Мордобой почти не виден

27 марта 2003 10:00

Практически одновременно в военном суде Санкт-Петербургского гарнизона начались слушания сразу трех дел о неуставных отношениях в воинских частях, расквартированных под Петербургом.





Мгинский новый год
4 января этого года 24 солдата из железнодорожной части, расквартированной во Мге, самовольно ушли из части и попытались пробиться к офису правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» на Разъезжей улице. Некоторых офицеры перехватили у самых дверей, но кое-кому удалось рассказать «солдатским матерям» о безобразиях, творимых в части. Впрочем, о многом матери были наслышаны и до этого. Тем более что в 2000 году только по ситуации во Мге к ним обращалось 90 человек.
То ли потому, что к этой истории сразу подключились журналисты, то ли по каким-то иным причинам, но по фактам произошедшего во Мге было возбуждено сразу два уголовных дела: в отношении шести офицеров по превышению должностных полномочий и в отношении пяти солдат срочной службы по совершению насильственных действий в отношений начальника.
Согласно материалам предварительного следствия, события развивались так. Капитан Руслан Присяч заступил ответственным по части в новогоднюю ночь 31 декабря 2002 года. По словам солдат, капитан перед обходом расположения части якобы пропустил несколько рюмок и был не совсем трезв. Однако и сами солдаты, судя по всему, не собирались встречать Новый год всухую.
Придя в расположение
3-й роты, Присяч обнаружил, что трое солдат - Валерий Хасанов, Евгений Адамов и Евгений Петровский вовсю выпивают и закусывают. Присяч сделал замечание дежурному - лейтенанту Нефедову. Но, вернувшись в расположение роты через пару часов, Присяч обнаружил, что пьянка продолжается. Капитан опрокинул табуретки, на которых было выставлено импровизированное угощение с выпивкой, и ушел. Через час он вновь вернулся и обнаружил все тех же пьяных солдат. Он построил нарушителей устава: к троим уже упомянутым добавились еще двое - Иван Забавов и Сергей Русяев. Последний, по версии следствия, вел себя агрессивно - между ним и офицером завязалась драка. В драку включился Забавнов. Капитана повалили на пол и стали избивать. Офицер дважды выстрелил из газового пистолета вверх, но солдаты не реагировали. Более того, к месту происшествия прибежали другие военнослужащие, включившиеся в потасовку... Но в конце концов побоище все же удалось прекратить.
За обиду, нанесенную своему сослуживцу, солдатам отомстили офицеры: начальник штаба майор Владимир Волынец, его брат, командир взвода старший прапорщик Алексей Волынец, командир роты старший лейтенант Владимир Трофимов, зам командира роты старший лейтенант Сергей Митин, командир взвода лейтенант Александр Горбачев и старший инженер техчасти старший лейтенант Александр Рябков. Они завели в бытовку двух солдат: Хасанова и Забавнова, где выбили у них имена остальных участников драки. А затем «поработали» уже со всеми: били ремнями, стульями, резиновой дубинкой. А 3 января, построив роту на плацу, офицеры вновь занялись рукоприкладством и импровизированными «строевыми учениями» в 30-градусный мороз, после чего из части и ушли больше двух десятков солдат...
В итоге под следствие попали как солдаты - Валерий Хасанов, Иван Забавнов, Сергей Русяев, Анатолий Чудовских и Евгений Адамов, так и офицеры - Владимир Волынец, Алексей Волынец, Владимир Трофимов, Сергей Митин, Александр Горбачев и Александр Рябков.
Впрочем, по мнению Эллы Поляковой, сопредседателя «Солдатских матерей», военная прокуратура постаралась максимально «развалить» дело. Полякова рассказала «Новой газете» о том, что на солдат в ходе следствия якобы оказывали давление, к тому же их вернули в ту же самую часть... Но окончательно судить об этой истории можно будет, конечно же, только после вынесения приговора. Пока «мгинские» дела, которые начали слушаться 24 и 25 марта, пришлось отложить - до 2 и 4 апреля...

«Спасательная» операция
24 марта в том же суде начался еще один процесс - по фактам избиений офицерами солдат 238-го отдельного спасательного отряда Северо-Западного регионального центра МЧС, расквартированного в Колпине.
В превышении должностных полномочий военная прокуратура обвиняет заместителя командира отряда Олега Гончарова и начальника штаба Евгения Мусиенко, которым инкриминируется пять эпизодов неуставных отношений с солдатами.
Последней каплей, по версии следствия, якобы стал такой случай. Подвыпивший Гончаров пришел 18 октября 2002 года в расположение отряда, где обнаружил, что часть военнослужащих игнорирует утреннюю физзарядку, мирно лежа в кроватях. Командир решил «помочь» выполнить распорядок, избив солдат резиновым шлангом и металлическим прутом.
После этого полтора десятка военнослужащих самовольно покинули часть и обратились все к тем же «Солдатским матерям», сообщив о массовом избиении солдат офицерами части. Телесные повреждения, причиненные военнослужащим, были зафиксированы медиками. Представители «Солдатских матерей» вызвали сотрудников военной прокуратуры, которые провели первичный опрос солдат.
Прокурорской проверкой не ограничились - собственное разбирательство с выездом на место событий предприняла специальная комиссия МЧС. Итог неутешителен - было выявлено множество нарушений, а командира - полковника Суркова и его заместителя по воспитательной работе - подполковника Мудряева отстранили от занимаемых должностей приказом министра Сергея Шойгу.
Кстати, и для этой части неуставные отношения - тоже не новость. Еще полтора года назад здесь же были зафиксированы похожие случаи, по которым также проводились разбирательства...

Разная статистика
Как сообщил «Новой газете» председатель военного суда Санкт-Петербургского гарнизона Юрий Козлов, в 2002 году судом за различные преступления были осуждены 157 военнослужащих - как солдат, так и офицеров. 32 человека из них - за неуставные отношения (офицеров в этом списке нет).
По словам Эллы Поляковой, к ним за прошлый год поступило 800 обращений. «К сожалению, большинство обращений по этим фактам в военную прокуратуру заканчивается тем, что «прокурорская проверка не находит подтверждений», - говорит Элла Полякова, - а пострадавшим солдатам попросту предлагают помочь комиссоваться, давая направление на военно-врачебную комиссию».

Александр САМОЙЛОВ
фото Николая КУХАРСКОГО


P.S. Свидетельством того, что во время прокурорских проверок дедовщины в армии слишком часто «факты не находят подтверждений» может служить и история с Нахимовским училищем. Прокуратура Петроградского района, которая проводила проверку по заявлениям троих курсантов и их родителей, не установила фактов физического насилия. 25 марта было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по всем трем заявлениям.
Впрочем, по словам матери одного из троих курсантов, Марины Соболевой сейчас у нее на руках имеются новые доказательства, так что пока в этом деле рано ставить точку...