Иракский кризис местного масштаба

24 марта 2003 10:00

«По имеющимся у нас сведениям, гражданин Рамадан Раад Мазгар подал жалобу в суд на отказ в предоставлении временного убежища в соответствии со ст. 10 Закона «О беженцах». Слушание его дела назначено на конец марта 2003 года. В настоящее время указанный гражданин находится под угрозой депортации, что может явиться нарушением ст. 10 Федерального закона «О беженцах», а также ст. 33 Конвенции «О статусе беженцев»... Письмо с такими строчками получил на днях Александр Лобанов, заместитель начальника Управления паспортно-визовой службы ГУВД СПб. Отправитель - региональное представительство Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев.



Собственно, депортация и депортация: с чего бы ООН шум поднимать. Беда в том, что Рамадан Раад Мазгар - гражданин Ирака, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Он приехал в Россию в 2001 году. Регистрируясь в центре для беженцев Красного Креста, заявил, что в Ираке был в оппозиции к режиму Саддама Хусейна, а потому не мог ни жить, ни работать в стране. Поскольку выехал из Ирака нелегально, возвращение грозит ему большим тюремным сроком... Подобную историю рассказывают все иракцы, и проверить, насколько она правдива, невозможно. Так или иначе, во временном убежище Рамадану было отказано (кстати, как и всем остальным иракцам, обращавшимся сюда за помощью). Он подал жалобу и ждал суда, назначенного на 24 марта, так что находился в России на вполне законных основаниях.
В Петербурге Рамадан зарабатывал тем, что торговал шавермой у метро «Ладожская». В прошлую пятницу его задержала милиция, и из-за отсутствия регистрации он был отправлен в объединенный приемник-распределитель ГУВД. Афишировать задержание не стали, и в центре для беженцев узнали об этом только от его друга-иракца, который все время был рядом с Рамаданом как переводчик. Консультант центра Светлана Еремеева рассказала «Новой газете», что все обратившиеся к ним иностранцы регистрируются и получают справку, которая, в частности, содержит просьбу связаться с центром в случае задержания или каких-то экстренных обстоятельств. «В этом случае с нами никто не связался», - говорит она.
По словам Рамадана Раад Мазгара, в приемнике ему не предоставили ни переводчика, ни адвоката. Он также говорит, что подписал какую-то бумагу - вероятно, протокол о задержании: ни русским, ни английским гражданин Ирака не владеет, и о том, что подписывал, не имеет понятия.
Мало того, по прошествии двух суток иракец так и не увидел никаких документов, разъясняющих ситуацию. Не видела документов и адвокат Рамадана Ольга Цейтлина. Узнав о случившемся только во вторник, она направилась в приемник.
- Начальник приемника-распределителя Роман Тагиев сказал, что все документы в УПВС, - говорит Ольга Цейтлина, - а у него нет даже копий. Когда я заявила, что буду писать жалобу в прокуратуру, он попросил не делать этого, а решить все вопросы мирным путем через УПВС. На вопрос о том, почему иностранный гражданин содержится под стражей больше двух суток без решения суда, он сказал, что Рамадан содержится в приемнике согласно указу президента о борьбе с попрошайничеством и бродяжничеством от 1993 года. Однако этот указ не соответствует порядку задержания, предусмотренному Конституцией.
Прокомментировать нам ситуацию Роман Тагиев отказался, в отличие от заместителя начальника УПВС СПб Александра Лобанова.
- Гражданин Ирака находится в приемнике для установления личности, - рассказал Александр Лобанов. - Он был задержан без документов и регистрации на десять суток по санкции прокурора на основании указа президента РФ. Что касается депортации, то этот вопрос будет решаться по прошествии десяти суток и после установления его личности. Мы же не можем выдворить из страны неизвестного человека.
Представители центра для беженцев, однако, утверждают, что у иракца была при себе повестка в суд и справка о регистрации в центре. По их словам, у Рамадана также есть паспорт, то есть установить личность этого человека можно без проблем.
Между тем сегодня истекает десятидневный срок пребывания Рамадана в приемнике, однако выпустят ли его, не возьмется сказать никто. Тем временем адвокат Ольга Цейтлина собирается обжаловать не только задержание иракца, но и президентский указ во всех судебных инстанциях, вплоть до Верховного суда.
Надо сказать, что возникшая правовая коллизия не первая и не единственная. Дело в том, что некоторые положения законодательства о правовом положении иностранных граждан в РФ, позволяющие депортировать граждан без регистрации, противоречат не только Федеральному закону «О беженцах» и Конституции РФ, но и ратифицированным Россией европейским конвенциям, в частности 33-й статье Конвенции ООН «О статусе беженцев», которая запрещает высылать или возвращать беженцев в страну, где их жизни или свободе угрожает опасность вследствие их расы, религии, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений.
А если говорить об убеждениях, нельзя не отметить, что очень странно смотрится подобная ситуация на фоне заявлений мужественных политиков, которые громко заявляют о сочувствии дружественному народу Ирака. Хотя, конечно, если мы дружим вовсе не с народом, а с Хусейном, тогда, конечно, надо ему всех этих беженцев обратно отправлять: либо под пули попадут, либо сядут лет на двадцать...

Алексей КОБЫЛКОВ