Угроза превыше всего

10 апреля 2003 10:00

В истории с пресловутым долгом РАО «ВСМ», который российское правительство опять попыталось повесить на Петербург, пока поставлена точка: блокировка средств федерального бюджета, причитавшихся северной столице, отменена. Более того, представители Минфина России уверяют, что никакой блокировки, оказывается, и вовсе не было. А что же было-то?



Было, как нас заверяют, лишь техническое предупреждение - такое же, как и в адрес еще десятка регионов, у которых были проблемы с признанием тех или иных долгов по бюджетным кредитам. И цель якобы была одна-единственная - заставить регионы представить отчеты об исполнении своего бюджета. Что называется, гроза сильнее исполнения. При этом только Петербург, по словам представителей Минфина, «поднял шум на всю страну», а все остальные тихо сидели и не выпендривались. Да и вообще, «ситуация неоднозначна»...
Что же, если бы питерские власти тоже сидели тихо - долг РАО «ВСМ» давно бы уже взыскивали за счет питерских налогоплательщиков. И если бы Законодательное собрание 2 апреля практически единодушно не приняло весьма жесткое обращение к премьеру Михаилу Касьянову, где потребовало не только пресечь незаконные действия Минфина, но и привлечь к ответственности его руководителей, устраивающих всевозможные «блокировки», - еще неизвестно, была бы блокировка снята, или нет.
Что же касается самой ситуации, то она представляется вполне однозначной. Как бы ни утверждали в Минфине, что Петербург давал контргарантию по кредиту РАО «ВСМ», законной силы она иметь не может. Достаточно заглянуть в закон «О порядке заключения договоров Санкт-Петербурга», чтобы в этом убедиться. А там записано: любые финансовые обязательства города, не предусмотренные бюджетом текущего года, обретают силу лишь в том случае, если соответствующий договор утвержден Законодательным собранием.
При этом процедура, установленная законом, такова: договор сперва подписывается губернатором, а затем вносится на утверждение депутатов ЗакСа. Поэтому утверждения о том, что Владимир Яковлев вообще не имел права подписывать договор поручительства по кредиту РАО «ВСМ» и потому должен отвечать за превышение полномочий, вообще говоря, неточны - ставить свою подпись градоначальник мог. Ответственность питерского губернатора в «высокоскоростной» истории лежит совсем в другой плоскости - не юридической, а политической. Ведь в 1998 году он не только активно проталкивал утверждение договора в городском парламенте, но и неоднократно обращался в Минфин, просил продолжать финансирование по указанному кредиту и обещал, что договор вот-вот утвердят. А сегодня Владимир Анатольевич говорит, что администрация города и он лично всегда были против предоставления городских гарантий для РАО «ВСМ». Но еще живы те, кто помнит, как сторонники губернатора добивались утверждения поручительства и как уверяли всех, что ВСМ - безусловно выгодный для города и окупаемый проект...
Между тем ситуация разворачивается так, что, похоже, без суда обойтись не удастся. Причем оспаривать в суде надо не действия российского правительства, а сам договор поручительства, который следует признать юридически ничтожным. Иначе дамоклов меч в виде обязательств по кредиту РАО «ВСМ» так и будет висеть над Петербургом, и при каждом удобном случае тема мифической ответственности города за этот долг будет возникать вновь и вновь и использоваться как рычаг для политического давления. Ведь федеральная власть до сих пор так и не признает, что отвечать за «высокоскоростной» кредит должна она и только она. Вместо этого мы слышим, что Минфин готов, мол, «пойти на компромисс» - реструктурировать задолженность, растянув выплаты по времени. Но этот вариант неприемлем для города, поскольку он означает бесспорное признание Петербургом долгов РАО «ВСМ». Как в старом анекдоте: «Мы с женой вчера поспорили, но пришлось пойти на компромисс: я сделал так, как она хотела...»

Борис ВИШНЕВСКИЙ