фактом: официальные предупреждения получили шестеро отцов-командиров (командир части, заместитель командира по воспитательной работе, начальник финансовой и начальник продовольственно-вещевой службы, а также два командира рот).
Авторитет «Солдатских матерей» в городе и даже за его пределами достаточно велик. Поэтому ручеек «бегунков» - как они называют солдат, сбежавших от армейского скотства и дедовщины, - тянется к их офису на Разъезжей улице практически не оскудевая. Многое повидали и услышали «Матери» на своем веку. Но то, что они увидели в этот раз накануне Дня защитника Отечества, заставило дрогнуть их закаленные сердца. 22 февраля к ним пришли трое 14-летних мальчиков, курсантов-нахимовцев. И стали рассказывать опять все то же самое: дедовщина, побои, беспредел...
Парадоксально, но факт: в это время военная прокуратура как раз проводила в Нахимовском училище плановую проверку. Ее цель, правда, была иной: контроль материального обеспечения и соблюдения правил распорядка училища. Теперь планы военных прокуроров, надо полагать, корректируются - в соответствии с обстановкой. Тем более что в ответ на телеграмму, которую «Солдатские матери» вместе с родителями пострадавших нахимовцев отправили министру обороны, 24 февраля в город на Неве срочно приехала разбираться комиссия во главе с заместителем главнокомандующего ВМФ Михаилом Захарченко.
Впрочем, как заявил заместитель военного прокурора Ленинградского военного округа Евгений Ткачук, говорить о чем-то конкретном пока рано, «устанавливаются очевидцы среди учащихся и степень ответственности должностных лиц в этой ситуации». Что касается очевидцев, то подтвердить факт дедовщины якобы готовы еще несколько курсантов. Должностные лица, как водится в подобных случаях, обвинения в свой адрес категорически отрицают.
- Все руководство Нахимовского училища, - заявил заместитель начальника учебной части Николай Довбежко, - и даже выпускники прошлых лет обеспокоены черной тенью, что пала на чистое имя этого известного учебного заведения после того, как стали обнародованы факты обращений родителей и трех первокурсников к общественности об избиениях товарищами по роте. Группа родителей учащихся в этой роте мальчиков утверждает, что они будут бороться за светлое имя училища и не позволят надуманно оскорблять его, тем более тем, кто сам участвовал в драках, а теперь жалуется.
Вот такой джентльменский набор аргументов, сопутствующих борьбе за собственную живучесть и ведомственную честь мундира: начиная от заклинаний (черная тень, упавшая на светлое имя), кончая обвинениями (сами, мол, виноваты, а еще жалуются). И еще обратите внимание на логику. Черная тень упала не после того, как стали известны безобразные факты, а после того, как они были обнародованы. Правозащитники, короче говоря, во всем виноваты, вместе с журналистами, конечно!
Положение в Нахимовском, судя по всему, серьезное. Сопредседатель «Солдатских матерей» Элла Полякова рассказала «Новой газете» о том, что двое из троих ребят были избиты очень сильно: у одного сломан нос, другой попал в больницу с сотрясением мозга. Особенно досталось ему после того, как он нашел в себе силы рассказать о царящих в училище нравах на собрании с участием офицеров, после чего, уже без офицеров,
с ним разобрались «обиженные». Что самое страшное, - по словам «Матерей», дело в Нахимовском не ограничивается одними побоями. Там и уголовный ритуал «опускания», и увлечение нацистской символикой. Стричься налысо и натирать голову солью, чтобы не росли волосы, - модно, иметь кличку «скин» - престижно...
Впрочем, комиссия во главе с замглавкома ВМФ факты неуставных отношений в Нахимовском училище пока не подтверждает.
- На настоящий момент факты избиений, насилия, сексуальных домогательств не находят подтверждения. По свидетельству медицинских структур Санкт-Петербурга, не было ни одного обращения по фактам сексуальных домогательств, - заявил помощник главнокомандующего ВМФ Игорь Дыгало. - Совершенно неуместны и провокационны сведения в прессе о якобы созданной в училище фашистской ячейке. Такие утверждения несостоятельны и носят характер очернительства традиций училища и Военно-морского флота. Никаких нацистских татуировок, а уж тем более пронацистских настроений в военно-морских учебных заведениях нет и не может быть, - подчеркнул он.
При этом капитан первого ранга Дыгало заверил общественность в том, что «главным принципом работы комиссии является полное и окончательное расследование фактов и недопущение их сокрытия». Что ж...
Пикантность ситуации придает то, что все трое ребят-нахимовцев - из военных семей, один - вообще потомственный моряк, мечтавший о Нахимовском с раннего детства. Не сошлись они, видать, характерами с нынешней армией. То ли характеры не те, то ли в армии что-то уже давно пора менять.

Николай ДОНСКОВ