Грязь без границ

13 марта 2003 10:00

Ни для кого не секрет, что треть стоков Петербурга сливается в Балтику безо всякой очистки. В сутки получается около 700 тысяч кубометров, за год - четверть миллиарда «кубов». Датчане, к примеру, утверждают, что питерская грязь обнаруживается даже у набережных Копенгагена. Не скрою, что подобное заявление слышать неприятно - за державу все-таки обидно... Но не будем холить собственный комплекс неполноценности. Как выясняется, и Запад не без греха. Да еще не без какого! Наша беседа с директором НИИ Атмосфера Виталием Миляевым - главным специалистом в городе по трансграничным переносам.



- Виталий Борисович, что такое трансграничный перенос?
- Земля, по сути, - небольшая планета, на которой совершается постоянный воздухо- и водообмен. При этом загрязнители могут распространяться на огромные расстояния от источников их выбросов. Не так давно в молоке эскимосских женщин обнаружили диоксины - порожденные цивилизацией яды. Казалось бы, откуда, когда вокруг бескрайняя тундра и ни одной заводской трубы? Принесено атмосферой, в результате того самого трансграничного переноса.
Так, канадцы имеют большие претензии к нашему «Норильскому никелю», выбросы которого, как они утверждают, портят им леса. На европейскую часть России поступает «трансгрязь» даже из США. Вклад Соединенных Штатов в наш «фон» достигает двух процентов. А что уж говорить о Европе? От ее источников на европейскую территорию России поступает огромное количество самых разнообразных загрязнителей, при этом с нашей стороны на их территорию переносится в 2-3 раза меньше вредных веществ, поскольку в северном полушарии преобладают западные ветра.
- Выходит, у россиян больше оснований коситься на своих соседей?
- Безусловно. И могу доказать на цифрах. Правда, воспользуюсь данными загрязнения Балтийского моря. Дело в том, что аэрозоли, выпадающие из атмосферы на водную поверхность моря, очень сильно влияют на качество морской воды. По оценкам исследований, в море через атмосферу поступает почти такое же количество грязи, сколько из рек вместе со сточными водами.
Атмосферными выбросами Балтику загрязняют не только Россия, Финляндия, Швеция, Дания, т.е. вся девятка, что выходит на морское побережье. Но и Англия, Франция, страны Средиземноморья и т.д. Словом, вклад России, в том числе и Санкт-Петербурга, оказывается мизерным.
Например, в 1998 году в Балтику из атмосферы попало около 240 тысяч тонн соединений серы. При этом Англии принадлежат около 12 тысяч тонн, Дании - 18, Германии - более 34, Польше - 42 тысячи, а России - чуть больше 10. Меньше нас - 6 тысяч тонн - сбросила только Финляндия, но все ее население равно населению Петербурга.
А вот по азоту Россия вообще оказалась последней, загрязнив море 3 тысячами тонн. Вклад Финляндии составил 5 тысяч, Польши и Швеции - почти по 12, Франции - 5,5... Всего же в море попало 130 тысяч тонн азотистых соединений.
- Какая еще «трансгрязь» прилетает в Петербург?
- Аммиак, тяжелые металлы, среди которых ртуть. Особенно много ртути вырабатывается в Англии, где для отопления традиционно используется уголь. И если аммиак быстро распадается, то тяжелые металлы и диоксины сохраняются столетиями, а значит, постепенно накапливаются в природе, чем и опасны.
- Что же получается, мы ходим по Питеру по колено в английской ртути?
- Нужно учесть, что мы говорим о фоновых значениях, которые почти не сказываются на здоровье. А потом с 1985 года - с тех самых пор, когда Европа взялась за борьбу с вредными дымами - их концентрации снизились в три и более раз. И будут снижаться в дальнейшем. Страны ЕС за этим строго следят.
Пожалуй, более опасная «трансгрязь» образуется из-за использования устаревших технологий. Сегодня Запад стремится от них избавиться, но одновременно еще и не остаться внакладе. Заметили, сколько появилось у нас красивых, ярких заправок? И только три из них отвечают современным требованиям.
- Неужели такая «карамелька» может быть вредной?
- Если вы были в европейских странах, наверняка обращали внимание, что в заправочные шланги вмонтированы воздухоотсосы. Другие варианты они у себя запретили. Но сбросили все старые к нам. Кажется, мелочь, а в Петербурге из-за этого повышено содержание летучих углеводородов.
- Почему же мы не отказались от хлама?
- Потому что пока у нас нет законодательных ограничений на устаревшие технологии. Не расстраивайтесь, заправки - лишь один пункт длинного списка...
Радует одно: в принятой в начале года новой редакции Закона «Об охране окружающей среды» о технологиях как раз говорится. Значит, через год-другой мы начнем разбираться, что брать, а что нет.
Бизнесмены тоже начинают понимать, что экологически чистое производство - это выгодное производство. Выбросы на территории Петербурга постепенно снижаются. А как только будут построены Юго-Западные очистные - это случится в 2005 году, - Питер начнет очищать 95 процентов собственных стоков.
Вот тогда-то за державу стесняться не придется ни перед кем.

Беседовала Лина ЗЕРНОВА